Розенкранц и Гильденстерн – мертвы и невиновны21 сентября 2017

Текст Кати Теллер

Фото coolconnections

За 4 года существования программы TheatreHD в Украине зрители смогли увидеть не только классические шекспировские постановки, без которых британский театр представить сложно, но и современные проекты Королевского национального театра, театров «Олд Вик», «Роял-Корт», «Донмар» и «Барбикан-центр». Главным событием нового сезона стала премьера спектакля «Олд Вик» по пьесе Тома Стоппарда «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» с Дэниелом Рэдклиффом и Джошуа МакГуайром в главных ролях.

Впервые абсурдистская трагикомедия Тома Стоппарда была показана в «Олд Вике» еще 50 лет назад, сразу после премьеры на Эдинбургском фестивале. Текст предлагал неожиданный взгляд на второстепенных персонажей шекспировского «Гамлета» – Розенкранца и Гильденстерна, которые внезапно вышли на первый план и безуспешно пытались понять свою цель и назначение. Они идут из ниоткуда в никуда, не могут вспомнить почему и зачем оказались в замке Гамлета, а затем погибают при нелепых обстоятельствах по пути в Англию. Неопределенность места, времени и мотивов героев роднит произведение с абсурдистской драмой, а точнее – напоминает «В ожидании Годо» Самюэля Беккета. Также как Владимир (Диди) и Эстрагон (Гого) Беккета, Розенкранц (Роз) и Гильденстерн (Гил) находятся в тотальном неведении и бесконечном ожидании, которое заполняют семантическими и «риторическими» играми, ловко жонглируя словами и смыслами.

Это пример литературоцентричного театра, в котором успех постановки напрямую зависит от того, как актеры произносят реплики. Если иной раз перевод не повредит качеству пьесы, то в данном случае связь материала с языком очень сильна. Диалоги здесь не просто двигают сюжет – в постановке Давида Лево актеры произносят слова с определенной интонацией и динамикой, которая затем формирует общую динамику и ритм спектакля – резкого, местами гротескного. Игра слов, а не действие, здесь рождает комическое. Главные герои пьесы Стоппарда – не столько живые люди, сколько маски-выразители мыслей драматурга, однако, в отличие от «Гамлета» Шекспира, здесь у них появляются зачатки индивидуальности. По замыслу автора, это – две стороны одной монеты, которые то и дело противоречат друг другу.

Розенкранц Дэниела Рэдклиффа более оптимистичен, простодушен и полагается на интуицию, в то время как Гильденстерн МакГуайра – рациональный интеллектуал, который все пытается объяснить логически. Само собой, в абсурдистской трагикомедии ему это удается плохо, отсюда недоверчивость, раздражительность и фатализм героя. Гамлет (Люк Маллинс) здесь не тонко чувствующий протагонист, а честолюбивый, самодовольный интриган, который обрекает героев на смерть без сожаления и раскаяния.

Сценография спектакля непримечательна – глубокая пустая сцена с белыми ширмами воплощает неопределенное пространство, а когда действие переносится в замок, ширмы сменяются массивной плотной шторой с цветочным узором. Костюмы героев более выразительны – яркие наряды наследуют средневековую моду, однако никакого символизма здесь нет. Центром постановки остается текст Стоппарда и слаженная актерская игра на стыке комического и трагического, которая требует высокого профессионализма.

Одним из самых сложных и неоднозначных персонажей спектакля является остроумный странствующий актер – Игрок (Дэвид Хейг). Его бродячая труппа не только показывает разоблачающую постановку для Клавдия, но и предрекает гибель главных героев, а сам Игрок становится воплощением потусторонних сил. Его буффонные представления – яркий пример метатеатра, который встречается и у Шекспира, но здесь выходит на новый уровень. Театр в театре Стоппарда приобретает не только комические, но и магические, философские черты. «Может, завтра мы забудем все, что знали», – говорит Игрок не столько о своей труппе, сколько о дезориентации Розенкранца и Гильденстерна, и безжалостной способности времени стирать все. Гибель главных героев в спектакле не показана – лишь игровое «повешенье» кукол Роза и Гила, осуществленное труппой Игрока. Этого достаточно, чтобы передать тревожное чувство от нависшей нелепой и неизбежной трагедии, которую затем формально и сухо подтверждает традиционный финал в Датском королевстве.

В пьесе Шекспира Розенкранцу и Гильденстерну за предательство обещана награда, а в произведении Стоппарда они автоматически становятся заложниками истории. Это жертвы обстоятельств, которые ничего не контролируют, но мечтают однажды обрести свободу – увы, она приходит к ним лишь со смертью. Финал спектакля буквально иллюстрирует мрачную реплику Гильденстерна: «Единственный вход – рождение, единственный выход – смерть». В тонкой интеллектуальной постановке «Олд Вик» за внешним комизмом скрывается подлинная трагедия маленького человека, разыграна она непринужденно и легко, но оставляет гнетущий осадок.

 


Другие статьи из этого раздела
  • Как потратить миллион, который есть

    Тихон Тихомиров поставил бестселлер Гарика Корогодского о еврейском мальчике и об интернациональном счастье
  • «Поздно пугать» в Театре на Левом берегу Днепра

    Сложно и трудно современная проза и драматургия входят в украинские национальные театры. Давно нет советского идеологического заказа или царского запрета на национальный колорит, театры безраздельно владеют творческой свободой. Так, что же им мешает ее реализовать? Почему они угрюмо встречают любую инициативу? Почему творческий поиск в них встречается с заведомо установленным безразличием? По привычке тянут они свой комедийно-водевильный репертуар, лишенный духа, времени, остроты, будто не было в нашей традиции экспериментов Леся Курбаса и поисков 90-х.
  • Глубина личной боли

    К вечеру в павильонах студии Довженко становится прохладно и сыро, возможно, поэтому — как-то даже в толпе зрителей — одиноко. Но это как раз впору, в настроение нового хореографического спектакля Раду Поклитару. Этот двухактный балет на четыре танцора с абстрактным названием «Квартет-а-тет» стал одним из самых ярких впечатлений театрального ГогольFestа. Отчаяние, безнадежность и горечь. В этот раз сквозь привычно чистые и техничные танцы Полкитару прорезалась сумятица страсти, боли и человеческого метания.
  • Смысловой голод в  «Голоде Кнута Гамсуна»

    «Голод Кнута Гамсуна» создан по мотивам двух произведений писателя — «Голод» и  «По заросшим тропам». В первом — автор рассказывает, как некогда бродил полуголодный по улицам Христиании в поисках журналистского заработка, во втором — описывает свой послевоенный период жизни. Дабы оправдать тот факт, что Гамсун идейно поддерживал фашистскую Германию, его соотечественники пытались доказать ценной унизительных допросов, что старый писатель — безумен.
  • «Грек Зорба»

    «Грек Зорба» — премьера в театре им. И. Франко, достойная внимания не только преданного «франковца», но и ценителя хорошего театра. Несмотря на некоторую затянутость сценического повествования, созданного по роману Никоса Казанзакиса «Я, грек Зорба», это — яркая, красочная, сентиментальная история об умении жить.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?