«Голый французский король» 08 ноября 2010

Текст Марыси Никитюк

Фото Андрея Божка

В конце октября Киев отведал очень не симпатичное блюдо. Французский спектакль по классической пьесе Пьера Мариво «Игра любви и случая» в постановке режиссера-актера Филиппа Кальварио и театральной компании 95 оказался стопроцентной неудачей, полной огрехов и дурновкусия. Нам показали второсортный продукт из недр самого периферийного французского театра. Привозить в Киев из ряда вон плохие спектакли или средней руки цирковые представления становится тенденцией для Французского культурного центра. «Красная шапочка» и «Пока мама не пришла» — беспрецедентно низкокачественные, сырые, «школярские» театральные произведения, компанию Цирковых студий Марселя на прошлой Французской весне спас только залп белоснежных перьев в конце откровенно бедноватого циркового шоу…

Театральные гастроли в Украине — это, в первую очередь, вопрос финансовой политики. Для сравнения — в Москве театр имеет высокий государственный (и творческий) статус, московский зритель (и критик) не станет молча аплодировать при виде пусть и заморского, но все же чертовски голого короля, соответственно туда привозят самое лучшее, как-то — Жозефа Наджа и Жоэля Помра. В Украине — иное дело, здесь эти яркие театральные фигуры появятся не скоро. Плодовитый на культурные события Французский культурный центр действует в рамках логики и порядков той страны, в которой он функционирует. Если в Украине театр не ахти, публика нетребовательна и аплодирует, стоя, всем подряд, то и тратить баснословные деньги — нет смысла. А всему виной — преступное безразличие нашего государства к развитию отечественной культуры, если мы не уважаем себя, с чего бы это делать другим?

Отчасти из-за всего выше перечисленного к нам в Молодой театр и попал этот довольно вульгарный и нелепый театральный эрзац. Стоит, конечно, признать, что все старались — всем спасибо, — но все же переигрывание, скатывающиеся в кривляние, пошлость и актерские штампы не играли на руку и без того невзрачной и простенькой режиссуре. Все это могло бы быть потрясающим водевилем, опереткой (материал располагает), в памяти многих живут чудные советские фильмы по похожим пьесам Карло Гольдони, Лопе де Вега, Мольера, изобилующие актерскими находками (Труффальдино-Райкин из «Труффальдино из Бергамо», Терехова-Диана из «Собака на сене» и т.д.). Но комедию переодеваний, где два главных героя в тайне друг от друга наряжаются собственными слугами, режиссер и актер спектакля Филипп Кальварио попытался вывести русло серьезности, а завел — в тупик.

По ходу спектакля актеры решали трудоемкие вопросы «деструктивной страсти», «общественного долга» и «морали», пылко, упорно и стереотипно играли любовь и нагоняли на зрителя смертельную скуку, и тем, и другим. Героиня гнала от себя любимого, потому что он был в обличии дворецкого не очень-то ее достоин, и разъяренно бросалась на окружающих, демонстрируя высоты актерского наива периода учебных этюдов. Дворецкий Бургонье в образе дворянина Доранта похож на стереотипное представление о пижоне: яркий наряд, сопрано, петушиное поведение и гейское жеманство. То же наблюдается со стороны служанки Лизетты в роли своей госпожи Сильвии. Эти два театрально-актерские «клише» пытались на сцене совокупляться, заниматься оральным сексом, играть с неприлично выглядящей бутафорией, и, кроме вульгарности, глупости и дешевизны, не добыли из этой «клубнички» ни капли качества.

Мы, конечно, вполне хорошо ладим и миримся с нашей отечественной посредственностью, могли бы и подобных французов принять за своих. Но все же хочется думать, что где-то есть хороший театр, хочется в это верить. И отдельно хочется попросить ответственных людей из Французского культурного центра предварительно смотреть то, что они привозят к нам. Если уж они не хотят тратить много, то пусть не тратятся вообще.


Другие статьи из этого раздела
  • Милая Мила

    Меня лично никогда не интересовали женщины, живущие для любви, пребывающие в ожидании любви, плавающие в собственной сентиментальной патоке. В отличие от женщин думающих и создающих себя, меня не интересовали женственные судьбы просто женщин. Постановка об Эмили Дикинсон могла бы стать выражением приглушенной боли поэта, столкнувшегося с миром. Поэтессу Эмили Дикинсон сравнивали с Цветаевой, ставили вровень с Уолтом Уитменом, ее судьба ─ это судьба творца, а в постановке центральную роль сыграла женственность, что, вероятно, и обусловило слащавость спектакля
  • Слишком бедные люди

    Последняя работа Парис/Яценко далека от совершенства. Артисты играют в своей манере, детально работая с текстом, расставляя интонационные акценты, и, создавая тем самым угол зрения для зрителей. Но сам материал требовал иного подхода — не правдоподобия текста, а правдоподобия жизни. Игра же актеров в  «Бедных людях» направлена на самое себя, в ней больше внимания уделено форме (ритму и фразе), нежели смыслу (идее и характерам). Нужно признать, Лариса Парис и Юрко Яценко — прекрасные, самобытные актеры и делают они хороший актерский театр, но им не хватает блеска качественной режиссуры.
  • Лолита, два взгляда.

    На сцене Театра Драмы и Комедии на Левом берегу Днепра представили вполне весеннюю премьеру — спектакль «Лолита» в режиссерском прочтении Андрея Билоуса. И получили вполне среднюю постановку, застрявшую между иносказательностью откровенных сцен и их прямым изображением. Не порнографическая «Лолита», и не метафора из цветочных лепестков, сахарной ваты и розового кружева, а нечто среднее, убоявшееся дерзнуть и переосмыслить классический первоисточник.
  • «Облом off»

    Харьковский театр «Новая сцена» показал в Киеве своего «Облом offа» по пьесе российского драматурга Михаила Угарова «Смерть Ильи Ильича». Постановка харьковчан откровенно проиграла пьесе: Николай Осипов, режиссер и основатель театра «Новая сцена», не нашел должного голоса для этого спектакля.
  • Театр і революція. творчість познанських «вісімок»

    У Польщі Театр Восьмого Дня вже став класичним, пройшовши довгий шлях від студентського театру поезії до театру європейського рівня. «Вісімки» спробували вдосталь різноманітних технік та напрямків (включно із методою містеріального театру Гротовського) до того, як зрозуміли, що саме вони прагнуть доносити людям. Цей театр можна назвати послідовником театру Ервіна Піскатора та в дечому навіть Мейєрхольда.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?