Доктор Франкенштейн04 февраля 2015

 

Текст Екатерины Макбендер

Фото Сoolconnections.ru


«Британский театр в кино» неустанно набирает обороты. В сезоне 2014/15 были показаны не только «Медея», «Трамвай «Желание», «Верхний свет» Стивена Долдри и спектакли шекспировского The Globe, но и повторно представлен «Франкенштейн» Дэнни Бойла, с которого для Украины все только начиналось.

Начало 19 века – новый этап промышленной революции, человечество механизирует и разделяет труд, строит железные дороги, развивает энергетику и металлургию, постепенно утверждая свое господство на Земле. Чтобы отобразить характер времени, сценограф Марк Тилдеслей выводит на сцену грохочущий паровоз в стиле стимпанк. Готовая снести все на своем пути, стальная конструкция выезжает по рейкам, источая густой дым и искры. Управляют ею рабочие – безликая масса в черных очках. Размахивая руками, они будто пытаются ускорить ход механизма, их движения походят на марш, триумфальный марш прогресса.
Но механизации не достаточно. Чтобы сравняться с Богом во всем, человек сам должен стать Создателем. И вот существующему порядку брошен вызов: юный Виктор Франкенштейн оживляет мертвое тело с помощью электрического разряда. Гордыня и жажда признания толкают Виктора на экперимент, но ужаснувшись его результатом, уродством Создания, лишенного божественной искры, он бежит от него, попирая основной принцип Создателя, – заботу о своем Творении.

Джонни Ли Миллер и Бенедикт Камбербэтч поочередно исполнили главные роли в спектакле, что дает возможность сопоставить различные интерпретации заданного образа. Доктор Ли Миллера – энтузиаст, который поддался идее научного прорыва, не осознавая последствий. Черные волосы, бледная кожа и мистическая отрешенность роднят его с героями фильмов Тима Бертона. Можно сказать, что в душе он эмоционален и даже чувствителен, но является заложником своего замкнутого характера. Он сильно отличается от самовлюбленного жестокосердного ученого, каким Виктора представил Камбербэтч. В его версии Франкенштейн – гений, уверенный в непогрешимости собственных действий и взглядов. Это холодный, расчетливый ум, непробиваемый цельный образ, и он впечатляет сильней, но Ли Миллер был ближе к оригинальному замыслу Шелли. Следует заметить, что в адаптации драматурга Ника Диара центральным персонажем является отнюдь не доктор, а его безымянное Творение. В своей постановке Дэнни Бойл сосредоточился на вопросе о том, что значит быть таким экспериментом, что чувствовать, как реагировать? Он размышляет о слабостях прогрессивного человека, о том, к каким фатальным последствиям ведет его гордыня и жестокость. 

Режиссер не захотел класть Создание на операционный стол: зритель видит конструкцию, обтянутую плотной тканью, она напоминает кокон, внутри которого трепещет эмбрион, и визуально походит на «Витрувианского человека» да Винчи. Несколько толчков и на сцене покажется существо, покрытое шрамами, голое, беззащитное – это физическое рождение, болезненное и вынужденное. Создание также играли оба актера, однако особенно интересно наблюдать в этой роли Камбербэтча, ведь она резко контрастирует с приросшим к нему амплуа сноба-интеллектуала и требует особого пластического языка. Создание – по сути, ребенок во взрослом теле, оно еще ничего не умеет, – ни говорить, ни ходить. Изначально, его движения – это беспомощная попытка встать на ноги, комплекс поворотов и падений, выпадов и перекатов. В последующих эпизодах также заметна некая механичность и ломанность пластики актера, что подчеркивает разлад в искусственно созданной плоти Творения.  Мир Природы и Индустриального Общества здесь противопоставлены. Если в первом Существо чувствует себя умиротворенно и гармонично, то люди ненавидят и боятся его, выводя на путь хладнокровной мести.  Все эти сцены поджогов, убийств и насилия, будь они натуралистично показаны в кино, скорее оттолкнули бы нас от героя, чем заставили ему сопереживать, но театр сглаживает острые углы, превращая эпизоды в сугубо символичные – в основном, благодаря работе со светом. 

Самым эффектным является финал постановки. Отвергнув Творение, Виктор лишился всего, теперь его единственная цель – уничтожить Существо. Герои находятся на грани, это конец для обоих, неминуемая развязка антагонистичного конфликта. Они одно целое. Именно поэтому было важно, чтобы Ли Миллер и Камбербэтч поочередно сыграли персонажей, могли прочувствовать природу их взаимосвязи, лучше понять друг друга. За свою работу оба актера удостоились премии Лоуренса Оливье и награды Evening Standard. Однако не только союз Ли Миллера и Камбербэтча обеспечил успех постановки, с помощью талантливой команды – осветителей, сценографа, музыкантов, – Дэнни Бойл создает на сцене альтернативную реальность, таинственную и готичную, которая затягивает с первого эпизода рождения Существа.
Несомненно, это утверждение гуманистических идей, ведь «Франкенштейн» – не о том, что значит быть Монстром, а о том, что значит быть Человеком.


Другие статьи из этого раздела
  • Доки можеш: бери, люби, тікай

    П’єса, написана для Royal Court на сцені Молодого театру
  • Кішки чи собаки?

    «Дикий театр» представив виставу-променад в зоопарку. Про що вона?
  • Іспанці у розмірі м3

    Для пересічного київського глядача, який ще як слід не скуштував європейських театральних марципанів, іспанець Фернандо Санчес Кабезудо (Fernando Sбnchez-Cabezudo) aka Mr. KubiK Producciones може стати новим цікавим досвідом. Вистава, яку привезе його театральний колектив на Гогольфест, являє собою постмодерністський мікс із абсурдизму, кафкіанства та лівої критики під соусом чудернацької кубічної форми.
  • Волчье танго. Дети-дикари

    Основная художественная задача DEREVO — передать телом любую сущность, любую эмоцию. Техника театра основана на танце «Буто», различных видах пантомимы, на клоунаде, акробатике, балетной технике и танцах народов мира. Вбирая мировой танцевальный опыт, DEREVO обрело свой собственный язык, и у себя на родине воспринималось как чудо и откровение.
  • Как играли Чонкина В театре на Левом берегу Днепра

    Октябрьской премьеры «Играем Чонкина» в театре на Левом берегу Днепра ждали. Во-первых, на режиссерском нашем скудо-бедном поле вырисовались новые игроки: актеры с режиссерскими амбициями — Александр Кобзарь и Андрей Саминин, которые в своего «первенца» вложили все свои чаяния. Во-вторых, выбранный материал — вдруг «Иван Чонкин» Владимира Войновича — произведение, мягко говоря, неоднозначное. Узнаваемость автора и его «Чонкина» имеет ярко выраженный возрастной ценз: люди младше тридцати стыдливо переспрашивают, мол «не слышали, не знаем», а тем, кому за тридцать — растягиваются в неопределенных улыбках, мол, знают что-то свое.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?