ЖАНР: «БЕЛЛЕТРИСТИЧЕСКАЯ РЕЦЕНЗИЯ» …

Или все что угодно после просмотра «Марат/Сад» в театре Русской драмы им. Леси Украинки28 сентября 2008

Сочиняла Марыся Никитюк

Фотографировал Андрей Божок

18–26 сентября — Киев

4 ноября — Мюнхен

В рамках дней немецкой культуры в Украине Постановка «Марат/Сад» в Театре Русской драмы им. Леси Украинки

Пьеса немецкого драматурга и писателя ХХ ст. Петера Вайса Необъятное название пьесы — «Преследование и убийство Жан-Поля Марата, представленное артистической труппой психиатрической лечебницы в Шарантоне под руководством господина де Сада

Режиссер Катрин Кацубко (Германия) совместно с немецкими актерами Института театроведения (Мюнхен) и актерами Театра Русской драмы

Спектакль на двух языках: немецкий и русский

Соблазнительные картины революции. Ассоциации

Сегодня — год тысяча восемьсот восьмой, Июль, тринадцатое число… Пятнадцать лет, как произошло убийство того, сидящего в ванной

Собственно, вышеизложенное — это и вся информация о спектакле, дальше — размышление и литературное безумство. «Убийство того, сидящего в ванной» — именно эта лаконичная и модерная фраза своим издевательским нигилизмом побуждает к безумству фантазии. Вспомним картину Жака-Луи Давида «Смерть Марата» — кровавого революционера времен Большой французской революции, «друга народа и брата». Времена жуткие: в воздухе пахло кровью и порохом, на баррикадах гавроши рвали грудь свободе Делакруа и мочились на отрубленные головы аристократов и королей. Марат — одно из главных действующих лиц революции, перед смертью, изводя себя мыслями о революции, он томился в ванной, спасаясь от экзем. Эти соблазнительные картины имеют к рецензии весьма отдаленное отношение, но мне всегда хотелось литературно помечтать на тему «революция и я»: подглядеть за бесчинством черни на улицах дымящегося Парижа, где одновременно в одну эпоху собрались все волнительные персонажи: Шарлотта Корде, Бонапарт, Маркиз де Сад, Мария Антуанетта и Марат. И если такой повод, как премьера, позволяет упиться на безопасном расстоянии трехсот с небольшим лет красотой упадка и трагедии, значит, полагаем, была премьера не напрасно. А была ли постановка блистательной, значения не имеет, когда в воображении оживают и пульсируют своей темной жизнью извращенные, омерзительные герои писательницы Габриель Витткоп из ее беспрецедентно жесткого романа «Торговка детьми» …

«Смерть Марата» кисти Жака-Луи Давида «Смерть Марата» кисти Жака-Луи Давида

«Смерть Марата» кисти Катрин Кацубко «Смерть Марата» кисти Катрин Кацубко

Брехтовский театр, подернутый психиатрическим безумием де Сада. Критика.

Марат! Революцию нашу изгадили! Марат! Мы с врагами своими не сладили! Марат! Мы, как прежде, живем в угнетении! К чертовой матери долготерпение!

Пьеса Вайса написана в исключительно оригинальной и «вкусной» форме, именно поэтому и не осталась на задворках драматургии как левацкий фельетончик (Петер Вайс импонировал коммунистам и его творчество соответственно), а стала интересным материалом для смелых театральных экспериментов. Стихотворная форма и «левое» публицистическое содержание. Вайс использовал реальный факт постановок Маркиза де Сада в Шарантоне, чтобы пофантазировать на тему дебатов де Сада и Марата о революциях, о человеческом сообществе и о миропорядке в целом. Действие пьесы происходит во время открытого спектакля де Сада об убийстве Марата, где больные, разыгрывая пьесу о тирании «былых времен», говорят о «дне сегодняшнем». Драматург завернул свои воззрения в брехтовскую форму «Театр в театре». Актеры дистанцированы и удалены от ролей своих персонажей, будто выныривают из-под грубых масок и в водовороте безумства снова с ними незаметно стростаются.

Украинский и немецкий паяцы — ведущие спектакля — много себе позволяют: издеваются, иронизируют, как и подобает шутам Украинский и немецкий паяцы — ведущие спектакля — много себе позволяют: издеваются, иронизируют, как и подобает шутам

Сюжет подернут психиатрическим безумием лечебницы Шарантон, где провел последние годы своей жизни небезызвестный Маркиз де Сад, ставящий спектакли с сумасшедшими, на которые собиралась вся парижская элита. Это немало щекочет воображение — как театральный критик, отдала бы руку и почку, чтобы посмотреть хотя бы одну такую постановочку.

Постановку же Катрин Кацубко в Русской драме можно было посмотреть за обычные деньги. «Марат/Сад» политического привкуса лишена, и это естественно, потому что его в современном украинском театре никто не ждет, его и без того хватает в наэлектризованном политикой информационном поле. В эпицентре социально-философский антагонизм — идеального общества не существует и надо либо терпеть все нарастающее неравенство среди людей, либо собирать кровавый урожай на полянке, где цветут человеческие головы. Эта неразрешимость в постановке представлена в жестких диалогах де Сада и Марата, первому плевать и на Францию, и мироустройство, второй стремится к идеалу посредством трупов.

Предположительно — голова Шарлотты Корде. С ней по сцене носится озверевшая чернь, показывая, какие зрелища на самом деле нужны народу Предположительно — голова Шарлотты Корде. С ней по сцене носится озверевшая чернь, показывая, какие зрелища на самом деле нужны народу

Впервые пьеса была поставлена в Западном Берлине в 1964-ом году, но истинный успех к ней пришел в легендарной постановке Питера Брука в Лондоне.

В советские 80-е эту пьесу хотел ставить Любимов на легендарной публицистической Таганке, тогда ему не разрешили. А когда он поставил ее уже в постсоветской России, ее политический смысл был никому не нужен, однако фееричность и высокий стиль мастера был в постановке очевиден и вошел в историю постановок. «Марат/Сад» Катрин Кацубко в Театре Русской драме — довольно хорошая двуязычная немецко-украинская постановка, позволяющая на ее фоне помечтать о революционном мраке.

Немецкий Маркиз де Сад и избивающая его Шарлотта Корде Немецкий Маркиз де Сад и избивающая его Шарлотта Корде

История ничему не учит, и театр тоже, театр — это просто красиво, а кто думает иначе, тот обманывается.

Комментарий редакции УТП: некоторые постановки существуют исключительно для того, чтобы разбудить творческую фантазию критика и придумать то, что режиссеру и не представлялось. И есть в этом не только наглость этого критика — не смотреть на сцену, а смотреть В СЕБЯ, — но и определенная ответственность режиссера — показывающего СЕБЕ. Длиннейшие полотна некоторых спектаклей просто влекут рождать критиков «качественные фантазмы», заполняя пустоты «мыслями о своем». А редакция УТП ответственности за режиссерские/актерские/авторские фантазии не несет.

Марат! Революцию нашу изгадили! Марат! Мы с врагами своими не сладили! Марат! Революцию нашу изгадили! Марат! Мы с врагами своими не сладили!


Другие статьи из этого раздела
  • Бельгийцы в Венеции

    В этом году театральное биеннале в Венеции пестрит топовыми именами европейских режиссеров. Сразу же после Остермайера 11-го октября свою новую работу показал бельгийский художник и режиссер, а также известный провокатор Ян Фабр — «Прометей. Пейзаж II», созданную им в сотрудничестве с сербским международным театральным фестивалем БИТЕФ. Прежде, чем попасть на биеннале в Венецию, «Прометей» объездил Европу и Америку. Эта работа сделана в присущем режиссеру ключе — оргии и насилие на фоне прекрасных, масштабных декораций — «оживших картин». Несмотря на то, что Ян Фабр давно работает в театре, он, прежде всего,  — художник.
  • Таргани, діти та інші звірі

    Британська театральна компанія 1927 показала у Києві трагікомедію про революцію, що не відбувається
  • «Киев-Лисичанск». Звери в поезде

    О том, как в Северодонецке поставили документальный спектакль об актерах с востока и Крыма
  • «Місто на Ч»: театрально-документальний експеримент

    Сюжет вистави «Місто Ч.» розгортається довкола дівчини з київської Троєщини, яка, помилившись містом, замість Чернігова приїхала до Черкас — знайти хлопця, з яким познайомилася в клубі. Він казав їй  «люблю тебе, мала, всі діла», а вона, шукаючи його, закохалася в іншого, вийшла заміж за нього і лишилася в Черкасах назавжди.
  • Андрей Май: «Люк Персеваль поблагодарил нас за честность»

    Откровения режиссера и гражданина, или ликбез по документальным спектаклям

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?