Некритические заметки о «Неделе актуальной пьесы». Алексей Карачинский12 декабря 2015

 

Текст Алексея Карачинского

Фото Елены Галай

 

«Колодец» Дмитрия Левицкого

Десантник – символ насилия. Он приглашает в Заросшее, дыру, как именуют это место его жители.

Многие действия происходят под землей, в дырах земли. Это подвал, где осуществляют допрос, а позже пытают следователи подозреваемых, это шахта, символ ада, рот хама. Такие дыры образуются в человеке, в котором нет любви, и тогда появляется опустошение, которое и приводит к одиночеству, а эту пустоту надо чем-то наполнять. Насилие выступает одним из вариантов наполнения, заполнения пустоты и одиночества. Такие дыры возникают тогда, когда человек не чувствует любви и является «недолюбленым». Все персонажи пьесы «Колодец» – одинокие люди, и они не ощущают любви, и от этого не умеют любить и сами.

«Окраина – лучшее, что может быть в этом городе», – говорит девочка – «единственная возможность вылезти из этой ямы», с края, с окраины. Центры всегда глубоки и в них выхода нет. Она – единственный персонаж, который хочет покинуть эту «дыру», улететь, как улетают птицы и самолеты.

Колодец – единственное чистое место. Это символ чистоты, очищения, который отравили смертью. Видимо, поэтому в пьесе есть такие слова: «мы заглядываем в колодец, надеясь найти ответ». Но этому все время мешает луна.

Шахта разрушается, герои становятся то ли мертвыми, то ли живыми, и изменить ситуацию сможет новый вектор развития. И только переименование, разрушение старого, полное уничтожение сможет решить проблему. И городу тоже нужно дать ему новое имя. Городу, в котором пока что нет любви.

 

«Лодка. Дирижабль. Я» Киры Малининой

Лишь в той мере, в какой человеку удается осуществить смысл, который он находит во внешнем мире, он осуществляет и себя. В. Франкл

Однажды один авторитетный психотерапевт сказал мне, что хороший способ работать с посттравматическим стрессовым расстройством – это мультики. Сказки, можно считать теми же мультиками, только в другой форме. Сквозь пьесу Киры Малининой, проходят важные экзистенциальные и философские темы, такие как жизнь и смерть, рай и ад, добро и зло, время и пространство, понятие ответственности за свою жизнь и жизнь других людей, тема помощи и многое другое, и все это на доступном, простом, детском языке.

Мультики и сказки в таком виде дают возможность задать себе важные жизненные вопросы, которые касаются смысла жизни. Есть категория военных с симптомами ПТСР, которые возвращаются с войны с внутренней пустотой, отсутствием смысла в жизни. И следующим их шагом часто является суицид. Точной статистики суицида в армии я не знаю, но мне известно, что среди участников вьетнамской войны до 1975 года превысило число самих погибших на войне в три раза. Эти статистические данные иллюстрируют тенденцию.

Слушая пьесу «Лодка. Дирижабль. Я» я все время думал о Хемингуэе. Я думал о том, что нельзя не заметить его душевного метания около принятия решения о самоубийстве. И нельзя не задаться похожим вопросом, читая пьесу. Я думал о том как эта пьеса может помочь украинским военным. И вдруг решил собрать друзей-драматургов и режиссеров и организовать группу украинских военных – сделать с ними читку, поставить спектакль, обучать их актерскому мастерству: учить текст пьесы Киры Малининой и параллельно рассуждать и расширять смыслы важных философских и экзистенциальных понятий, о которых на самом деле пишет автор. Давать задание им самим написать мини-пьесы, возможно, именно в виде сказок, с беспокоящими их проблемами. Такие читки можно было бы делать в центрах реабилитации военных, пробовать выезжать в части и в саму зону АТО.

Эти мысли посетили меня, когда я рассуждал о полезности этого текста не только для детской театральной аудитории, но и практически – для профилактики самоубийств и для помощи в поисках смысла среди военных, переживших ужас войны.

 

«Улун» Тамары Труновой

Во время обсуждения пьесы меня зацепил комментарий одного из драматургов об атмосфере советского союза в квартире, где происходит часть событий. Об ностальгии по прошлому. У меня назрел вопрос, почему прошлое? Когда все, кто почувствовал это «прошлое», последний раз ходил по квартирам разным городов и сел Украины, чтоб посмотреть, как сейчас живут люди? Насколько «сейчас»? Думаю, к такому выводу приводит не атмосфера, которая говорит о «прошлом», а эвристическо-репрезентативное мышление, которое состоит из отсутствия личного информационного опыта про состояние жизни людей в Украине. Если вам хочется узнать больше об атмосфере в квартирах украинцев, можно поехать поколядовать в Белую Церковь, если не далеко, а лучше – в Краматорск, или села ближе к линии фронта.

Когда я арендовал квартиру, в которой сейчас живу, из мебели, в ней была только часть кухни, с рюмками, двумя разными рюмками (как и в пьесе). И так же, то ли польская, то ли венгерская стенка для сервиза, лет 15 назад на них была мода. И это ни какое не советское пошлое, это наше настоящее. Если бы в ней было кресло, то обязательно у него отрывалось бы быльце. И квартира, в которую попали герои пьесы, мне кажется, в таком же состоянии. То есть была, в тот момент, когда в нее попадает снаряд.

Когда действие переходит в другую комнату и Катя узнает, что она мертва, и все в этой квартире мертвы, первый вопрос, который пришел мне в голову – про рай и ад. В такой квартире, и таком способе жизни после смерти, если это так можно назвать, сказать, что они в раю, я не могу. Но это и не ад, так как тут собираются все родные, и уходя из жизни, даже в новом месте дают жилье.

Это, возможно и не новый взгляд на жизнь после смерти, но своей необычностью, он привлекает и заставляет задуматься. Любой выход за рамки стандартного меня привлекает.

После смерти, у Кати, как и у каждого умершего, появляется возможность написать письмо маме. Из мира мертвых в мир живых дать послание. Возможно ли вообще такое? Когда пару лет назад убили моего друга при грабеже под домом, плачущая бабушка, которая для него была мамой, в день похорон не плакала. Она всем сказала, что ее внук-сын ей приснился и попросил не плакать и не переживать, так как ему там хорошо.

Военный психолог Алексей Карачинский Военный психолог Алексей Карачинский


Другие статьи из этого раздела
  • Некритические заметки о некоторых текстах «Недели актуальной пьесы»

    «Улун» Тамары Труновой, «Колодец» Дмитрия Левицкого, «Лодка. Дирижабль. Я» Киры Малининой глазами Алексея Карачинского
  • Отель Босния. Дмитрий Левицкий

    Впервые в своей жизни оказался на Балканах. Еще не знаю, верно ли говорить «на Балканах» или же корректней называть страну. Еще не знаю. Я впервые в Боснии и Герцеговине на театральном фестивале MESS. Я - гость фестиваля
  • DAS IST ̶N̶I̶C̶H̶T̶ MEIN THEATER. Мария Слоева

    Heidelberger Stückemarkt – один из самых престижных фестивалей-премий для драматургов немецкоязычных стран, который проходит ежегодно в Гейдельберге и включает в себя программу спектаклей по текстам современных авторов, читки новых пьес, а также представляет театральную сцену гостевой страны-участника фестиваля, которой в этом году стала Украина.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?