Британская сцена: картина из осколков08 сентября 2008

Критическая зарисовка

Автор Марыся Никитюк

Четко сказать, что популярно в Англии, сложно, но у британского театра есть одна яркая особенность — он логоцентричен. Здесь много говорят. В Роял Корт (Royal Court Theatre) так и сказали: «Могут десять минут только трепаться» — дает о себе знать непрерывающаяся со времен самого Шекспира драматургическая традиция.

Именно здесь, в Британии, в 50-х гг. ХХ века начала зарождаться радикальная пьеса с появлением «рассерженных молодых людей», которые в 50-х, начиная с Джона Осборна и его пьесы «Оглянись во гневе», эпатировали добропорядочного буржуазного британца и очень прямолинейно, даже порой схематически объясняли зрителю, насколько плохо быть как все и быть массой, и насколько трудно быть в этой массе личностью.

Самый яркий вызов обществу бросила Сара Кейн в конце ХХ-го века, основав так называемый «театр-вам-в-лицо» — крайне натуралистичное, грубое, жестокое, но и очень метафорическое, интеллектуальное театральное явление. Сейчас в Британии есть все: от физического театра, представляемого сотнями маленьких самостоятельных коллективчиков до помпезных коммерческих театров, которыми усеяна Лондонская Пикадилли, с мюзиклами безумной красоты.

«Лак для волос» перовначально является мюзиклом, самым популярным мюзиклом Британии и Америки по кассовым зборам «Лак для волос» перовначально является мюзиклом, самым популярным мюзиклом Британии и Америки по кассовым зборам

В прошлом году Лондон был признан театральной столицей мира, и вот в этой театральной столице, как и полагается, очень много театров — около четырехсот. И, как это часто бывает, только порядка четырех экспериментальных (к примеру, в России на триста классических театров приходится около четырех экспериментальных). В них не ставят дорогущие мюзиклы, детские спектакли и коммерческие комедии. Один из экспериментирующих — это уже упомянутый Роял Корт, отдающий предпочтение современным авторам. Роял Корт, имея программу поиска новых авторов, стремится разведать и захватить новые территории, новые темы, новые боли и проблемы.

Интересно, что на сцене Роял Корта ставили срвременного украинского драматурга Наталию Ворожбыт. Ее Роял Корт обнаружил в Москве и не замедлил перевести и поставить. Там прошли спектакли по произведениям звезд российской драматургии братьев Пресняковых и Василия Сигарева. Пьеса «Изображая жертву» Пресняковых (экранизированная Кириллом Серебриниковым) в 2003 году была представлена в копродукции «Роя Корта» и театра Told by idiot на Эдинбургском международном фестивале.

К британским драматургам принадлежит один из лучших писателей-сценаристов ирландец Мартин МакДонах, чьи пьесы очаровали сначала Британию, потом Америку, а затем и Россию. В Украине о МакДонахе должны были бы слышать, хотя бы потому, что он снял этой зимой и выпустил в прокат летом свою черную комедию-трагедию с участием голливудской звезды Колина Фарелла и Брендона Глисона «Залечь на дно в Брюге» (городишка в Бельгии).

С кино у МакДонаха первоначально не завязалось, и он стал писать радиопьесы, а затем театральные пьесы об ирландских фриках. «Лейтенант с острова Инишмор», «Королева красоты», а также потрясающий психологический жестокий триллер о писателе и силе воображаемого «Человек-подушка» — все эти произведения неоднократно поставлены в России. Но сейчас тонкий, жестокий, чернушный, но всегда гуманный Мартин МакДонах, мастер живых искрометных диалогов, скорее всего, целиком уйдет в кино, — первая его полнометражная картина уже очаровала мир, создав ажиотаж вокруг малоизвестного до недавних пор бельгийского городишка Брюгге.

Мартин МакДонах — один из самых популярных британских драматургов Мартин МакДонах — один из самых популярных британских драматургов

Еще одной британской театральной звездой мирового масштаба является Мэтью Борн, хореограф, создатель чудеснейших балетов. Впрочем, и не балетов вовсе, во всяком случае, не в традиционном представлении о балете. Контемпорари-балет Мэтью Борна отличается высокой степенью повествовательности. Борн выпускник «Лабан центра», известной мастерской контемпорари-дэнс. Балетные па Борна построены на чередовании напряжения-расслабленности, хореограф придерживается минимализма — ничего лишнего: ни усердия, ни намеренности, ни патетики.

Борн организовал собственную танцевальную компанию Adventure in Motion Picture, и с ней он в 1992 году на Единбургском международном фестивале показал «Щелкунчика», мгновенно обретя славу. «Я плакал, сидя в своем кресле, заставляя себя держать глаза открытыми — так мне было страшно, как отреагирует публика». А публика оказалась более чем восхищенной. Стоит заметить, что почти все известные постановки Борна очень сказочные — во флере карнавала, радости и разноцветного конфетти. Если отрывками их поместить в трубу-калейдоскоп и крутить в разные стороны, настроение от красочных мельканий будет радужное, даже психоделическое.

«Щелкунчик» в атмосфере угрюмой страшной сказки: декорации, изображающие огромную комнату огромного дома, с дверьми и окнами, будто бы для великанов. На великанском полу танцуют крохотные — с человеческий рост сироты угрюмого приюта.

На счету у Мэтью Борна множество телевизионных проектов, в том числе балетных, среди них и «Золушка», и танцевальная адаптация тимбартоновской готической сказки «Эдвард руки-ножницы». Наибольшую известность ему принесла постановка, ставшая легендой, изменившая лицо европейского балета. 1995 год: Мэтью Борн ставит «Лебединое озеро», в роли прекрасных тонких лебедей — сильные мускулистые парни. Гейское «Лебединое озеро» — так его прозвали, и не без причин: вместо отмороженных балерин в пачках, взявшихся за руки и дребезжащих на пуантах, красивые зловещие, андрогинные лебеди, и сильные и нежные, и мужественные. В штанишках с бахромой. Этот спектакль, как и многие другие объездил пол мира.

Последним творением Борна стал немного не характерный для него балет «Дориан Грей», с уже ожидаемой гомосексуальной тематикой. Борн впервые для себя взял источник с сильным центральным антигероем, да и сказкой Оскар Уайльдовский интеллектуальный роман не назовешь. Напротив расчетливая холодность Уайльдовского ума, скорее, для криминалиста, нежели для сказочника по типу Борна.

Базил-фотограф верхом на удачливом официанте Дориане Грэе Базил-фотограф верхом на удачливом официанте Дориане Грэе

Но «Дориан» все же удался. Несколько стерилен, но это скорее из-за невесомости балета (невесомое злодеяние всегда как-то теряет в весе). И публицистичен: Борн, перечитывая два года Дориана Грея, заметил, что эта история вполне тянет на Лондон-2008, и превратил снобистский интеллектуально-аморальный антуражец Дориана в среду модельного бизнеса.

Дориан Грей — модель

Портрет Дориана Грея — бигборд Дориана Грея

Базил — фотограф-гомосекуалист

Покончившая жизнью актриса — гламурный педик

Лорд Генри — директриса модельного агенства Леди Аш

Несмотря на то, что это повествование в танце о преступности безответственной красоты и осознании власти, которую эта красота приносит, балет наполнен иронией и тонким юмором. На сцену посреди балета опускается бигборд, где красивый Дориан Грей рекламирует парфюм «Бессмертный» для мужчин. Из постели Дорина выползает девочка, потом мальчик, потом из невидимых глубин одеяла — Базил, а за ним и Леди Аш. На дискотеке с серебряным шаром то и дело выскакивает на передний план рыжий мальчонка в коротком серебряном платье.

Биг Борд Дориана — залог вечной молодости и красоты… и пролитающий мимо Базил Биг Борд Дориана — залог вечной молодости и красоты… и пролитающий мимо Базил

Борн не только перенес действие в Лондон 2008 года, но и попробовал поиграть в «зловещих близнецов», создав на сцене во втором акте Дориану темного двойника (Дориан Джекил получается). Декорации сконцентрированы в центре: на полу, во вращающемся круге, стоит большая стена, которая вертится, открывая поочередно взору зрителя белый модельный офис, спальню Грея или спальню Леди Аш. Минимализм, как в движениях, так и в декорациях обуславливает стильность постановки: это так же дорого и просто, как красивая женщина в черном платье.

«Для большинства из нас ощущение молодости, красоты и силы — мимолетны. Трагедия Дориана в том, что он получает эту силу и власть на слишком длительный период. Это я понял, когда впервые прочел роман в возрасте 19 лет. То был взлет моих клубных тусовок (1979, когда диско было в зените популярности). Чувство, которое я испытывал, входя в клуб, будучи свежим молодым лицом, было, пожалуй, самым сильным в моей жизни» — Мэтью Борн

Гомосексуальные сцены между Дорианом и Базилом, завязанные на фотографировании, потрепанный бигборд с багровыми глазами — все это оскаруайльдовский «Дориан Грей» Лондона 2008. Фэшн-история немало упрощает сюжет, хотя и делает балет забавным и оригинальным. Но холодный рассудочный роман Оскара Уайльда, воплощенный в хореографии, теряет важные составляющие: интеллектуальное напряжение и пафос антигуманизма — основу уайльдовского протеста.

____________________

Эта критическая зарисовка не претендует на полноценное высказывание о британском театре, перед вами — осколки театральной жизни Британии, сложенные автором в общую картину из песка и стекла, созданную под впечатлением Эдинбургского театрального фестиваля и краткосрочного пребывания в Лондоне.


Другие статьи из этого раздела
  • Анатолий Васильев: «Европа стремится быть похожей на Советский Союз»

    Я устал от подвигов театра и от одиночества в театре. От зависти или раздражения коллег. Я устал от себя самого. Еще это связано с тем, что Европа все больше и больше стремится быть похожей на великий Советский Союз. Шествие социалистических надежд здесь очень сильно. Но вместе со строительством декоративного социализма для некурящих происходит колоссальное усиление власти администрации.
  • Александр Друганов: Художник сцены.Часть 1

    Александр Друганов — светлый и притягательный человек. Его тембр голоса и неспешные интонации влекут вглубь его иссиня-светящихся глаз. И пока мы с фотографом аккуратно располагаемся в его мастерской, где законченные полотна соседствуют с только начатыми картинами, и свободно лежит десяток одинаковых очков, Александр неспешно рассказывает о временах, когда фотографии приходилось проявлять вручную
  • Лев Додин: вырванные мысли*

    «Если всерьез озабочен рождением спектакля, ты волей-неволей анализируешь пьесу или прозу, анализируешь материал жизни, и так или иначе пытаешься разгадать сверхзадачу автора. Но разгадать ее можешь только так, как ты сам ее понимаешь. Нет, наверное, таких режиссеров, которые сознательно берут пьесу с мыслью:» Дай-ка я ее переделаю!.. «Но вообще не самовыражаться невозможно! Можно сколько угодно объяснять Някрошюсу, что нужно ставить проще, он искренне не поймет, о чем речь»
  • Звернення представників театральної спільноти до учасників віче  «День гідності» на ЄвроМайдані

    Наш Майдан, наші барикади і наші плакати — це не тільки зразок народної мужності та громадського супротиву. Це блискучий зразок сучасного мистецтва, живого театру, демонстрація народного таланту і креативу.
  • Хореограф Эдвард Клюг о хорошем балете и правильной музыке

    Эдвард Клюг принадлежит к тому типу художников, которые чётко знают каким должно быть их творчество и поэтому не боятся идти вперёд. 16 лет назад, будучи премьером Словенского Национального театра в Мариборе и имея в запасе ещё достаточно времени для развития танцевальной карьеры, он решил, что быть танцовщиком для него уже недостаточно. Сегодня Эдвард Клюг является художественным руководителем Ballet Maribor, сотрудничает со знаменитой труппой Штутгартского Балета и нисколько не смущается соперничества с постановками Джона Ноймайера или Джерома Роббинса

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?