Гетсби. The Great23 февраля 2015

 

Текст Анастасии Головненко

Фото Лены Кудрей

«Век джаза», как называют 20-е годы прошлого века в Америке, известен, прежде всего, периодом экономического процветания. Действие романа Фрэнсиса Скотта Фицджеральда «Великий Гетсби» происходит на «золотом побережье» Лонг-Айленда, среди вилл именитых богачей. В центре сюжета – молодая семья Бьюкененов, Тома и Дейзи, – людей, живущих в наслаждении своим богатством. Рядом с Бьюкененами постоянно находится гольфистка Джордан, подруга Дейзи – заядлая тусовщица и интриганка. Конфликт рождается в тот момент, когда в кругу таких людей появляется кузен Дейзи, Ник Каррауэй – человек глубокий и совершенно чуждый жизненным устоям Бьюкененов. Для американцев роман Фицджеральда – классика, к которой относятся с особым пиететом: ее изучают в школах и вузах, почитают и называют «притчей об Америке».

Балет, поставленный Денисом Матвиенко и Дуайтом Роденом, открывается сценой одной из популярных в восточной части Лонг-Айленда вечеринок. Удачно прописанные для балета партитуры (Константин Меладзе) от начала задают тон постановке: здесь, кажется, давно знакомые джазовые элементы соприкасаются с современными мотивами. И балет, в целом, плотно дополнен фигурами контемпа – от его классической формы в постановке ощущается шарм и профессионализм труппы. С самого пролога действо демонстрирует свободолюбие, любовь к жизни и праздность американских вечеринок. На одной из них Ник (Александр Сергеев) однажды и познакомится с Гетсби.

Появляясь в ослепительно белом костюме, Джей Гетсби (Денис Матвиенко) сразу же противопоставляется всем остальным героям. Отстраненная, но центральная его партия прописана особо, с гордостью, скрытым самодовольством, но одновременно – трогательно и светло. Влюбленный в свою мечту, священное счастливое будущее с Дейзи Бьюкенен, он спокоен и осторожен в своих переживаниях. Дейзи (Анастасия Матвиенко), напротив, раскрывает образ светлый, но игривый, по-детски откровенный и преданный ценностям высшего света. Нежно-персиковое платье танцовщицы раскрывает красоту и нежность ее героини. Вариации для Дейзи и Гетсби полны легкости и филигранных арабесков, создавая пастельный коктейль из танца и чувств, они противопоставлены массовым сценам ночных развлечений.

По сюжету Дейзи давно влюблена в Гетсби, но когда много лет назад, Джей сделал ей предложение, она не смогла его принять, потому что парень был совсем не обеспечен. Она вышла замуж за богатого Тома Бьюкенена, который был ей ровней, но так и не смогла забыть своих юных чувств к Гетсби. Как только Ник поселился на Уэст-Эгге, рядом с домом Гестби, гольфистка Джордан (Екатерина Кальченко) набивается ему в подруги и через него помогает устраивать встречи Джея и Дейзи. Джордан не отдает себе отчета в том, что измена Дейзи может повлечь за собой кучу неприятностей, ведь она уверенна, что в городе у Тома Бьюкенена также есть любовница.

Пластически Джордан всегда узнаваема благодаря ее особенным амбуате: манера танцовщицы опускаться на пальцы четче и тверже, чем остальные герои, ее походка более уверенна и игрива. Джордан – абсолютно самодостаточна, и это мы видим в каждом ее па.

Поворотным событием для истории становится поездка компании в отель «Плаза». Гетсби, Бьюкенены, Джордан и Ник отправляются покататься и выпить холодных коктейлей в Нью-Йорк, по большому счету, просто от скуки. Дорога лежит через Долину Шлака – места, где держит свою автомастерскую Джордж Уилсон (Сергей Сидорский), и где его жена Миртл (Дарья Павленко) впервые встретила и полюбила Тома Бьюкенена. Дуайт Роден показывает среду Долины Шлана особенно ярко и агрессивно, кордебалет в черных и красных костюмах с голыми торсами – люди, которые тяжело работают в долине, грубо отличаются от лоска богачей. Эти дивертисменты более откровенны, резки и «красноречивы», в них нет легкости и наслаждения жизнью и величественной расслабленности, которая характерна для основных сцен.

В «Плазе» между Томом и Джеем развязывается давно назревший конфликт и, обиженная на Тома, Дейзи решает возвратиться домой на машине Гетсби. Ник и Джордан едут с Томом. Интересно, что Дуайт Роден делает эту сцену одной из самых доступных даже для зрителя, не знакомого с либретто. Задник с первых сцен занимают сюжетные видеопроекции: Нью-Йорк, дом Джея или Бьюкененов, Долина Шлака и зеленый огонек на причале Бьюкененов, которым так часто любовался Гетсби. В сцене, где около автомастерской в Долине Шлака, автомобиль с Джеем и Дейзи сбивает любовницу Тома, хореограф рассказывает особую историю. Его «рабочие» в предчувствии непоправимого неистово мечутся и сбиваются с пути, щедро окутывая эмоциями язык своих движений. В завершении сцены Ник оставляет Гетсби под окнами Бьюкененов, где уже и забыли о случившемся, и продолжают жить спокойной и бессмысленной жизнью.

Разбитый, Гестби возвращается домой. Его финальные вариации крайне глубоки и трагичны, герой не в силах справиться со случившимся, ритм его танца постоянно сбивается и изменяется от сильного ускорения к неимоверно плавному бугалу о разочаровании. Гетсби в эти минуты прощается с единственной своей мечтой, а пришедший в его дом из Долины Шлака Джордж Уилсон, отбирает у него и жизнь.

 

The Great Gatsby – это очень современная «притча об Америке». Дуайт Роден так четко и смело приписывает каждую сцену, так, что балет перестает быть балетом как таковым, он перерождается в симультанный спектакль-мюзикл, с крайне объемными и глубокими персонажами. Пластика в The Great Gatsby по-настоящему одухотворена, мысли воплощены в каждом движении, а дух «века джаза» воплощен в телесности первоклассной труппы.


Другие статьи из этого раздела
  • Арт-терапия для «оборотней»

    «Театр 13» рассказали о страхах и комплексах сегодняшнего дня
  • Черное сердце тоже болит

    Говоря о любви, о долге, о роке, о власти ─ обо все том, что будет грызть человеческое сердце до скончания мира, шекспировская драматургия действительно никогда не утратит своей актуальности. Чем дальше мы уходим от «золотого века Англии», тем ближе и понятнее нам становятся ее неумирающие страсти. Сколько бы ни было написано прекрасных новых текстов, шекспировские навсегда останутся объектом вожделения для театральных режиссеров, они же будут их испытанием на зрелость. Андрей Билоус в постановке «Ричарда» сделал ставку на психологический анализ первоисточника и неожиданно гуманистическое прочтение характеров.
  • Интеллектуальный пир и Мыльный Пузырь

    Если бы испанскому обольстителю Дон Жуану довелось узнать, что в третьем тысячелетии о нем напишет киевский драматург Андрей Миллер, надо думать, он бы счел возмездие от руки Командора чрезвычайно мягким. Все-таки у Дон Жуана при всех роковых его недостатках был вкус, стиль и честь, а у господина Миллера, пардон, одна литературная амбиция.
  • Київська Пектораль 2007

    27 березня у Міжнародний день театру вшістнадцяте вручили премію «Київська Пектораль» — статуетки пекторальних півмісяців і п’ять тисяч гривень на лауреата. Стосовно об’єктивності цьогорічної Премії сумніватися важко: 18 діючих театральних критиків видивлялися з маси київських прем’єр 2007-го року адекватних номінантів і чітко фіксували свої враження. Те, що остаточне рішення приймали не вони, а оргкомітет у складі чотирьох осіб, на результати суттєво не вплинуло, а ось останні суперечки між експетрами та організаторами матимуть продовження в переорганізації роботи експертного комітету. До того ж фінішував цьогорічний комітет без трьох експертів: В. Заболотня, А. Липківська та Котеленець на останньому етапі голосувань участі не брали.
  • Доктор Франкенштейн

    Джонни Ли Миллер и Бенедикт Камбербэтч в известной британской постановке

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?