Политическая „Свадьба, или08 февраля 2010

Настоящее искусство Владимира Панкова

Нашумевшая постановка: «Свадьба» А.П. Чехова

Ее дом: Белорусский национальный театр им. Я. Купалы

Ее город: Минск

Ее театр: SounDrama

Ее столичный выход: 26 января 2010 г. постановка «Свадьба» открыла Чеховский фестиваль

Ее создатель: российский режиссер Владимир Панков

И ее критик: _arlekin_[1]

Большим поклонником «саундрамы» я не был даже в период ее становления, хотя, безусловно, и «Морфий», и в какой-то степени «Переход» — спектакли очень значительные (вызывающего всеобщий восторг «Док.тора» я просто не видел). Но последнее время постановки В. Панкова вызывали в лучшем случае недоумение, и после «Ромео и Джульетты» я совсем уж было решил, что «саундрама» сделала свое дело и двигаться ей дальше некуда. Тем большим потрясением для меня оказалась минская «Свадьба». По форме это и есть «саундрама» в чистом виде, причем без отклонений ни в сторону «саунда», как было в «Молодце», ни в собственно «драму», как это с печалью и скукой можно наблюдать в «Ромео и Джульетте». «Свадьба» — это не просто великолепное произведение театрального искусства, но и настоящая «политическая бомба». Немного зная, как обстоят дела в Белоруссии (но в бытующих представлениях мы в сравнении с заведенными Александром Лукашенко порядками живем, практически, в Амстердаме или в Копенгагене), могу только диву даваться, что подобные вещи оказываются возможны там, где, скажем, снимают с репертуара политически неблагонадежные хрестоматийные пьесы национального классика, имя которого носит театр.

«Свадьба» Белорусский национальный театр им. Я. Купалы, постановка Владимира Панкова «Свадьба» Белорусский национальный театр им. Я. Купалы, постановка Владимира Панкова

Ничего в прямом смысле «политического» при этом В. Панков в чеховскую «Свадьбу» не привносит. Хотя и переносит время действия водевиля из конца 19 века то ли в советско-застойные 1970-е, то ли в наши дни. Сегодняшняя независимая республика Беларусь внешне, да и не только внешне, мало чем отличается от советской: серые пиджаки, платья, повторяющие расцветки настенных ковриков, обшарпанный рукомойник, цветы в горшках (художник Максим Обрезков), средней паршивости общепитовское заведение «для народа».

Панковская «Свадьба» двуязычна: жених говорит по-русски, невеста и ее родня — по-белорусски, так что некоторые реплики и диалоги дублируются в том и в другом варианте (остальные для московской публики даются в электронных субтитрах). Этот нелепый, уродливый и заведомо неудачный для обеих сторон «брак по расчету» не нуждается в каких-либо особых политических проекциях — могу только представить, как спектакль воспринимается в Белоруссии, где даже анекдоты на улицах боятся рассказывать вслух (правда-правда!). Комическая реплика Змеюкиной, характеризующая ее не в самом выгодном свете: «Мне душно! Дайте мне атмосферы!» вдруг совершенно неожиданно становится одним из трагических лейтмотивов этого жестокого и острого фарса, близкого к мрачной сатире Гоголя или даже к «скверным анекдотам» Достоевского.

«Свадьба» Белорусский национальный театр им. Я. Купалы, постановка Владимира Панкова «Свадьба» Белорусский национальный театр им. Я. Купалы, постановка Владимира Панкова

Выморочный мир, песни и пляски живых мертвецов, невеста-старуха с книжкой Чехова 1920 (!) года издания, лысый жених, похожий на Кощея — многочисленные действующие лица распадаются каждый на два-три почти неотличимых друг от друга персонажа, и, повторяя друг за другом одни и те же фразы, полностью стирают черты какой-либо индивидуальности. А клич «Горько!» взамен ритуального возвращает себя прямой, буквальный смысл — действительно, горько. Хотя местами и уморительно смешно — чего стоит один только выход «генерала»!

«Свадьба» Белорусский национальный театр им. Я. Купалы, постановка Владимира Панкова «Свадьба» Белорусский национальный театр им. Я. Купалы, постановка Владимира Панкова


Впрочем, замысел режиссера отнюдь не сводится к примитивной политической притче, и не эта тема в спектакле доминирует. Еще одним лейтмотивом постановки является пушкинский стих «Я вас любил, любовь еще быть может…», как вариант — «любовь еще напрасно…», а контрапунктом к нему — неизменная «Олеся, Олеся, Олеся…», ну и, коль скоро музыканты в бушлатах и бескозырках — «Яблочко». Но что меня потрясло по-настоящему — это актеры. Даже в самых удачных «саундрамах» Панкова не было таких ярких актерских работ. А в минской «Свадьбе», несмотря на то, что индивидуальность, как уже было сказано, либо стирается вовсе, либо, наоборот, гиперболизируется до гротеска, — запоминается каждый персонаж. Не говоря уже об исполнителях главных ролей. А главными в спектакле, помимо, само собой, жениха, маменьки и т.д., оказываются все-таки невеста и лжегенерал, капитан 2-го ранга Ревунов-Караулов. В этой версии они выглядят как ровесники, и, когда «скверный анекдот» достигает своего апофеоза, парой уходят куда-то вглубь сцены.

«Свадьба» Белорусский национальный театр им. Я. Купалы, постановка Владимира Панкова «Свадьба» Белорусский национальный театр им. Я. Купалы, постановка Владимира Панкова

[1] Авторский материал подается в редакции Портала


Другие статьи из этого раздела

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?