Не любовь не людей18 апреля 2012

Маргарита Тарасова

Пьесу «Любовь людей« белорусского автора Дмитрия Богославского, заслужившую всевозможные похвалы на драматических фестивалях, в ближайшее время можно будет увидеть только на сцене Московского академического театра им. Маяковского. Но киевляне имели возможность прослушать ее 10 апреля в букарне «Бабуин» в исполнении актёров Театра драмы и комедии на Левом берегу Днепра и выпускников театрального института им. Карпенко-Карого. Читка состоялась в рамках проекта фестиваля «Неделя актуальной пьесы«и букарни „Бабуина —Актуальный вторник«.

Произведение Д. Богославского реалистично, а местами даже натуралистично отражает жизнь российской глубинки. Но в тоже время не без романтики повествует о человеческих отношениях и чувствах, существующих за фасадом неприглядного быта. А есть ли она? А есть ли она, любовь людей? — невольно спрашиваешь себя, пока слушаешь пьесу.

Автор поместил своих героев в условия невежественной, пьяной глухой русской деревни. Сюжет пьесы разворачивается вокруг участкового Сергея, который еще со школы влюблён в некую Люську — жену пьяницы и деспота Кольки. После долгих душевных мук героиня решается на убийство мужа, выдумывая историю о том, что он уехал на заработки и стал жить с другой женщиной. Избавившись от Кольки-тирана, она расцветает и «начинает жить», а Сергей, заинтересовавшись его исчезновением по долгу службы, просит ее написать заявление. Люська признается ему в убийстве и… просит на ней жениться. Однако вопреки предсказуемому всеобщему счастью, этот брак приносит лишь новые страдания. Героиня угнетена чувством вины, а ее новый муж не может смириться с этим. Однажды, рассорившись со всеми своими друзьями, он пытается задушить любимую/ненавистную женщину, но в итоге кончает жизнь самоубийством.

В туннелях такой жизни, которую автор не приукрасил, а обнажил, очевидна пустота человеческих отношений. Там, где должна быть любовь, — ненависть, тревога, эгоизм. А, где ее не ищешь, — в сдавленных суетой мелочах, — обнаруживается ее живой пульс. Проблема любви и нелюбви обострена в этой драме до предела. Автор заставляет читателя-слушателя буквально вскрывать души героев, ища ответы на сложные вопросы жизни.

Пьеса разделена на две части: «В преддверии зимы» и «В преддверии лета», что отвечает душевным состояниям персонажей. Они страдают от безысходности, порожденной замкнутым деревенским пространством, и собственным несовершенством. Пьеса демонстрирует трагедию человеческого чувства, ограбленного и лишенного элементарного счастья. Автор показал многослойность и сложность человеческих отношений и то, как трудно привить любовь на неблагодатной почве.

Читка «Любви людей» собрала в «Бабуине» достаточно большое количество ценителей современной драмы. Актёры, профессионально представив произведение, оставили зазор для личных размышлений слушателей. Тяжело сказать, кто в этой атмосфере играл большую роль, — сама драма, актёры, презентовавшие ее, или зрители-слушатели, которым вменялась задача — понять и принять историю, поверив в возможность ее существования.

Читка пьесы — акт в большей степени литературный, нежели театральный. Будучи просто прочитанным, текст пьесы становится более аскетическим, строгим и потому трудоемким для восприятия. И, несмотря на профессионализм актеров, все же стоит сказать, что отдельные ее моменты были чрезвычайно тягучи и откровенно скучны.

Однако, невзирая на сложность восприятия, публика все-таки слушала и делала это с удовольствием. Актёры — играли, и тоже не без удовольствия. Возможно, потому, что в читке драматургии присутствует самобытный акт созерцания пьесы и ее автора. И хотя подобные мероприятия более полезны создателям спектакля, нежели зрителю, всё же последний имеет уникальную возможность самостоятельно взглянуть на историю самым прозрачным взглядом, без фильтров, мнений и чужих интерпретаций.


Другие статьи из этого раздела
  • Бельгийцы в Венеции

    В этом году театральное биеннале в Венеции пестрит топовыми именами европейских режиссеров. Сразу же после Остермайера 11-го октября свою новую работу показал бельгийский художник и режиссер, а также известный провокатор Ян Фабр — «Прометей. Пейзаж II», созданную им в сотрудничестве с сербским международным театральным фестивалем БИТЕФ. Прежде, чем попасть на биеннале в Венецию, «Прометей» объездил Европу и Америку. Эта работа сделана в присущем режиссеру ключе — оргии и насилие на фоне прекрасных, масштабных декораций — «оживших картин». Несмотря на то, что Ян Фабр давно работает в театре, он, прежде всего,  — художник.
  • «Месяц в деревне». Как посмотреть…

    Речь пойдет о премьере ТЮЗа, о постановке Валентина Козьменко-Делинде, о спектакле по пьесе Ивана Тургенева «Месяц в деревне»… Очень хотелось бы, чтобы нарочитая вульгарность, лобовой фрейдизм и растерянность актеров в прочтении образов были результатом глубоко продуманной и тонко реализованной режиссерской иронии. И не над Тургеневым, разумеется, а над собой. Есть большое желание прочесть всё увиденное как исключительно изысканный интеллектуальный стеб, ибо в противном случае нет тех средств, коими можно было бы измерить размах безнадежной пошлости этого театрального опуса.
  • Как играли Чонкина В театре на Левом берегу Днепра

    Октябрьской премьеры «Играем Чонкина» в театре на Левом берегу Днепра ждали. Во-первых, на режиссерском нашем скудо-бедном поле вырисовались новые игроки: актеры с режиссерскими амбициями — Александр Кобзарь и Андрей Саминин, которые в своего «первенца» вложили все свои чаяния. Во-вторых, выбранный материал — вдруг «Иван Чонкин» Владимира Войновича — произведение, мягко говоря, неоднозначное. Узнаваемость автора и его «Чонкина» имеет ярко выраженный возрастной ценз: люди младше тридцати стыдливо переспрашивают, мол «не слышали, не знаем», а тем, кому за тридцать — растягиваются в неопределенных улыбках, мол, знают что-то свое.
  • «Спектакли всякие нужны, спектакли всякие важны»

    Без складних шокуючих постановок в театрі не буде висоти польоту, власне мистецтва. А без маскультних зрозумілих і смішних спектаклів в театрі не буде глядача. Дмитро Богомазов, як ніхто, вибалансовує між химерними важкими постановками і легкими масовими спектаклями.
  • «Голый французский король»

    В конце октября Киев отведал очень не симпатичное блюдо. Французский спектакль по классической пьесе Пьера Мариво «Игра любви и случая» в постановке режиссера-актера Филиппа Кальварио и театральной компании 95 оказался стопроцентной неудачей, полной огрехов и дурновкусия. Нам показали второсортный продукт из недр самого периферийного французского театра.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?
192.168.1.1 настройка модема