Одна очень хорошая Анна28 февраля 2011

Премьера Игоря Славинского в Театре на Подоле

Текст Марыси Никитюк

Фото Андрея Божка

Итак, новая радость для зрителя — качественный, веселый, искрометный спектакль в Театре на Подоле, от которого придут в восторг любители легкого жанра.

«La bonne Anna, или Как сохранить семью» (пьеса французского драматурга Марка Камолетти) — находка для антреприз и бульварных театров. Марк Камолетти — автор прошлого века — увлекался фривольными сюжетами на любовную тему, сочиняя всевозможные соотношения и сочетания треугольников, четырехугольников и даже гаремов. Его самая кассовая пьеса «Боинг-Боинг», повествующая о любвеобильном герое и его трех женщинах-стюардессах, не сходит с театральных подмостков с момента ее премьеры в Париже в 1960-м году. Надо сказать, Камолетти не особенно заботился, ни о правдоподобии своих выдумок, ни о деталях, но в сочинительстве своем был упоен, и, соответственно, в чтении (и в постановке) тоже по-своему упоителен.

Жена (Валентина Коврига) и любовник (Артем Емцев) Жена (Валентина Коврига) и любовник (Артем Емцев)

Игорь Славинский — актер и режиссер Театра на Подоле, — не первый раз снабжает родной театр кассовым спектаклем. Как режиссер он обладает одним очень важным качеством — умеет оживить, «обжить» и заставить засверкать порой довольно примитивный, а то и безнадежный драматический материал (Афанасьев, Крым, Камелотти и пр.). Его постановки не назовешь гениальными — хотя бы потому, что в основе их отнюдь не гениальное сырье, — но они чрезвычайно милы и, несомненно, качественны.

«La bonne Anna, или Как сохранить семью» — не исключение. Пьеса повествует о незадачливом супруге, который, вожделея свою любовницу, решает привести ее к себе домой. Своей жене он говорит, что улетает в командировку, и та уверяет его, что поедет к родителям. Но на самом деле супруга тоже собирается развлечься — и зовет домой своего любовника. Все это было бы не так пикантно, если бы их прислуга Анна (а оба супруги уверены, что она уехала на выходные к родным) не решила подзаработать немного деньжат. Когда обе пары приходят незамеченными домой — и начинается вся карусель обмана — Анна мечется между спальнями, требуя денег с обоих супругов за молчание и пытаясь сделать так, чтобы они не встретились. Именно лживые импровизации Анны в самых опасных и явных ситуациях являются предметом всеобщего смеха.

Муж и жена выбирают мнимый марщрут поездки Муж и жена выбирают мнимый марщрут поездки

Ничего хитрого, в Гостином дворе на Андреевском спуске, — малая сцена Театра на Подоле, — ровным счетом ничего хитрого: диван, занавески, две лампы на мужском и женском манекене и двери спален. — Вот и все незамысловатое, но вполне органичное и гармоничное оформление Марии Погребняк.

В принципе это, наверное, все, о чем стоило бы сказать. Разве что — отметить игру Виктории Булитко. Эта актриса заметна во всех спектаклях Театра на Подоле, ее отдача и мощная сила таланта видна даже в откровенно плохих постановках. Субтильная, но чрезвычайно выразительная Анна — актриса огромной внутренней энергии. Эмоциональная, игривая, озорная — ей удается извлечь шарм даже из самых вульгарных ее персонажей, хотя порой это чрезвычайно трудно. Очень жаль, что актрисе такого дарования приходится играть в третьесортных спектаклях.

Супруги и их персональная Анна (Виктория Булитко) Супруги и их персональная Анна (Виктория Булитко)

Послесловие

Не отрицая права на существование легкого комедийного жанра (а, может, и смело утверждая его в контексте довольно безрадостной действительности) стоит все-таки сказать, что подавляющее большинство премьер ушедшего 2010-го и начавшегося 2011-го — это бульварные тексты, водевили, пошловатые комедии, или нечто поставленное в их духе. Театр бросился развлекать и зарабатывать — серьезный репертуар практически покинул его сцены. Возможно, в этом не было ничего дурного, если бы не половинчатость. Это и не позиция государственного театра (как в Польше и России), который реализовывает серьезный и сложный продукт, устанавливает определенную планку искусства и т.п. Но это и не позиция коммерческого театра — легкого, развлекательного, работающего на потребу публики и хорошо зарабатывающего на ее дурновкусии. Не совсем логично на государственные гроши ставить коммерчески продаваемые пьесы. Хотя как заметил один литературный критик, сидящий рядом на показе: в последнее время много играют свинг в Киеве (как раз играл свинг), и это — к революции. Водевили, свинг и декаданс… ну что ж — ждем-с, ждем-с революции.


Другие статьи из этого раздела
  • Антигона. Последняя жертва богов

    Премьера спектакля «Взамен рожденная» в театре Дмитрия Богомазова «Вільна сцена» (по мотивам «Антигоны») задумывалась как моноспектакль для актрисы театра Катерины Качан. Однако в режиссуре Ларисы Венедиктовой постановка выросла в некий метажанр, соединивший текстовый театр с техниками современного актуального танца. В результате получилось привычное для европейских платформ (в особенности — фестивальных) представление-перформанс. Театр, который предлагает Лариса Венедиктова (и этого направления придерживается вся команда «Вільной сцены»)  — это театр с вопросом «как играем?»
  • Злой рок. «Гамлет»

    Учитывая имена создателей «Гамлета», эта постановка обещала быть захватывающей, подлинной и неповторимой. Режиссер-постановщик ─ Дмитрий Богомазов ─ единственный самобытный режиссер в Украине, работающий на территории условного метафорического театра, замыслы которого завораживают интеллектуальной утонченностью, жестким математическим расчетом и красотой.
  • Эдип. Софокл. Эпизод І

    Эдип задумывался Владом Троицкий как долгоиграющий проект, в конце декабря зрителю были показаны результаты первого этапа работы над тяжеловесным Софокловским текстом «Эдип» в не менее тяжеловесном переводе Франко. Поскольку работа над проектом еще далека от завершения, УТП ограничится фотоотчетом этого события.
  • Черное сердце тоже болит

    Говоря о любви, о долге, о роке, о власти ─ обо все том, что будет грызть человеческое сердце до скончания мира, шекспировская драматургия действительно никогда не утратит своей актуальности. Чем дальше мы уходим от «золотого века Англии», тем ближе и понятнее нам становятся ее неумирающие страсти. Сколько бы ни было написано прекрасных новых текстов, шекспировские навсегда останутся объектом вожделения для театральных режиссеров, они же будут их испытанием на зрелость. Андрей Билоус в постановке «Ричарда» сделал ставку на психологический анализ первоисточника и неожиданно гуманистическое прочтение характеров.
  • Выдался июль

    «Июль» как литературный текст, коим он все-таки не является (потому что написан для сцены), ни о чем новом не говорит, Сорокин может таких вот героев дедушек-маньяков, матерных людоедов, из замшелой глубинки пачками сочинять. Если «Июль» воспринимать буквально, то это не самая удачная помесь Достоевского с Ганнибалом Лектором. Но вначале текста есть пометка: предназначен исключительно для женского исполнения. Это важно

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?