Открытие ГогольFestа: «Противоположности красоты»13 сентября 2009

Текст Марыси Никитюк

Фото Ольги Закревской

Полный фото отчет Открытия Андрея Божка


Фото отчет перформанса АХЕ «День Рождения» Евгения Рахно

Открытие ГогольFestа прошло людно, радостно, с чередой встреч и знакомств, походя на большую тусовку, обрамленную двумя яркими событиями — перформанс «АХЕ» «День рождение» и концентр Аквааэробики и Саши Фроловой. Да, еще выступал «ЛЮК», но это было уже слишком поздно и к театральной части никак не относилось.

Одной из самых захватывающих характеристик Арсенала является его внушительный размер, но это же — и одна из самых больших сложностей в организации здесь чего-либо. Решить эту проблему эффективно организатором удалось не вполне. Солидные перерывы между шоу-программами расслабили пульс открытия, превратив публику в аморфную, бесцельно блуждающую массу, расплывшуюся по зданию и наводнившую двор бывшего военного завода.

Действие питерского визуального театра «АХЕ» началось во дворе Арсенала, где художники Максим Исаев и Петр Семченко красили в красный цвет артистов «ДАХа», а те постепенно, ускользая из-под кистей художников, направлялись на второй этаж Арсенала — занимать свои места в сложной инженерной конструкции ахейцев.

Максим Исаев, один из создателей «АХЕ», на потеху зрителям красит актеров в насыщенно-красный Максим Исаев, один из создателей «АХЕ», на потеху зрителям красит актеров в насыщенно-красный

Красный актер «ДАХа» Дмитрий Ярошенко Красный актер «ДАХа» Дмитрий Ярошенко

Интересно ли было смотреть на перформанс ахейцев и даховцев? Да. Первых минут десять. Возможно, потом еще минут пятнадцать в середине, и немножко — в конце. Действие, которое родилось в стенах Арсенала силами театров АХЕ и ДАХ — (вместе «ДАХЕ» — пошутил Максим Исаев) было ярким, хаотичным, художественным, но не драматичным. В основе — тексты Николая Гоголя, это очевидно, но расшифровать их представилось огромной сложностью. Красные актеры пели и читали отрывки прозы, протирали свиное рыло, мылись, собираясь, прийти в гости к праздничному столу, готовили подарки, как и подобает в день рождения. А когда приходили, их поливали водой, жгли их цветы и вырывали страницы из книг. Так или иначе становилось ясно, что действие сосредоточилось на факте сожжения автором второго тома «Мертвых душ». И хотя АХЕ и использовали свой обычный арсенал чудес и трюков, все же вышло скучновато из-за обилия сценических метафор. Их смысл очень скоро затуманился, и публика утратила интерес к происходящему.

Перформанс-открытие «ДАХЕ» под названием «День рождения» Перформанс-открытие «ДАХЕ» под названием «День рождения»

Красные человечки ходили на именины к Гоголю, а получали в благодарность крайне непочтительное поведении Красные человечки ходили на именины к Гоголю, а получали в благодарность крайне непочтительное поведении

Ожидание Саши Фроловой и Аквааэробики показалось вечностью. Но как только космо-дива в пестрых латексах и в новых париках появилась под заводную смесь синти-поп и 8-бит, пространство, наконец, наполнилось атмосферой праздника. Если АХЕ были слишком умные, и наблюдать за ними по мере постановки становилось все тягостнее, то простота и незатейливость масс-символов Саши Фроловой действовала безотказно. На экране за Сашей мелькал тетрис, разрывались техно-сердца, расходились цветные лучи. Ее нехитрые, но заводные песенки про любовь, мороженое, моду дополнялись веселыми мускул-мэнами и персонажами из «Звездных воен». Сначала публика не знала, как реагировать на гротескность розового, девчачьего, мультипликационного образа Саши Фроловой, но это было бесхитростно и главное — весело, и зрителям понравилось. Сама Саша Фролова с Аквааэробикой в Киеве выступила во второй раз, и была в большом восторге и от публики и от Арсенала.

В заключение можно сказать, что на открытие ГогольFestа красивая незамысловатость победила красивый интеллектуализм. Очевидно, такое настроение фестиваля 2009-го года.

Саша Фролова и группа Аквааэробика Саша Фролова и группа Аквааэробика

Саша Фролова выражает нежные чувства к театральному медведю Нафане Саша Фролова выражает нежные чувства к театральному медведю Нафане


Другие статьи из этого раздела
  • Иэн Кёртис. Вечно живой и внезапно мертвый

    Весь спектакль врач пританцовывал на краю сцены в больничном платье и создавал интригу. Россыпь таблеток и диагнозов стала кульминацией спектакля, так же, как эпилептические припадки становились кульминациями в выступлениях Кёртиса
  • Корейцы. Войцек. Стулья

    «Садори» — корейская труппа, экспериментирующая в жанре физического театра… Надо сказать, что это и выглядит, как чистый эксперимент: «Войцек» поставлен в духе скупого на экстравагантные па балета со стульями с вкраплениями разговорного театра и с титрами сюжетных выжимок, которые и обозначают происходящее на сцене. Физического театра здесь нет. На протяжении всей полуторачасовой постановки не оставляет ощущение, что спекталкь имеет поразительное сходство с японскими мультиками. Сказывается близость культур и попытка расширить выразительный спектр актерских техник. Актеры-танцоры временами визжат и корчат гримасы, что зачастую выглядит попросту наивно, равно как и заданный структурой пьесы кинематографический монтаж — отдает схематизмом и простоватостью.
  • Игровая «Красивая птица»

    О постановке «Чайки» Олега Липцына
  • Фантасмагории чешского театра

    Пражская литературная школа наиболее известна в мире мрачной мистикой Франца Кафки, а также магической готикой Густафа Майринка. Одним из представителей этой условной группы был и чешский немец Иоганнес Урцидиль, менее известный русскоязычному читателю. Широкая популярность к Урцидилю как к поэту и новеллисту, автору коротких рассказов пришла в 1950-м году. Чехи, хорошо прочувствовав природу своего литературного наследия, а также мистический дух Праги, воплощают его в театре, основные черты которого: интеллектуальность, фантасмагория, примат темного сюрреалистического начала.
  • «Жизнь удалась»

    На закрытие ГогольFestа в Киев привезли нашумевший в Москве экспериментальный спектакль по пьесе эпатажного белорусского драматурга Павла Пряжко «Жизнь удалась». Пряжко пишет систематически и много, это, наверное, потому, что писать он может о чем угодно (да хотя бы о трусах! — пьеса «Трусы» была поставлена в Театр doc.). В Москве его ценят и ждут, а главное — ставят на соответствующих для новой драмы площадках, в Белоруссии — не очень ценят и не спешат ставить

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?