Дмитрий Костюминский: «Нужно найти то, что вложил в тебя Бог»

О «Дахе», европейской интеграции и новом украинском театре


Текст: Ольги Артеменко

Фото: из архива Дмитрия Костюминского

 

Дмитрий Костюминский — актер и художник-постановщик театра «Дах», один из главных организаторов «Гогольфеста». Он из тех, кто нашел себя, выйдя из-под отцовского крыла «Даха», проложив собственный путь и уверенно начав по нему двигаться. Недавно Дмитрий дебютировал как режиссер с интерпретацией извечной шекспировской темы борьбы со своим «я» в украино-швейцарском проекте «Гамлет. Вавилон». Спектакль получил признание, как у отечественной, так и у европейской публики. Дмитрий Костюминский рассказал о даховской школе, специфике европейского театрального мира и поделился видением современного театра в Украине.


Дима, как ты очутился в «Дахе»?

Когда учился на третьем-четвертом курсе, начал ходить в «Дах» как зритель. Во время первого спектакля спал, конечно. Потом увидел постановку Оглоблина «васса Железнова», которая побудила во мне какое-то невероятное чувство. Я понял, что хочу здесь играть. Хоть и не актер вообще. По образованию я художник по текстилю. Начал регулярно посещать спектакли, познакомился с ребятами из труппы, которые были такими же студентами, как и я, с Владом. Приходил к ним на занятия в институт. Однажды Анна Иовова, бывший администратор театра, попросила меня о помощи как художника. А уже на пятом курсе я отдал себя «Даху» целиком. В каком спектакле дебютировал? Проработав год в театре, я получил первую роль. По-моему, это был «Пиранделло» (прим. — «Почти спектакль почти по Пиранделло, или Танец смерти»). До этого работал в «Дахе» монтажником.

 

Будешь продолжать сотрудничать с «Дахом»? И если позовут, согласишься?

Его закрытие повлияло на то, что я начал свое дело. «Дах» занимает все время, хотя у меня получалось как-то совмещать. И, смотря, что делать. Мне же не обязательно возвращаться в «Дах», чтобы играть в каком-то спектакле. Можно создавать коллаборации.

Сцена из спектакля Сцена из спектакля
Пойдешь играть в старых спектаклях?

Не знаю. Какой смысл в старых? Было и прошло. На мой взгляд, «Даху» необходимо делать свежие проекты. Зачем пытаться воскрешать труп? Новое лучше, ведь жизнь в движении. Сейчас в новом нуждается Украина, «Дах» и я.

Кроме того, играть одно и то же очень утомительно. Вот «Украинский декамерон», эдакая даховская священная корова, игрался около 9 лет. Структура спектакля уже была разрушена, мы держали только общую форму, уверенно чувствуя себя на сцене с текстом Клима.

 

Кого считаешь своими учителями в плане театрального искусства?

У меня было три главных учителя театра. Это Владимир Оглоблин, первый режиссер «Даха», который дал мне понимание тонкости театра и привил к нему любовь. Потом Клим — драматург, глубочайший философ. Ну и конечно же Влад Троицкий. Он — земледел, ведь театр — большой труд, где нужно, подобно коню, запряженному в плуг, бороздить почву, готовить ее для своей художественной идеи. Сложный рутинный путь к реализации этой идеи и есть, на самом деле, театр.

Когда Влад учил нас, приглашал представителей разных театральных направлений для формирования общего понимания театра. Это Борис Юхананов, Сергей васильев и множество других значимых личностей.


«Дах» закрывался на достаточно длительное время. Где работаешь сейчас?

Я только вернулся с гастролей. Нужно найти работу, как-то собрать себя, потому как последние полгода я посвятил работе исключительно над своим проектом «Гамлет. Вавилон».

«Гамлет. Вавилон» «Гамлет. Вавилон»
Расскажи, как создавался «Гамлет. Вавилон»? И почему главную роль сыграл поляк из Швейцарии?

Когда мы делали с Дахом «Вий», я познакомился с Бартоломеем Созански, актером и режиссером, который сыграл главную роль в спектакле. Мы подружились. Я предложил Бартеку создать проект, спросив, что бы он хотел сыграть. Он выбрал Гамлета.

Организацией занимались мы с Бартеком. Я исполнял роль режиссера, художника, сценографа, администратора, техника, осветителя. А Бартоломей был актером, переводчиком, техническим работником и еще кем-то. Также я впервые в жизни занимался отбором актеров. Подобного опыта не было, так что пришлось попыхтеть.

 

Выступая в роли режиссера впервые, ты боялся чего-то?

Стоял вопрос: либо буду дальше заниматься режиссурой, либо покончу с этим делом раз и навсегда. Я как будто учился плавать, проговаривая: «Нет, не прыгну, страшно». Но потом прыгнул и поплыл. «Гамлет», на мой взгляд, получился. Все опасения компенсируются, когда можно отдать то, что у тебя в средине, услышав слова благодарности в ответ.

Где прошла первая презентация «Гамлет. Вавилон»? И как изменился спектакль в результате?

"Вий". Совместный проект театра "Дах" и театра Види-Лозанна (Швейцария) "Вий". Совместный проект театра "Дах" и театра Види-Лозанна (Швейцария)

В Украине премьера состоялась в ноябре 2013 года. Поскольку это украино-швейцарский проект, премьера была еще и в Женеве. С момента первого показа я несколько переделал постановку. Вначале планировалось, что «Гамлет» будет моноспектаклем. Но текст и сценография непредвиденно изменились, и, думаю, к лучшему.

 

Где еще покажите «Гамлет. Вавилон»?

Сейчас ведутся переговоры по поводу гастролей в Австрии и Венгрии. Осенью, возможно, будет тур по украинским городам, среди которых пока могу назвать только Киев и Львов.

«Гамлет» игрался уже 8 раз. Согласно европейской практике, где нет понятия репертуарного театра, для проекта это вполне достаточно, его можно закрывать.

 

Где гастролировали? Как приняли твою работу в Европе?

Лучше, чем я ожидал. Мы показывали спектакль в Женеве и Навшателе, Швейцария. Неожиданно для меня реакция публики была очень адекватная. Хотя швейцарцы еще на премьере в Киеве, говорили, что постановку гораздо лучше воспримут за границей. В Женеве искушенный зритель, поскольку там ежедневно проходит порядка 15–16 спектаклей. На этот маленький город приходится около 80 театральных компаний. Поэтому если на твой спектакль пришли — это уже достижение.

Дмитрий Костюминский Дмитрий Костюминский

Готов ли украинец к новому театру, такому как «Гамлет. Вавилон»?

Безо всяких подозрений или сомнений, однако не могу сказать, что масштабно. В Украине бытует мнение: театр европейского образца — это что-то недостижимое. Просто мы совершенно другие со своей уникальной глубокой культурой, но, к сожалению, без базы и театральной школы. Нужно образовывать людей, ведь у нас талантливейший народ, особенно в сфере искусства.

Необходимо показывать Украину. «Дах» выступает чуть ли не единственным представителем украинского театра в Европе, где нас знают больше, чем на родине. Украина имеет потенциал в ближайшие 5 лет стать одной из точек на карте театрального мира.

 

Много даховцев выступали на Майдане на протяжении осенних и зимних революционных событий? Ты был там?

Да, я принимал довольно активное участие в этих событиях.

 

О чем твоя гражданская позиция?

Могу сказать одно: я украинец и должен стоять за свое гражданское право. Я хочу быть независимым ни от кого. Украина — настолько большая и богатая страна, что мы не нуждаемся ни в каких присоединениях.

Наш народ как далек от Европы, так и близок к ней. Я не за вступление в Евросоюз, но некая интеграция нужна. Думаю, если мы станем ближе к Европе, через 10 лет Украина, с ее реальным потенциалом и ресурсом, может занять очень серьезную позицию. Конечно, при условии полной смены системы в стране.


Другие статьи из этого раздела
  • Школа театру Андрія Мостренка

    Я ніколи не думав про те, що моє майбутнє буде пов’язане з акторством. Хіба що у дитинстві мріяв бути клоуном, але то були дитячі фантазії… Хотів стати військовим… Був у армії: тричі стрибав з парашутом для того, щоб взяли в десант, але не склалося, і напевно, слава Богу. Півтора роки прослужив у Німеччині, а повернувшись на батьківщину, у Таллін, пішов на завод слюсарем
  • Портреты актеров Кабуки: Очерк о театре Кабуки и японской живописи Укие-э

    Благодаря уникальной трехсотлетней изоляции Японии от внешнего мира в период правления сегуната Токугавы — период Эдо, формы и жанры искусств смогли сохраниться в своем изначальном виде, не претерпев никаких влияний извне. И аристократический театр Ноо, и низкий театральный жанр комедии Кеген, и некогда демократический театр Кабуки, и кукольный театр Дзерури (позже более известный как Бунрако) — все эти и другие на сегодняшний день традиционные театры Японии сохранили свою первозданную манеру исполнения.
  • Соломія Крушельницька: «Тріумф щовечора… це забагато»

    Попри те, що цей образ ніколи сповна не відповідав її характеру, і в житті Соломія заледве нагадувала несамовито-імпульсивну амазонку, їй, як і Брунгільді, було властиве почуття обов’язку до власного покликання і рішучість. В юності, будучи донькою священика, незважаючи на громадський осуд, напередодні весілля вона розірвала заручини з семінаристом Гутковським
  • Ксения Николаева: О любви

    Доверительная повествовательность тона. Мягкие интонации. Ксения Николаева на сцене уже тридцать лет. Сейчас играет в Театре на Левом берегу Днепра. Ее сценическое и жизненное обаяние сродни дорогому вину: выдержанный вкус. Дочь актрисы, мать художницы, с галереей образов — от Снежной Королевы до Раневской. Мы застаем ее улыбающейся и готовой рассказать о себе… только то, что нам позволено услышать. Вглядитесь — и вы заметите, что ее легкость приправлена горчинкой грусти — от жизни, от трудной и прекрасной сказки театра… от любви. История жизни, которую нам только приоткрыли.
  • One woman show як румунська театральна альтернатива

    Одного вечора мені пощастило опинитися в одній румунській забігайлівці, де на двометровій сцені обіцяли показати one-woman show. У цьому словосполученні не так насторожувало слово «шоу», що органічно вписувалося в навколишню атмосферу, як його «жіноча» якість. На моє здивування, на сцені замість очікуваної стриптизерки чи фокусниці з’явилася тендітна жіночка із хустинкою в руках, яка почала свій монолог.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?