Эхо Промзоны01 октября 2012

Текст Марыси Никитюк

Фото Юлии Вебер


Гогольфест в этом году состоялся. Было много хорошей музыки и яркой публики. Было забавно, был драйв, движ. Несмотря на козни власти и каверзы судьбы эта «шалость» удалась.

Идеолог и организатор фестиваля Влад Троицкий показал кроме уже существующих в условиях театра «ДАХ» Эдипа. Собачья будка и «Короля Лира», новую постановку-эскиз «Школа не театрального искусства». Ею он продемонстрировал грамотное обхождение с пространством промзоны и тонкое кураторство, благодаря которому удалось связать воедино этюды актеров. На повестку дня Троицкий вместе с «ДАХом» вынес главный вопрос. — О Театре. О театре как об искусстве, о театре как о жизни и жизненном пути.

Спектакль состоит из двух частей, которые стоит смотреть последовательно. Обе части составлены из этюдов актеров театра «ДАХ» — это монологи и диалоги из пьес «Шекспира» («Король Лир», «Макбет»), Клима («Ромео и Джульетта», «Марево Мариво»), Ионеско (тексты). Интермедиями между этими этюдами вклиниваются жесткие монологи режиссеров ХХ и ХХІ века. Эти нетерпимые, нервные, проницательные вставки, как обвинительные речи в суде, обращены против старого плохого театра с его «традицией». В монологах слово имели: Борис Юхананов, Клим, А.Жолдак, Антонен Арто, Дж.Стреллер.

Устами актрисы Русланы Хазиповой ставится вопрос ребром. Чем является сегодня театр? Какова роль в современном мире режиссеров, драматургов, актеров, критиков и зрителей? Вопрос отрезвляющий: «На что мы тратим нашу единственную жизнь?» Вспоминаются все вечера, проведенные в полумраке среди незнакомых людей. Зачем это? Зачем ты так долго бродил по киевским театрам в поисках чуда? Задачей Троицкого в этой эклектической постановке было — воспроизвести те удивительные фрагменты из спектаклей, которые и есть чудо. Чудо настоящего Театра, размышляя о котором не жаль потратить большую часть своей единственной жизни.

Здесь был показан неуловимый и пронзительный диалог Ромео и Джульетты из пьесы Клима. Огромная площадь сцены залита дневным светом из окон. Под потолком в тисках железных кабин стоят три Джульетты в белых платьях. Три Джульетты — три тени — эхом отзываются с разных точек пространства. А через зал идет к ним Ромео (Дмитрий Ярошенко), Ромео-Гамлет — уставший и безнадежный. Его голос звучит хрипло: «Любовь всегда, мы не готовы к ней всегда, мы не готовы к ней как к смерти». Эхом под сводами завода разносится раненое тройное «ЛЮБЛЮ!». И второй эпизод из пьесы Клима «Марево Мариво», сыгранный Русланой Хазиповой, тоже покорил публику. Это был богоборческий бунт, бунт в театре.

У Влада Троицкого получился жесткий, спартанский, аскетически подтянутый спектакль. Впечатление от него, правда, несколько испортил затянутый фрагмент из Ионеско и финальное обращение Жолдака.

Эту постановку, возможно, больше никогда не покажут, а, быть может…

В памяти останутся миражи, тени, обрывки… Образы… Слезы…

Не так много помнишь спектаклей, но те, которые помнишь, живут с тобой всегда.


Другие статьи из этого раздела
  • Толерантсвующая оргия и бельгийские кокетки

    Когда спектакль, а, точнее, постмодернистский перформанс «Оргия толерантности» бельгийского художника, скульптора, режиссера Яна Фабра закончился, чувства остались неопределенными. С одной стороны, смешно и забавно, а с другой — непонятно, так все-таки «за» или «против» констатируемой псевдотолерантности и общества потребления выступает Ян Фабр? Его постановка, состоящая из этюдных эскизов на тему «типажи и штампы современного мира», скорее заставляет мило потешаться над «глупышкой-потребителем», нежели испытывать к нему отвращение.
  • Призрак Уайльда в ТЮЗе

    Мюзикл «Привид замку Кентервіль» поставлен, как утверждают создатели, по мотивам произведения О. Уайльда «Кентервильское привидение». От оригинала, впрочем, осталось немного: герои, место действия и несколько диалогов. Кроме того, история переместилась на тридцать лет вперед. Осовременивая сюжет, режиссер Артур Артименьев ввел в спектакль самолеты, радио, распылители на банках и прочие атрибуты нашего времени, призванные, очевидно, приблизить действие к зрителю театра, то есть — к среднестатистическому школьнику.
  • Театр по колу

    Вперше на київській сцені, в Молодому театрі, свою роботу представив режисер Андрій Бакіров, який ставить спектаклі по всій Україні. Для київського дебюту він обрав п’єсу безкомпромісного песиміста, відомого французького драматурга ХХ ст. Жана Ануя «Коломба». Завдання амбіційне і важке, з огляду на те, що улюбленим жанром Ануя була трагедія. А його світи — це завжди жорстоке зіткнення і протиставлення ідеалу з реальністю. На сцені стрімко розгортається трагедія кинутого зрадженого ідеаліста
  • Театральная Япония

    Согласно официальной статистике, в Японии сегодня насчитывается около трех тысяч театров. Но реальность несколько иная… В 1980-е — во время так называемого, японского экономического чуда — действительно, были построены тысячи новых театральных пространств, многие из которых не были открыты, другие же были открыты, но использованы не по назначению. Недавний мировой экономический кризис, а также экологическая катастрофа (землетрясения и цунами) нынешнего года стали причиной закрытия многих коммерческих и государственных театров.
  • Гетсби. The Great

    Балет об Америке с украинской пропиской

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?