Время маленьких людей19 марта 2008

Без хребта.

Текст Марыси Никитюк

Фотографии Андрея Божка

«Я хочу новый позвоночник, я хочу ходить прямо»

Крецкий

Пьеса: «Бесхребетность. Вечер для людей с нарушенной осанкой

Автор: Ингрид Лаузунд. Немка

Режиссер: Влад Троицкий. Свой

Место постановки: ДАХ

В Германии живет и работает Ингрид Лаузунд. Она драматург, она пишет пьесы. Она написала «Бесхребетность. Вечер для людей с нарушенной осанкой». Исполненный иронии прозрачный и легкий текст. Это одновременно и комедия, и негероическая драма о мелких людях в системе офисного быта.

Пьеса Лаузунд — образец постинформационного мышления. В ней можно увидеть развлекательную и остроумную комедию для массового зрителя, лирическую комедию или едкий сарказм на новый бюрократический строй. А можно обнаружить без меры обмельчавших людей, наедине повторяющих себе, что они хотят новый позвоночник, чтобы ходить прямо, и тут же добавляющих: «малость замахнулся».

Это один из самых дорогих спектаклей театра ДАХ. Холодный high-tech отсылает к точности кибергеометрии. Интимная сцена ДАХа оббита стальными пластинами: неуютно и жестко. На сцене пять полукруглых кабинок соединены с потолком железными трубками. Влад Троицкий сделал акцент на отчуждении: актеры статичны, они сидят на своих рабочих местах, к которым прикреплены видео-камеры, снимающие каждого из персонажей и транслирующие изображении на металлический экран в глубине сцены.

Шмит (Даша Бондарева) сидит за своим рабочим местом Шмит (Даша Бондарева) сидит за своим рабочим местом

Система жесткого контроля, почти клинической иерархии, где каждого назвали, умыли, расфасовали, упаковали и разложили — это система служебной, офисной жизни, упраздняющей личность. Сегодня легко быть ровным, быть как все, глубоко пряча собственное мнение и в итоге просто потерять его.

Привычного театрального действия в постановке почти нет, актеры сидят на своих рабочих местах, лицо и руки — это их единственные выразительные средства. Пять человек, общаясь друг с другом с помощью камер, изображают современный офис. Здесь каждый сидит в Гугл-токе, межличностное общение прервано, а коммуникация через машины искривлена ложью, двусмысленностью и паранойей. Вот Хуфшмит и Шмит, которые друг друга ненавидят, обговаривают совместную работу: «меня от тебя тошнит», «меня от тебя уже стошнило», «я тебя урою, сначала тебя, а потом тебя».

Готовясь войти в дверь к шефу, сотрудники репетируют движения, чтобы лучше выглядеть. А выходят от него просто без лица — вместо него — кусок теста, или с ножом в спине, или с собственной головой под мышкой.

После «плодотворного» разговора с ШЕФОМ Кристенсен (Вишня) разгуливает с ножом в спине После «плодотворного» разговора с ШЕФОМ Кристенсен (Вишня) разгуливает с ножом в спине

Сотрудники:

— Крецки, красив, одет небрежно, местный шут и плут

— Хувшмит, офисный лидер, агрессор

— Шмит, железная леди, на лицо жесткий феминизм

— Кристенсен, самый добрый человек офиса

— Крузе, неудачник, «как бы не был ты сам низко, он всегда будет ниже»

Особенным образом выставлен свет, освещая актеров, либо снизу, либо сверху — лица поглощаются полумраком, очерчивая глубокие тени под глазами и впалость щек. На экране движется аватарка каждого в черно-белом цвете. Актеры работают на камеру, осваивая новый тип игры.

Наташа Беда, ведущий-суфлер-надсмотрщик, то и дело железным тоном лагерной фурии чеканит команды рабочим и названия глав, из которых состоит спектакль. Озвучивает на пару с Игорем Постоловым — шепелявящим компьютерщиком — объяснительные куски, читает ремарки, придавая порядку офисной жизни лагерного оттенка.

Наташа Беда, стальная девочка (в глубине), за всем следит, все контролирует Наташа Беда, стальная девочка (в глубине), за всем следит, все контролирует

Спектакль движется в рваном ритме, постоянно наступая на паузы. Даже когда герои наедине, в любой момент может прозвучать свисток, а потом команда «Пауза». Перед зрителем рождается и умирает ежесекундно онлайн-фильм: театр по законам кинокадра или кино в нефиксируемом режиме быстротечности.

Влад Троицкий создал прообраз веб-спектакля. Но как бы ни была компьютеризирована постановка, она не теряет человеческого характера. Возможно, это один из самых человечных спектаклей. Человек — создание самое благородное. Человек — создание самое низкое. Он волен творить изумительные вещи, но ему никогда не выйти из повторяемого хода собственной мелочной и пустой жизни.

Ингрид Лаузунд говорит о том, что боль другого недоступна, что люди друг другу непонятны, что жизнь унифицирует всех. И, чтобы сохранить человеческое лицо, нужно каждую минуту бороться за себя… в первую очередь с самим собой. Потому что может оказаться, что уже слишком поздно: пароль утрачен, операционная система — обыватель.

Монолог Крузе «Обыватель»
Загрузите флеш-плеер.
Монолог Крузе «Обыватель»

Крецки (Владимир Миненко) и Крузе (Дмитрий Ярошенко) битых пятнадцать минут пытаются «почитай что уйти далеко-далеко», то есть уволиться Крецки (Владимир Миненко) и Крузе (Дмитрий Ярошенко) битых пятнадцать минут пытаются «почитай что уйти далеко-далеко», то есть уволиться

Постановка обнажает конфликт современности, обнаруживая вечные темы: о патологической иерархии в коллективе, о низменности людей, о невозможности взаимопонимания. У Влада Троицкого получилось доброе техногенное высказывание на тему «люди должны оставаться людьми» с горьким привкусом разочарования в человеческой природе.

P.S:

Хувшмит (Дмитрий Костюминский) о приступах «катарсиса»
Загрузите флеш-плеер.
Хувшмит (Дмитрий Костюминский) о приступах «катарсиса»


Другие статьи из этого раздела
  • «Жизнь удалась»

    На закрытие ГогольFestа в Киев привезли нашумевший в Москве экспериментальный спектакль по пьесе эпатажного белорусского драматурга Павла Пряжко «Жизнь удалась». Пряжко пишет систематически и много, это, наверное, потому, что писать он может о чем угодно (да хотя бы о трусах! — пьеса «Трусы» была поставлена в Театр doc.). В Москве его ценят и ждут, а главное — ставят на соответствующих для новой драмы площадках, в Белоруссии — не очень ценят и не спешат ставить
  • Любов Людей в Молодому театрі

    Прем єрна вистава в Молодому театрі молодого режисера Станіслава Жиркова «Любов людей» — це, перш за все, настрій та потужна емоція. вистава присвячена провінційному коханню, приниженню та фатуму є характерною для режисера. Дійові особи не намагаються розірвати порочне коло, усе сильніше  «накручуючи» на себе реалістичні й не дуже, обставини
  • Фантасмагории чешского театра

    Пражская литературная школа наиболее известна в мире мрачной мистикой Франца Кафки, а также магической готикой Густафа Майринка. Одним из представителей этой условной группы был и чешский немец Иоганнес Урцидиль, менее известный русскоязычному читателю. Широкая популярность к Урцидилю как к поэту и новеллисту, автору коротких рассказов пришла в 1950-м году. Чехи, хорошо прочувствовав природу своего литературного наследия, а также мистический дух Праги, воплощают его в театре, основные черты которого: интеллектуальность, фантасмагория, примат темного сюрреалистического начала.
  • Японцы в Киеве

    В Киеве побывали японские мастера каллиграфии Сашида Такефуса и Хиросе Шёко, икебаны Исимару Саюри, и игры на кото и cямисене Ямагиси Хидеко, Кусама Мичиё, Ватари Дзюнко. Конец марта был отмечен днями Японии в Киевском национальном лингвистическом университете, в университете им. Шевченко, в Украинско-Японском центре, в одном из додзе каратэ, в додзе Айкидо Ешинкан Киев Мисоги, в галерее «Карась». Каллиграфы и музыканты за пять дней своего пребывания в Киеве посетили с демонстрациями десятки культурных мест в Киеве.
  • «Идиот» Някрошюса

    «Идиот» — последняя премьера литовского режиссера Эймунтаса Някрошюса, которую показали в Литве, в Италии и в России. После Петербуржского театрального фестиваля «Балтийский дом»«Идиота» увидели и в Москве 14, 15, 16 ноября в Малом театре на фестивале «Сезоны Станиславского». «Идиот»«Някрошюса» удивительным образом передает надрыв Ф. Достоевского, который в романе нагнетается стремительным наплывом персонажей самого разного толка, обычно маргинального, и срывающимся голосом автора. Повествование Достоевского построено по ним же и описанному принципу эпилептического припадка: ускоряющийся лихорадочный тон событий, все на пике своей нервозности, потом невероятный всплеск неожиданного безумия/припадка, минутное просветление и мрачное забвение. В спектакле же этот ненормальный мир передан обострением и даже излишним гротеском персонажей

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?
интернет магазин донецк техноточка.