Злой рок. «Гамлет»25 апреля 2009

Текст Марыси Никитюк

Фото Ярославы Кравченко

Одесский украинский театр им. В. Васылько

Режиссер: Дмитрий Богомазов

Переводчик: Юрий Андрухович

Художник сцены: Александр Друганов

Режиссер пластических решений: Лариса Венедиктова

Музыкальное решение: Александр Курий

Роли исполнили: Яков Кучеревский, Валерий Швец, Евгений Юхновец, Александр Станкевич и др.

Премьера: 15 апреля 2009

Общие детали

Учитывая имена создателей «Гамлета», эта постановка обещала быть захватывающей, подлинной и неповторимой. Режиссер-постановщикДмитрий Богомазов ─ единственный самобытный режиссер в Украине, работающий на территории условного метафорического театра, замыслы которого завораживают интеллектуальной утонченностью, жестким математическим расчетом и красотой.

В Одесском украинском театре уже есть три богомазовских спектакля: «Эдип» по Софоклу, «Что им Гекуба?» по одиозной пьесе Саксаганского «Шантропа» и по «Гамлету» Шекспира, «Счастье рядом» по «Украденному счастью» И. Франко. И после трехлетнего перерыва Дмитрий Богомазов взялся поставить здесь «Гамлета».

Для любого режиссера «Гамлет» ─ одна из самых желанных шекспировских пьес, проверяющих на зрелость, на масштаб мировоззрения, на художественность и оригинальность. Чтобы поставить «Гамлета», необходимо иметь высокий уровень профессионализма.

«Гамлет» в Одесском украинском театре им. В. Васылько «Гамлет» в Одесском украинском театре им. В. Васылько

Все самое-самое

К постановке трагедии Богомазов привлек лучших мастеров украинской сцены. Текстовая основа постановки ─ украинский перевод «Гамлета» Юрия Андруховича, осуществленный некогда для Молодого театра. Текст Ю. Андруховича стилистически раскрепощен, свободен от купюр советской цензуры и, безусловно, отмечен поэтикой самого писателя. К постановке привлечен лучший в Украине художник сцены, автор оригинальных сценографических решений ─ А. Друганов. Над музыкальным сопровождением работал А. Курий — главный режиссер по музыке в Театре на Левом берегу, всегда предельно точный в подборе звукового решения. Л. Венедиктова — чуть ли не единственный хореограф в Украине, работающий с пластическим выражением психологического рисунка образа, осуществляла хореографическое решение постановки в тональности физического театра.

С этой творческой группой Богомазов работает в Киеве уже достаточно давно и в просторном Театре на Левом берегу Днепра и у себя в театре «Вільна сцена». Но в Одесском украинском театре объединились два наилучших качества этих киевских площадок. Во-первых, Одесский театр достаточно большой, он с лихвой восполняет потребность Д. Богомазова в большой сцене. А во-вторых, здесь киевским художникам предоставили полную свободу действий.

Полоний — Евгений Юхновец Полоний — Евгений Юхновец

Атмосферный Гамлет

Все говорило о том, что постановка будет очень сильной. Но, несмотря на потенциал создателей, на проработанность деталей, на декоративно-образную эффектность действия в целом, как бы ни хотелось, невозможно говорить о его содержательном совершенстве. Центральная идея «Гамлета» Д. Богомазова ─ идея фатума: события трагедии попросту выстроились, как в пасьянсе, по воле судьбы, и никто из участников ее ни в чем не виноват. Наиболее объемно эта идея выражена в образе пяти мойр-плакальщиц, которые появляются во втором акте и убивают в заключительной сцене Гамлета, Лаэрта, Гертруду и Клавдия. Но, к сожалению, образ этот затерялся в декоративных изысках первого акта и в незаконченности второго, что так и не позволило всей постановке собраться вокруг единого, сильного семантического ядра.

Однако некую содержательную недосказанность (которая, возможно, будет устранена в дальнейшем) искупает неповторимая, густая, подлинная атмосфера гамлетовского мира зла, которая стала главным действующим лицом и точкой отсчета постановки. Первый акт решен в белоснежных тонах, зловещей стерильностью веет от светящейся белой плитки пола, от костюмов Офелии, Полония, Клавдия и Гертруды. На белых испещренных графикой декорациях неотчетливо проступают коричневые пятна — застиранная кровь. Атмосферой преступления, греха пропитан схематичный Эльсинор (замок Гамлета).

Мрачный, угрюмый фон задает удивительная по своей красоте и функциональности декорация А. Друганова. Сцена поделена на три части. В глубине находится завешенный до второго акта огромный череп, подсвеченный силуэт которого проступает на ширме как знамение неизбежной катастрофы. Середина сцены отдана Эльсинору: здесь живут и передвигаются обитатели замка. Три ряда белоснежных (в едва заметных пятнах крови) занавесей с чудесными графическими изображениями вельмож, садов, орнаментов перекрывают друг друга, меняя место действия. Сменой и движением декоративных занавесей достигается потрясающая внешняя динамика, которая компенсирует монотонность эмоционального рисунка персонажей. Ближняя к зрителю черная занавесь закрывает декорацию, оставляя темную полосу авансцены ─ подсознание Гамлета ─ сюда он входит, чтобы озвучить свои путанные монологи.

«Гамлет» в Одесском украинском театре им. В. Васылько «Гамлет» в Одесском украинском театре им. В. Васылько

Второй акт на контрасте решен в черных тонах, он менее динамичен и не так декоративен. Огромный череп на голой сцене был бы самодостаточным образом, если бы его как-то вовлекли в действие, но, к сожалению, его появление ничем не было оправдано, и к концу постановки впечатление угрюмого величия было смазано. И тем не менее дыхание трагедии, зла, греха, неотвратимости было прекрасно воплощено режиссером, продумано в деталях, передано в интуитивных оттенках и в ощущениях.

Персонажи

В «Гамлете» Богомазова нет негативных персонажей, все они отстранены от своей реалистической первоначальной сути, что присуще условному режиссерскому театру. Волею режиссера всем, кроме Гамлета, отказано в динамике характера, персонажи, как карточные фигуры застыли в одном характеризующем жесте, в одной эмоциональной тональности речи.

В спектакле четко выделены три круга образов, центральное лицо первого круга ─ Гамлет, наделенный рефлексией умалишенного, характерный герой, обнажающий внутреннюю трагедию сознания. Яков Кучеревский (ведущий актер Одесского украинского театра) в этой роли выглядит убедительно. Его взгляд обращен в себя, он то вдруг вскрикнет, то зашепчет, то прокричит какое-то слово, взъерошивая волосы, угловато и рвано двигаясь. Его тон держится одного эмоционального оттенка, но ярко «говорят» его мимика и жесты, воспроизводя глубокое нервное расстройство принца Датского.

Гамлет-Яков Кучеревский Гамлет-Яков Кучеревский

Ко второму кругу персонажей принадлежат Полоний, Гертруда, Клавдий, Офелия, Гильденстрен и Розенкранц. Они «карточный» персонажи, марионетки в плотоядном Эльсиноре. В первом акте они носят белые платья с изображением мужчин и женщин, вторящих рангу и полу их персонажей. Во втором они ─ в черных одеждах ─ подчеркнуто готические куклы судьбы.

Удачным является решение Гильденстерна и Розенкранца. Они появляются на фоне расписных обоев, в костюмах, сливающихся с их орнаментом, не имея лиц, они не имеют индивидуальности ─ хамелеоны, говорящие хором.

Розенкранц и Гильденстерн замаскированы Розенкранц и Гильденстерн замаскированы

Третий круг ─ силы рока: Горацио, мойры и шуты относятся к вершащим судьбу персонажам. Горацио (Александр Станкевич) ─ кукловод, открывает и задергивает занавеси, меняя действие, тихо комментируя его неумолимый ход. Два шута, копающие могилу Офелии, одеты в средневековые балаганные наряды с бубенчиками, они играют мертвыми, доставая с могил черепа, издеваясь над живыми ─ Гамлетом. Растерянный Лаэрт спрашивает их, все ли было сделано для Офелии, а в ответ ─ безмолвие и тихое позвякивание бубенчиков. В этом образе зловещей тишины есть нечто истинно устрашающее — небеса всегда молчаливы, когда человек в агонии кричит им «за что?!», единственное, что можно услышать в ответ, — издевательское позвякивание шутовских колокольчиков. Вот и весь ответ. В этой мастерски выраженной беззащитности человека перед собственной судьбой ─ леденящий ужас «Гамлета», потрясающе обновленная Дмитрием Богомазовым идея Шекспира.

«Гамлет», акт второй «Гамлет», акт второй

Этот просвечивающий сквозь некоторые недоработки (вялость второго акта, смазанный финал с мойрами-плакальщицами) замысел режиссера все же завораживает и заставляет думать, что перед нами ─ настоящий театр.


Другие статьи из этого раздела
  • Театр і революція. творчість познанських «вісімок»

    У Польщі Театр Восьмого Дня вже став класичним, пройшовши довгий шлях від студентського театру поезії до театру європейського рівня. «Вісімки» спробували вдосталь різноманітних технік та напрямків (включно із методою містеріального театру Гротовського) до того, як зрозуміли, що саме вони прагнуть доносити людям. Цей театр можна назвати послідовником театру Ервіна Піскатора та в дечому навіть Мейєрхольда.
  • Железные человеки. Перформанс «Даха»

    Фотоотчет из открытия Лаборатории современного искусства «Бурса», перфоманс театра «Дах» в постановки Влада Троицкого. 16 октября 2008 года
  • Призрак Уайльда в ТЮЗе

    Мюзикл «Привид замку Кентервіль» поставлен, как утверждают создатели, по мотивам произведения О. Уайльда «Кентервильское привидение». От оригинала, впрочем, осталось немного: герои, место действия и несколько диалогов. Кроме того, история переместилась на тридцать лет вперед. Осовременивая сюжет, режиссер Артур Артименьев ввел в спектакль самолеты, радио, распылители на банках и прочие атрибуты нашего времени, призванные, очевидно, приблизить действие к зрителю театра, то есть — к среднестатистическому школьнику.
  • В поисках руки и утраченного смысла

    «Мясорубка» с душераздирающими подробностями на сцене Молодого театра
  • Лолита, два взгляда.

    На сцене Театра Драмы и Комедии на Левом берегу Днепра представили вполне весеннюю премьеру — спектакль «Лолита» в режиссерском прочтении Андрея Билоуса. И получили вполне среднюю постановку, застрявшую между иносказательностью откровенных сцен и их прямым изображением. Не порнографическая «Лолита», и не метафора из цветочных лепестков, сахарной ваты и розового кружева, а нечто среднее, убоявшееся дерзнуть и переосмыслить классический первоисточник.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?
Можно посмотреть и, мешочки из флока с нанесением.