«Сгоцали» вия01 июня 2014

 

Текст: Анастасия Головненко

Фото:Alex Dani

 

Режиссер: Максим Голенко

Автор: Наталия Ворожбит

Проект: Bilyts Art Centre

Композитор: Дмитрий Данов

 

Современный «Вий» — это классическая история на новодрамовский лад. Из оригинального текста в ней остался только один эпизодический персонаж — дед Явтух. Но пьеса Наталии Ворожбит повествует об украинской деревне со всей ее чертовщиной, о любви со школьной скамьи, о моральных ценностях и расплате за их предательство, о женских чарах, разбушевавшемся десантнике, убийстве, и, конечно же, о молодой девушке, которую в селе считают ведьмой.

Сюжет пьесы таков: в село Зеленый кут на свадьбу Оксаны приезжают ее друзья по фейсбуку — французы Дамиан и Лукас. У одного из них украинские корни, а потому он быстро находит общий язык с первой встречной бабкой. Гости тут же попадают к ней в хату, за стол с самогоном и под ее подозрительно навязчивую опеку.

«Вий» переплетает две ипостаси современного села: местечкового гламура и давних славянских символов. Здесь плазменные телевизоры украшают рушныками, на металлопластиковых окнах ставят цветы в старых тяжелых глиняных горшках, вечером под вишней в саду собираются большими компаниями, здесь рано взрослеют девушки, а в подушки от зависти подсовывают иголки, а под порог сыплют кладбищенскую землю.

Текст построен практически на одних диалогах — многие его персонажи раскрываются только благодаря специфике своих реплик. Каждый герой тщательно прописан: от лексикона до интонаций. Кроме того, пьеса построена очень кинематографично: все мелкие детали точно прорисованы и наделены смыслом.

Спектакль Максима Голенко, показанный в «Пасике» — это довольно своеобразная интерпретация текста Ворожбит. Максим использует в качестве обрамления для спектакля известную фольклорную сказку об уточке, которая становится молодой девушкой, когда ее никто не видит. К этому сюжету режиссер обращается несколько раз по ходу действия.

Основу сценографии «вия» являет крестообразный помост с интерактивными нишами под полом. Благодаря световым эффектам они преобразуются в различные элементы быта: погреб, душ, вход в дом, окно в скайпе. Пространство сцены выигрывает еще и потому, что зрители находятся по ее периметру — игра избавлена от ограничительных рамок и происходит одновременно во всех четырех ракурсах. Над основной декорацией подвешена распятая шина, символизируя злободневность постановки.

Спектакль получился объемным и мощным благодаря лаконичному сочетанию пространства, особого стиля игры актеров BilytsArtCentre и музыке Дмитрия Данова, часто похожей на композиции «ДахаБрахи». Но стоит помнить, что пьеса, написанная драматургом, и спектакль в его режиссерском исполнении — часто совершенно разные вещи.

Пьеса, написанная Ворожбит, гораздо легче эмоционально, но сложнее по структуре. Те же диалоги выполнены достаточно поверхностно, с намеком на стиль драматурга, однако несколько усреднено и посредственно. Постановка грубее по стилистике и местами напоминает балаган. Критично широко раскрывается образ «дембеля» Коли, затмевая порой более важных персонажей некоторых сцен. Соблазнительная, по идее, Дренька приобретает граничную пошлость и тут же лишается своей изначальной лаконичности. Даже, казалось бы, Оксана — главный персонаж с минимумом реплик — уже не таинственная девушка с инфернальными глазами. Что-то рассеивает этот образ и не дает зрителю поверить в него.

Ставка, сделанная на экспрессию, крик и бешеный темп, оправдывает себя только в первом акте. Во втором зрителю хочется понимания происходящего на новом уровне, прикосновения к неизведанному потустороннему миру, к святости национальных обрядов и заискиванию перед ними. Мы хотим ощутить многослойность происходящего, почувствовать слабую грань между реальным и мистическим, между тем, что происходит на сцене и за ее пределами. В целом, нельзя сказать, что действие не оправдывает ожиданий, однако финал пьесы получился достаточно скомканным и нераскрытым в полной мере.

Тем не менее, сравнивая постановку пьесы «вий» молодого режиссера Алены Снегурчеко и харьковского театра «Котелок», которая гораздо ближе к оригинальному тексту, чем спектакль Максима Голенко, стоит отметить что именно масштабность — декораций и децибел — делает последний более успешным.

«Вий» — это материал, не теряющий актуальности. Кроме того, дополняя канву спектакля современными образами и параллелями, режиссер Максим Голенко старается напомнить нам о том, что все, что происходит с нами сегодня, тесно связано с тем, кем мы были вчера. На сцене фигурируют персонажи, близкие нам по духу эпохи: современные до отпевания покойника через скайп и отчаянные до продажи собственной почки. И в данном случае, как драматург, так и режиссер пытаются показать второстепенность наших сиюминутных желаний и устремлений, меркнущих перед сакральной силой, что движет нашей жизнью.


Другие статьи из этого раздела
  • Хто боїться Михайла Гурмана?

    Як український режисер Стас Жирков зробив виставу в Німеччині
  • Сабуро Тешигавара

    Премьера обновленного «Дах-Дах-Ско-Дах-Дах» по поэме Кенджи Миадзавы в постановке Сабуро Тишигавары прошла на  «Токи/Фестиваль» в Токийском Метрополитен Театре в конце ноября. Начав свою карьеру в 1980-х годах в Токио, Сабуро Тешигавара очень быстро стал одним из самых востребованных хореографов современного танца в Японии и в Европе
  • Парад румунського театру: Національний театральний фестиваль в Бухаресті

    Кістяк театрального фестивалю в Бухаресті — найголовнішої театральної події року в країні — складався із набору вистав за класикою, поруч із якими виборювала собі місце молода румунська альтернатива. Окрім насиченої театральної програми, фестиваль мав також теоретичну частину, де можна було послухати лекції відомого американського режисера та теоретика театру Річарда Шехнера, відвідати презентації книжкових новинок на театральну тематику за останній рік, а також переглянути документальні фільми про Гротовського, Сару Кейн та інших театральних метрів
  • «Объяснить» И. Вырыпаева в «Школе современной пьесы»

    Не завидую зрителям, у которых под рукой не будет хотя бы пресс-релиза, который, впрочем, тоже ничего в «Объяснить» не объясняет. Но, по крайней мере, дает хоть какую-то опору, потому что осмыслить новый вырыпаевский опус, отталкиваясь собственно от спектакля, будет, мягко говоря, затруднительно
  • «Столик»: откуда берутся звуки

    Поляки из  «Карбидо» отыграли в Киеве концерт в восемь рук.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?