«Столик»: откуда берутся звуки28 июня 2013

Поляки из «Карбидо» отыграли в Киеве концерт в восемь рук.

Текст Жени Олейник

Свою уникальную выдумку — «партитуру для четырех господ и стола — Карбидо» уже привозили на киевский «Гогольфест» четыре года назад. Этот аудио-спектакль видели не только в Европе, но и в Азии и Австралии. В Украину «Карбидо» вернулись с целым туром — кроме столицы, «Столик» побывал также во Львове и Одессе.

Все начинается с того, что в столешницу влетает нож. Так появляется первый звук. Четверо за столом разыгрывают партию какой-то загадочной игры, состоящей из стука и лязга лезвий. А потом принимаются гладить, царапать и чесать деревянную поверхность, и от нее начинает исходить странная завораживающая музыка.

«Столик» — спектакль о путешествии. И хотя его участники утверждают, что это в большей мере музыкальное действо, чем театральное, у «Столика» есть свой сюжет, если не сказать маршрут. Четыре стороны стола означают четыре стороны света, а в спектакле звучат мелодии разных этносов: вариации на тему польских и белорусских народных песен, музыка скандинавии, африканские, азиатские и даже австралийские ритмы. Да и сам стол — это некий давний символ единства, присутствующий во всех культурах. «Все мы едим, играем в карты, ругаемся за столом — вне зависимости от национальности», — обьясняет музыкант Гори Гавел.

«Столик» переносит нас в те времена, когда люди еще всерьез увлекались анимизмом. Стол, на котором, собственно, играют «Карбидо», хранит в себе сотни разных звуков. Это полноценный инструмент, удивительный гибрид с припрятанными в выдвижных ящиках клавишами, замаскированными струнами, невидимыми резонаторными коробками, свистками и рычажками. А сами музыканты исполняют роли шаманов, которые своими заклинаниями выманивают звук наружу и превращают стол в большого деревянного зверя, отзывающегося на любое прикосновение.

Гори Гавел говорит: «Столик» появился от скуки. «Пили пиво и думали, на чем бы пограть, но так, чтобы всем вместе. Сидели за столом, на нем и сыграли», — вспоминает он. Идея пригодилась через два года — «Карбидо» подготовили аудио-спектакль для фестиваля авторской песни в Вроцлаве. Инструмент собрали за два месяца, и сначала думали, что проект будет одноразовым. Но потом начали экспериментировать со столом и продолжают делать это до сих пор. «Попервах очень болели пальцы, — смеется Гавел, — а теперь ничего, привыкли».

Магия зрелища состоит еще и в том, что полностью разглядеть то, что поисходит вокруг стола, невозможно — инструмент стоит в центре амфитеатра, и по крайней мере один из музыкантов всегда оказывается спиной к зрителям. Время от времени на столе появляются разные предметы, однако реквизита в спектакле нет. У всего своя партия — будь то монетка, которая с гулом кружит по столешнице, или повизгивающие фужеры с водой, или карандаш, которым в буквальном смысле вычерчивают музыку. «Карбидо» словно учат нас самой природе звука, словно заново обьясняют, что это такая же характеристика, как цвет или запах, и что она присуща всему, что нас окружает. И что любой шорох, скрип, шелест, кашель или смех — по-своему музыкален.

Спектакль завершается постепенно: музыканты по очереди поднимаются и уходят со сцены. К центру стола причаливает бумажный кораблик — путешествие подошло к концу. А когда сцена пустеет, и в зале зажигается свет, на мгновение кажется, что на самом деле никого и не было, а звук возникал из ниоткуда — по какому-то древнему волшебству.


Другие статьи из этого раздела
  • «Поздно пугать» в Театре на Левом берегу Днепра

    Сложно и трудно современная проза и драматургия входят в украинские национальные театры. Давно нет советского идеологического заказа или царского запрета на национальный колорит, театры безраздельно владеют творческой свободой. Так, что же им мешает ее реализовать? Почему они угрюмо встречают любую инициативу? Почему творческий поиск в них встречается с заведомо установленным безразличием? По привычке тянут они свой комедийно-водевильный репертуар, лишенный духа, времени, остроты, будто не было в нашей традиции экспериментов Леся Курбаса и поисков 90-х.
  • Грузинский театр — Свободный театр

    «Хотите узнать, чем живет современный грузинский народ,  — сказал на пресс-конференции Автандил Варсимашвили,  — посмотрите спектакли Свободного театра»
  • ГогольFest 2010: особенности

    Вот уже несколько лет подряд киевский сентябрь был тождественен, прежде всего,  — ГогольFestу — яркому, едва ли не единственному стоящему культурному событию года. Осень. Киев. Гогольфест. Искусство. Радость. — Такова была ассоциативная цепочка. Но в этом году радость была омрачена: стало ясно, что Арсенал для фестиваля закрыт
  • Дайсуке Миура: театр шока и подглядывания

    Одним из самых ярких представителей японского театра последней волны является Дайсуке Миура, режиссер и драматург, создающий жесткие, если не жестокие картины мира, не без наслаждения преподнося их зрителю. Плотоядный, физиологический, зацикленный на темах секса, насилия, обличающий самые темные стороны человеческой души, Дайсуке Миура вошел в театральный мир Японии в 2000-х годах.
  • На  «Перекрестке»

    Новый балет «Перекресток» стал настоящим скрещением новых идей и творческих усилий нескольких выдающихся творцов. Впервые в Украине для одного проекта собрались лучшие: Раду Поклитару — хореограф, Мирослав Скорык — композитор и дирижер, Александр Друганов — график и сценограф.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?