МИР МОЛИТСЯ ЗА МЕНЯ22 ноября 2011

Вячеслав Дурненков

Майе

«Наша вера в справедливость и оправданность этого мира может быть разрушена какой-нибудь огромной трагедией, происшедшей с нами или с нашими близкими или просто на наших глазах: мы возвращаемся к этому и возвращаемся, утрата наша столь велика, что принять ее, смириться с происшедшим мы не в силах, мир, в котором подобное, возможно, не может быть справедлив.

Владимир Шаров

ВНИМАНИЕ! Все авторские права на тексты пьес защищены международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Запрещается издание и переиздание, размножение, публичное исполнение, перевод на иностранные языки, постановка спектакля по пьесам без письменного разрешения праводержателей (автора).

По поводу использования текста обращаться: durnenkov@mail.ru

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Боря

Артур

Женщина

Квартира, из которой совсем недавно выехали жильцы. Щелкает дверной замок, в квартиру входят Артур и Боря.

АРТУР. Вот в таких помещениях я обычно провожу первые занятия. Как вам здесь?

БОРЯ. Мрачновато как-то

АРТУР. Это как раз и хорошо. Зато есть ощущение жизни. Я арендую помещения, с которых съехали жильцы, а новые еще не появились. Такая промежуточная стадия… Ненавижу офисы, кабинеты. Вот там точно ничего живого нет. Человек в обстановке сразу теряется и с ним невозможно работать. Впрочем, не подумайте плохого, офис у меня имеется.

БОРЯ. Я вам верю.

АРТУР. А вот я вам пока еще нет.

БОРЯ. А причина в чем позвольте узнать? Я же подписал бумагу, что претензий у меня к вам не будет, независимо от результата. Что вам еще надо?

АРТУР. Мне нужны гарантии, что вам действительно нужно то, зачем вы сюда пришли.

БОРЯ. Надо, очень надо.

АРТУР. Тогда разрешите задать несколько вопросов.

БОРЯ. Пожалуйста.

АРТУР. Вы говорили, что у вас слабое сердце…

БОРЯ. Да у меня с детства серьезные проблемы…

АРТУР. Скажите, когда вы последний раз плакали?

БОРЯ. Не так давно, где-то полгода назад.

АРТУР. А из-за чего?

БОРЯ. Я потерял работу.

АРТУР. Всего-то?

БОРЯ. Я ее любил.

АРТУР. Вас можно назвать сентиментальным человеком?

БОРЯ. Наверное, да… Я иногда смотрю сериалы.

АРТУР. Сильный довод.

БОРЯ. Мне нравится сопереживать… Еще, еще я люблю собак. Ну, таких, бездомных, которые никому не нужны. Если бы у меня было много денег, я бы открыл приют для собак. Назвал бы его «Джим», так у Есенина собаку звали. Кстати это мой любимый поэт.

АРТУР. А к двуногим как относитесь?

БОРЯ. По разному.

АРТУР. У вас есть друзья детства?

БОРЯ. Есть. Вернее был, он сейчас переехал в другой город. Сначала переписывались, а потом как-то потерялись, не знаю что с ним сейчас.

АРТУР. На встречи выпускников ходите?

БОРЯ. Нет. Не люблю. Пошел однажды, потом такое тяжелое чувство было. На улице как увижу кого из класса, так на другую сторону перехожу.

АРТУР. Один живете?

БОРЯ. Да. Уже один… или пока один, не разобрался еще.

АРТУР. Мечтать любите?

БОРЯ. А кто не любит?

АРТУР. Есть такие люди.

БОРЯ. Мне их жаль.

АРТУР. Пьете?

БОРЯ. Пью.

АРТУР. По телефону вы сказали, что перестали понимать жизнь…

БОРЯ. Да это так.

АРТУР. Значит, раньше вы ее понимали?

БОРЯ. Да нет… Просто раньше, я об этом не думал. А сейчас такое чувство, будто я слепой и на все натыкаюсь. Вот. Я просто понимаете, очень устал от этого и мне хочется или как раньше или заново. Не знаю… Ну, в общем, сил уже больше нет…

АРТУР. Ну что же спасибо за откровенность. Теперь буду говорить я. Прошу вас не перебивать меня. Постарайтесь максимально сосредоточиться на моих словах. Готовы?

БОРЯ. Готов.

АРТУР. То, что я сейчас вам скажу, является правдой. Во всей Вселенной кроме нас никого нет. Бога кстати тоже нет…

БОРЯ. Почему?

АРТУР. Ну, я же просил не перебивать… Если бы он был, мы бы это знали. Новости смотрите? Где этот бог? Нас окружает пустота, ничего живого. Ни-и-чего. В лучшем случае камни, лед и раскаленный газ. Мы обречены на вечное одиночество. Я хочу, чтобы вы вдумались в эти слова. Вечное одиночество. Запишите это в своем сердце, это должно стать вашим девизом. Это единственная правда, которая есть. Всё остальное враньё. Теперь давайте посмотрим на нас со стороны. Мы лепимся друг к другу в надежде получить иллюзию общности. Изо всех сил навязываем себя и свои желания. Чтобы делать это эффективнее, мы придумали общество, семью, любовь и дружбу. Мы придумали «тепленькое»! В то время как есть только «горячее» и «холодное»! Лед и раскаленный газ! Но мы держимся за наши иллюзии, потому как признавать правду страшно! И в конце жизни мы уже изъедены другими, мы обесточены, из нас, можно делать туалетную бумагу. Мы обязаны прозреть и увидеть, что наша жизнь это чудовищное заблуждение и нас в таком виде не должно быть… Я предлагаю отказаться от этого позорного существования и при жизни совершить героический переход. Моя теория очень проста — надо поверить в реальность и тогда она поверит в нас. Нельзя стоять перед миром жопой и требовать участия! Только тот, в чьем сердце живет вечное одиночество, способен общаться с реальностью на равных! Загляните в соседнюю комнату…

Боря заглядывает в соседнюю комнату.

АРТУР. Никого нет?

БОРЯ. Никого.

АРТУР. Сейчас в той комнате лопнет лампочка. Лопнет, потому что этого хочу я. Раз! Два! Три! (Хлопает в ладоши).

Тишина. Артур подносит к лицу свои ладони и внимательно смотрит на них.

АРТУР. Я захотел этого как обычный человек, и ничего не получилось. Вечное одиночество! Раз! Два! Три! (С силой хлопает в ладоши).

В соседней комнате с оглушительным звуком взрывается лампа. Боря хватается за сердце и медленно сползает по стене. Артур приседает возле него и внимательно вглядывается в его лицо. Боря хочет что-то сказать, хватает ртом воздух и заваливается на пол. Из соседней комнаты, отряхиваясь от пыли, выходит невысокая женщина в светлом плаще.

ЖЕНЩИНА. Быстро спекся?

АРТУР. Быстро… Классический неврастеник. Люблю в Петербурге работать. Ты там что оглохла? Я что по восемь раз хлопать должен?

ЖЕНЩИНА. Ты у него задаток брал?

АРТУР. Нет, он с собой должен был принести (Лезет во внутренний карман Бориной куртки, достает портмоне и сотовый телефон). Все на месте…

ЖЕНЩИНА. В следующий раз я в коробку не полезу. Придумай что-нибудь другое…

АРТУР. Ладно.

ЖЕНЩИНА. Посмотри он вообще живой-то?

АРТУР. Дышит.

Артур берет сотовый и набирает номер.

АРТУР. Скорая? Здесь человеку плохо… Сердце…. Адрес? (Женщине) Какой здесь адрес?

ЖЕНЩИНА. Космонавтов 23, квартира 17, первый подъезд.

АРТУР (в телефон.) Космонавтов 23, квартира 17, первый подъезд… Через сколько? Да вы охренели! У него сердце слабое! Да вам что на больных наплевать? Самая блядь культурная! Ага, поговори мне! (Выключает телефон, кладет себе в карман). Не, ну дела! Эпидемия гриппа у них, все скорые в разъезде. Тут человек, можно сказать, помирает, она говорит через час подъедут…

ЖЕНЩИНА. Ну, что дергаем отсюда?

АРТУР. Да… Слушай, что-то мне его жалко, хороший парень…

ЖЕНЩИНА. Все они хорошие. Сим-карту выкини…

Артур достает телефон Бориса. Снимает заднюю панель, достает сим-карту и выбрасывает в форточку.

АРТУР. Так бедняге хотелось смысл жизни узнать… Лезут дурачки, сами не знают куда…

ЖЕНЩИНА. А брось, сами виноваты. Нехер себе голову мусором забивать…

АРТУР. Какой-то я сегодня неубедительный был…

ЖЕНЩИНА. Говорила вчера, не пей, бубнишь как пономарь…

АРТУР. Скажи, а в чем, по-твоему, смысл жизни?

ЖЕНЩИНА. В признании реальности!

АРТУР. Я серьезно.

ЖЕНЩИНА. Господи! Да наебать всех и живой остаться!

АРТУР. Похоже, так и есть… Что мы за люди? Ладно, уходим. Дверь не закрываем, скорая приедет…

Артур и женщина выходят из квартиры. Боря резко приподнимается, задирает штанину и вытаскивает из носка сотовый телефон.

БОРЯ (в телефон). Говорит седьмой, подозреваемые выходят из квартиры. Деньги у мужчины. Возможно, вооружены…

Боря подходит к подоконнику и смотрит вниз на улицу. Оттуда раздаются резкие крики.

БОРЯ. Ага, вот тебе сука смысл жизни! (Смеется). Эх, бля, будет мне премия!

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Анна Николаевна

Костик, 17 лет

Андрей, 25 лет.

Вика, 19 лет.

Большая современная кухня. Окна плотно закрыты жалюзями. Дверь открывается, входит Костик, наливает воду в чайник, включает его, садится на стул и, зевая, рассматривает свои ладони. Чайник вскипает, дверь открывается и входит Вика.

ВИКА. Здравствуй.

КОСТИК. Здравствуй, сестра. Будешь горячее?

ВИКА. Угу.

Костик встает, достает из шкафа две чашки, наливает туда кипяток из чайника. Вика задумчиво берет свою чашку и осторожно дует. Костик достает из кармана брюк конфетку, начинает разворачивать обертку, тут дверь снова открывается, Костик резко прячет конфетку. Входит Андрей.

АНДРЕЙ. Здравствуй брат, здравствуй сестра.

ВИКА. Здравствуй, брат.

КОСТИК. Здравствуй, брат. Будешь, горячее?

АНДРЕЙ. Буду.

Костик достает конфету.

КОСТИК. А у меня есть сладкое.

АНДРЕЙ. А ну дай сюда.

Костик тяжело вздыхает и отдает конфету брату. Андрей подходит к мусорному ведру и бросает туда конфету.

АНДРЕЙ. Ты огорчаешь меня.

КОСТИК. Ты донесешь?

АНДРЕЙ (нахмурившись). Я подумаю.

ВИКА. Брат, не надо про это говорить… Отец накажет его, а он и так в этом месяце кругом грешный.

АНДРЕЙ. Я сказал, подумаю…

Дверь открывается, входит Анна Николаевна.

АННА НИКОЛАЕВНА. Здравствуйте, дети.

ВСЕ. Здравствуй, мать!

Анна Николаевна садится на стул, услужливо подвинутый Андреем. Костик наливает ей в чашку горячее.

АННА НИКОЛАЕВНА. Беседу проведем без отца, он плохо себя чувствует. Он не спал всю ночь, сидел и думал…

ВИКА. Над чем размышлял отец?

АННА НИКОЛАЕВНА. Над вашим будущим. Я хочу знать, что вам снилось этой ночью.

ВИКА. Можно я первая начну?

АННА НИКОЛАЕВНА. Давай.

ВИКА. Во сне я видела как отец, идет по коридору. Повсюду банки с краской, сорванные обои, как будто мы начали ремонт. Отец идет и улыбается…

АННА НИКОЛАЕВНА. А что у него было в руках?

ВИКА (напряженно хмурится) Не помню, что-то было… Не помню…

АННА НИКОЛАЕВНА. Ладно, дальше.

ВИКА. Отец доходит до ванной и исчезает. Я смотрю и не вижу его. Я думаю, что это означало мою неуверенность, которую я должна подавить в себе.

АННА НИКОЛАЕВНА. В следующий раз, смотри, что у него в руках. Сосредоточься на этом.

ВИКА. Я постараюсь.

АННА НИКОЛАЕВНА (показывает рукой на Костика) Теперь, ты.

КОСТИК. Сначала темно было, а потом будто свет показался, я на этот свет пошел и увидел отца. Он стоял перед зеркалом и причесывался. Я подошел к нему со спины, он резко повернулся и я… Я проснулся мокрый…

АННА НИКОЛАЕВНА. Как обычно.

КОСТИК. В этот раз я испугался меньше.

АННА НИКОЛАЕВНА. Твой страх мешает тебе заглянуть в лицо истины, его преодоление — твоя главная задача. Размышляй над этим.

КОСТИК. Хорошо.

АННА НИКОЛАЕВНА (явно с удовольствием) А теперь послушаем старшего брата.

АНДРЕЙ (встает, одухотворенно откидывает челку). Мы с отцом сидим на полу, в небольшой светлой комнате. Мы смотрим, друг другу в глаза, так проходит много времени, затем отец рукой касается моей головы, и я начинаю видеть сам себя, как если бы смотрел его глазами…

АННА НИКОЛАЕВНА. Так оно и есть. Продолжай…

АНДРЕЙ. Да в принципе и все. А еще я почувствовал, что стал старше и мудрее.

АННА НИКОЛАЕВНА. Замечательно…

Анна Николаевна встает.

АННА НИКОЛАЕВНА. Дети. Сны пришли к вам, во время размышлений отца, то, что они судьбоносны, сомнения нет. Пока я могу сказать, что только старший брат готов узнать свою судьбу. Я думаю, что это произойдет сегодня. Поэтому сейчас мы останемся с ним вдвоем, нам нужно серьезно поговорить…

Вика и Костик встают и выходят из кухни.

АННА НИКОЛАЕВНА (Костику) Замочи простыню…

Анна Николаевна и Андрей остаются вдвоем.

АННА НИКОЛАЕВНА. Как ты себя чувствуешь?

АНДРЕЙ. Я волнуюсь.

АННА НИКОЛАЕВНА. Это допустимые эмоции. Под утро отец сказал, что сегодня ты должен выйти в мир.

Андрей потрясенно встает. Анна Николаевна делает знак, он садится на место.

АННА НИКОЛАЕВНА. Тебе страшно?

АНДРЕЙ. Да.

АННА НИКОЛАЕВНА. Когда-нибудь это должно было бы произойти.

АНДРЕЙ. Я знаю. Просто…

АННА НИКОЛАЕВНА. Что?

АНДРЕЙ. Да нет, ничего… У меня будет какая-то задача?

АННА НИКОЛАЕВНА. Да. И на первый раз она будет несложной. Ты бросишь письмо в почтовый ящик. Это займет примерно двадцать минут. Ты ведь знаешь, как выглядит почтовый ящик?

АНДРЕЙ. Да. Он синий и там есть щель для писем.

АННА НИКОЛАЕВНА. Правильно. Я нарисую тебе маршрут. Помни, ты не должен ни с кем разговаривать, не останавливаться, что бы ты ни увидел, не выходить на дорогу, потому что там… Кстати, что там?

АНДРЕЙ. Машины.

АННА НИКОЛАЕВНА. Ты бросишь письмо и вернешься назад. И еще… Возможно, что через неделю ты сходишь за хлебом. Мы говорили об этом с отцом, он верит в тебя. Что с тобой?

АНДРЕЙ (расстегивает ворот рубашки). Мне не по себе…

АННА НИКОЛАЕВНА. Я понимаю тебя.

АНДРЕЙ. Я буду стараться сделать все правильно. Но, я думал, что первый раз отец пойдет со мной…

АННА НИКОЛАЕВНА. Отец всегда с тобой, что бы ты ни делал. Или ты сомневаешься в этом?

АНДРЕЙ (вспыхнув и потупившись.) Нет, нет.

АННА НИКОЛАЕВНА. Андрей. Посмотри мне в глаза.

Андрей поднимает голову, смотрит на мать.

АННА НИКОЛАЕВНА. Соберись. Если ты будешь бояться, то у тебя ничего не получится. Ты понимаешь это?

АНДРЕЙ. Понимаю.

АННА НИКОЛАЕВНА. На тебя смотрят младшие. Помни об этом.

АНДРЕЙ. Я помню.

Анна Николаевна протягивает руку и как-то неловко гладит Андрея по макушке.

АННА НИКОЛАЕВНА. Иди, умойся и причешись. Потом, я дам тебе одежду и объясню маршрут.

Андрей выходит с кухни. Анна Николаевна подходит к настенному шкафчику, достает банку с кофе. На столе начинает звонить телефон. Анна Николаевна ставит банку на стол и снимает трубку.

АННА НИКОЛАЕВНА. Алло. Да это я, слушаю. А это вы опять? Слушайте, вы когда-нибудь отстанете от нас? Да мне плевать, пусть хоть из министерства приезжают! Мне что на вас в суд подавать? Я тысячу раз вам говорила: это мои дети и я их никуда не пущу! Да что вы такое говорите! А то я не знаю! Я заслуженный педагог, всю жизнь в школе… Это мои дети и я не позволю, чтобы их уродовали! Кто? Я вас умоляю! Раньше, раньше надо было о детях думать! Где он пятнадцать лет был? И близко не подпущу! И давайте на этом все закончим! Знать не знаю и не хочу! Все!

Анна Николаевна кладет трубку, барабанит пальцами по столу. В дверь просовывает голову Костик.

КОСТИК. Брат под диван залез, и выходить не хочет.

АННА НИКОЛАЕВНА. Господи, что за утро! Сядь здесь!

Анна Николаевна стремительно встает и выходит из кухни. Костик садится на стул. Тут же входит испуганная Вика, садится рядом с братом.

КОСТИК. Я его таким испуганным никогда не видел.

ВИКА. А помнишь, приходил человек унитаз ремонтировать?

КОСТИК. Да… Я потом из зала еще час боялся выходить.

ВИКА. После него такой запах был…

Костик встает, идет к мусорному ведру, достает оттуда конфету.

КОСТИК (Вике) Будешь?

ВИКА. Буду.

Костик, разворачивает конфету, откусывает половину и протягивает сестре.

КОСТИК. Слушай, а вот в твоем сне, правда, не помнишь, что у отца в руках было?

ВИКА. Да помню, просто не хотелось мать огорчать…

КОСТИК. И что это было?

ВИКА. Ничего (Показывает свои ладони). Пусто…

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Женщина

Мужчина.

Мальчик

Девочка

Квартира. Поздний вечер. В зале на диване под одеялом лежат мужчина и женщина. Возле дивана на тумбочке стоит бутылка вина, два бокала и блюдце с конфетами. Мужчина протягивает руку с пультом и включает телевизор. Слышен голос английского, спортивного комментатора.

ЖЕНЩИНА. Ужас какой. Это как называется?

МУЖЧИНА. Сумо.

ЖЕНЩИНА. А какие правила?

МУЖЧИНА. Надо выпихнуть соперника за пределы круга.

ЖЕНЩИНА. А как ты думаешь, кто победит?

МУЖЧИНА. Победит сильнейший.

ЖЕНЩИНА. А я думаю вот этот, который справа. Он больше…

МУЖЧИНА. Это не всегда срабатывает. Тут ведь то же тактика важна — с умом пихаться надо.

Некоторое время смотрят.

ЖЕНЩИНА. Ура! Я угадала (Наливает в стакан вина). За победу!

Женщина наливает мужчине вино, чокаются, делают по глотку. Мужчина щелкает пультом.

МУЖЧИНА. Так… Новости… Пингвины… Смотреть нечего. Спектакль бы какой-нибудь хороший показали, что ли… так, а это что?

ЖЕНЩИНА. Похоже на ужастик. Бе-е-е, какой противный… Давай, сумо смотреть дальше.

МУЖЧИНА. Ну, давай.

Мужчина переключает опять на сумо. Некоторое время смотрят молча.

ЖЕНЩИНА. Не, ну странные эти японцы, неужели это красиво?

МУЖЧИНА. Для них — да. Другая культура, больше нас живут, больше понимают…

ЖЕНЩИНА (гладит его по голове) Умный… Я, когда с тобой у Оксанки познакомилась, думаю такой красивый, обходительный такой. А когда узнала, кем ты работаешь, сразу скисла — куда уж нам. А ты подошел ко мне, и танцевать пригласил. И мы весь вечер провели вместе. Я все боялась, что-нибудь не то сказать… А можно я завтра приду на твою лекцию?

МУЖЧИНА. Не надо.

ЖЕНЩИНА. Почему?

МУЖЧИНА. Я буду отвлекаться. А лекция вводная, ответственная. Без обид?

ЖЕНЩИНА. Хорошо. А у кого ты будешь читать?

МУЖЧИНА. Второй курс, полгода, потом Селезнев добивать будет.

ЖЕНЩИНА. Ты не обидишься?

МУЖЧИНА. На что?

ЖЕНЩИНА. Я тебя к студенткам ревную. Очень-очень.

МУЖЧИНА. Глупая. Нашла к кому, видела бы ты их, у нас ведь не углы обосанные — филиал МГУ на коммерческой основе, ни одного нормального лица. Иногда как вспомню институт, кафедру, выть хочется. Но зарплату получу и снова в норме.

ЖЕНЩИНА. А у вас кто-нибудь спит со студентками?

МУЖЧИНА. Потенциально могут двое: я и Селезнев — Злобина сама понимаешь, не в счет, Рахметыч себе уже гроб присмотрел, Сашка женился недавно, не остыл еще. Вот на журфаке там да, ну это профессиональное.

ЖЕНЩИНА. Твоя статья, когда выйдет?

МУЖЧИНА. В ноябре.

ЖЕНЩИНА. Давай в ресторан сходим, отметим.

МУЖЧИНА. Да, что там отмечать, очередная статья, для поддержки статуса. Вот через год на монографию наскребу, загуляем как сарматы.

ЖЕНЩИНА. Как кто?

МУЖЧИНА. Как сарматы. Ну, кочевники степные, у них праздники так проходили: на раскаленные камни коноплю целыми кустами кидали и накрывались пологом, потом на коней и по степи, до рассвета.

ЖЕНЩИНА. Это мне так все близко.

МУЖЧИНА. Что близко?

ЖЕНЩИНА. Ну, все древнее. Не, ну, правда, ты не смейся. Мне даже сны такие снятся.

МУЖЧИНА. Ну-ка, ну-ка

ЖЕНЩИНА (садится в кровати) Вот место такое: холмы кругом, речка небольшая, деревня, людей немного, все в лохмотьях и голод. Вот точно помню, что голод…

МУЖЧИНА. А это надо сударыня на ночь кушать, чтоб такое не снилось.

ЖЕНЩИНА. А я как будто одна из главных в деревне этой, то есть от меня очень много зависит. Вся еда общая, я ее распределяю. Раньше мне это часто снилось.

МУЖЧИНА. Ну, что сказать — хороший сон, дорастешь, значит до заведующей.

ЖЕНЩИНА. А ты веришь, что бывают вещие сны?

МУЖЧИНА. Ну, давай поразмыслим. Вот мне вчера снилось, будто я читаю в пустой аудитории лекцию, вдруг появляется Достоевский и вручает мне букет бумажных цветов. Я иду по улице домой и вижу очередь за кожаными куртками. Встаю в очередь…

ЖЕНЩИНА. У тебя же есть куртка.

МУЖЧИНА (со смехом, целует ее). Пять баллов. Так вот, очередь длиннющая, а времени у меня нет. Начинаю соображать: если скажу от кого цветы, меня пропустят или нет? Только рот открыл, тут меня берут под локти и к прилавку тащат, народ расступается, подвели к продавщице. Она на куртки показывает и говорит — «Выбирайте, мужчина». Я какую-то первую попавшуюся схватил… А продавщица отвернулась и заплакала и вся очередь вслед за ней…

ЖЕНЩИНА. А ты?

МУЖЧИНА. И я тоже. Проснулся — вся подушка мокрая. Вот к чему этот сон?

ЖЕНЩИНА. К деньгам? Очередь ведь, приобретение…

МУЖЧИНА. А Достоевский? А цветы бумажные?

ЖЕНЩИНА. Не знаю. Хочешь, у подружки узнаю, у нее сонник старинный, от бабушки остался? Вот только не знаю, есть ли там Достоевский…

МУЖЧИНА (усмехается.) Да не надо, так интересней…

Затемнение.

Кухня, за столом сидят мальчик и девочка, перед ними разложены фломастеры, большой лист бумаги. Девочка сосредоточенно рисует, мальчик рассеянно смотрит в окно.

ДЕВОЧКА (откинув прядь со лба.) Посмотри.

МАЛЬЧИК (нехотя отворачивается от окна, смотрит на рисунок.) Вот здесь не похоже. (Показывает пальцем) Совсем не похоже…

ДЕВОЧКА. Похоже.

МАЛЬЧИК. Да нет же …

ДЕВОЧКА. Знаешь, что? Смотри в свою работу!

МАЛЬЧИК. Ну почему ты такая вредная?

ДЕВОЧКА. Сам ты вредный.

МАЛЬЧИК. Ладно. Я сам дорисую.

ДЕВОЧКА. Не. Я сама. (Продолжает рисовать).

МАЛЬЧИК. Как хочешь, а здесь все равно перерисуй. Надо, что бы было, похоже. Как там и как тогда.

ДЕВОЧКА (бросает фломастер.) Сам тогда рисуй!

Девочка выходит из-за стола, подходит к холодильнику, искоса поглядывая на мальчика. Тот, садится, выбирает фломастер, начинает рисовать. Девочка вытирает губы рукавом кофты, подходит к мальчику и виновато дотрагивается до его плеча.

ДЕВОЧКА. А у тебя хорошо получается… А я так не умею. Почему?

МАЛЬЧИК. А потому что я стараюсь. А ты нет…

ДЕВОЧКА. Подумаешь.

МАЛЬЧИК. Вот и подумай.

ДЕВОЧКА. Просто я младше тебя и устала…

МАЛЬЧИК. Это никого не интересует, устала ты или нет. Ты ведь сама знаешь, что рисовать надо.

ДЕВОЧКА. Я буду. Только немного отдохну.

МАЛЬЧИК. Хорошо. Сейчас пять часов. Я рисую до девяти, потом ты еще час и мы ляжем спать. Нам осталось два дня. И тогда мы сможем нормально поесть…

Затемнение.

Квартира. Полуголый мужчина в брюках сидит на расстеленной кровати. Мужчина расстегивает браслет часов и кладет их на тумбочку. Тихо насвистывая, снимает брюки и залезает под одеяло. Блаженно вытягивается.

МУЖЧИНА (довольно громко.) Ну, где ты там? Ау-у-у-у! Ты где Мисюсь?!

Слышно как открывается дверь ванны и сквозь шум душа прорывается женский голос.

ЖЕНЩИНА. Чего?!

МУЖЧИНА. Ну, ты скоро?

Вода стихает.

ЖЕНЩИНА. Все уже иду!

Женщина появляется в халате, на ходу сушит голову полотенцем.

ЖЕНЩИНА. Чего ж ты кричишь так? Не можешь пять минут подождать?

МУЖЧИНА. Не могу. Я эгоист. Залезай быстрей сюда…

ЖЕНЩИНА. Погоди, я еще не высохла.

Женщина садится на край кровати, продолжая сушить голову.

ЖЕНЩИНА. У меня сейчас в ванной так голова закружилась… За стенку схватилась, думала упаду… Ни разу такого не было…

МУЖЧИНА. Сейчас магнитные бури сильные, даже здоровые себя плохо чувствуют.

Женщина перестает сушить голову.

ЖЕНЩИНА. Слушай… А тебя кто-нибудь ненавидит? Вот так чтобы смерти желать?

МУЖЧИНА. А зачем тебе это?

ЖЕНЩИНА. Мне кажется, что есть кто-то, кто хочет, чтобы я умерла…

МУЖЧИНА. Да кому ты нужна… То есть ну кому это надо?

ЖЕНЩИНА. Не знаю, будто это за что-то… ну что раньше не так сделала. Когда-то очень давно. Помнишь, я тебе про свои сны рассказывала? Ну, про деревню, голод? Помнишь?

МУЖЧИНА. Да, помню.

ЖЕНЩИНА. И как-то это вот все связано…

МУЖЧИНА. Грехи твои тяжкие.

ЖЕНЩИНА. У меня такая вина за что-то. Я сейчас по улице иду, каждому нищему деньги даю. Валентине позвонила, прощения попросила, за тот случай с Витькой… Завтра в церковь пойду. Вдруг отпустит, а? А то я уже два дня есть не могу…

МУЖЧИНА. У тебя просто нервный срыв и прекрати всякую ерунду выдумать. Залезай ко мне…

ЖЕНЩИНА. Ты мне не веришь.

МУЖЧИНА. Верю. У самого такое бывает. Пройдет, это нормально… Со всеми бывает.

ЖЕНЩИНА. Ты только рядом будь со мной, хорошо?

МУЖЧИНА. Обещаю. (Берет ее за руку) Ну, все успокаивайся, иди сюда…

Затемнение.

Кухня. Мальчик и девочка сидят за столом, на котором лежит картинка.

МАЛЬЧИК. Ну, вот и все.

ДЕВОЧКА. Хорошо получилось.

МАЛЬЧИК (показывает пальцем на рисунок). Вот здесь дерева не было…

ДЕВОЧКА. А я помню, что было.

МАЛЬЧИК. И у соломы цвет не такой.

ДЕВОЧКА. А какой?

Мальчик не успевает ответить, раздается дверной звонок. Он спрыгивает со стула и идет открывать. Возвращается, с ним мужчина. Мужчина небритый и весь какой-то мятый. Подавленно осматривает кухню.

МАЛЬЧИК (показывает на свой стул). Присаживайтесь…

Мужчина садится. Девочка неприязненно отодвигается от него. Мальчик открывает настенный шкаф, достает оттуда небольшой черный мешочек, развязывает его и высыпает из него на стол россыпь старинных монет.

МАЛЬЧИК. Это все ваше, можете забирать.

МУЖЧИНА. Я что хотел спросить… (Мужчина замолкает).

МАЛЬЧИК. Ну, спрашивайте.

МУЖЧИНА. Со мной ничего не произойдет? Я в том смысле, что…

МАЛЬЧИК. Зря волнуетесь. К вам как говорится «претензий не имеется».

Мальчик ссыпает монеты со стола обратно в мешочек и завязывает его. Протягивает мужчине. Тот берет мешочек и неловко засовывает его в карман пальто.

МАЛЬЧИК. Вам, наверное, уже пора?

МУЖЧИНА. Да-да я пойду…

Мужчина встает, но не уходит.

МАЛЬЧИК. Что-то еще?

МУЖЧИНА. Знаете вот так… это очень жестоко… это…

МАЛЬЧИК. Это несправедливо?

МУЖЧИНА. Нет… просто жестоко…

МАЛЬЧИК. До свидания.

Мужчина выходит из кухни, мальчик идет следом. Девочка резко соскакивает со своего стула, подбегает к холодильнику и достает оттуда тарелки с едой. Ставит их на стол, не удержавшись, хватает кусочек чего-то из стеклянной банки. Мальчик возвращается.

МАЛЬЧИК. У тебя, что терпения нет?

ДЕВОЧКА. Нету, триста лет не ела.

МАЛЬЧИК. А ну пошли руки мыть…

Затемнение.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Пономарев

Демченко

Кулагин

Казарма. На койке, развалившись, сидят Пономарев и Демченко. Перед койкой стоят две табуретки, на одной два пустых стакана.

ПОНОМАРЕВ. Чего-то вообще настроения нет…

ДЕМЧЕНКО (зевает). Чего так?

ПОНОМАРЕВ. Да братан пишет, все разваливается, завод закрыли… Типа обещали, что немцы его купят, они приехали, походили, посмотрели, а там легче бля новый построить. Вот вернусь и что?

ДЕМЧЕНКО. А нахер тебе на завод?

ПОНОМАРЕВ. А куда еще?

ДЕМЧЕНКО. Ну, сваливай оттуда, если нехер ловить. Давай ко мне, батя пишет, хочет в аренду кафе взять…

ПОНОМАРЕВ. Чё бля посуду мыть?

ДЕМЧЕНКО. Нахера посуду? Вышибалой будешь. У нас район шебутной, а ты у нас бог по рукопашке…

ПОНОМАРЕВ. А жить где?

ДЕМЧЕНКО. Решим. Снимать будешь. (Зевает). Потом раскрутишься…

ПОНОМАРЕВ. Братан пишет, если на сейнер за крабами наняться, там за сезон квартиру можно купить…

ДЕМЧЕНКО. Там знаешь, как там въебывать надо?

ПОНОМАРЕВ. Догадываюсь…

ДЕМЧЕНКО. А так прикинь, ты в тепле, музон играет, тёлки. Я барменом буду, каждый вечер коньяк будем хлестать…

ПОНОМАРЕВ. У меня на него аллергия. В школе на выпускном две бутылки выжрал, думал, умру нахер…

ДЕМЧЕНКО. Балда, его понемногу надо пить… (Смотрит на часы). Итак… До финиша осталось десять… девять… восемь… семь…

ХОРОМ. Шесть… пять… четыре… три… два… один!

ДЕМЧЕНКО (голосом диктора). Ой, как не вёзет сегодня бегуну из Кампучии!

В помещение с бумажным свертком в одной руке и с алюминиевым чайником в другой влетает красный и запыхавшийся Кулагин.

ПОНОМАРЕВ. В чем дело Кулагин?

КУЛАГИН. Там… это… приём товаров был… я и так… еле упросил…

ДЕМЧЕНКО. Кулагин, а не дай бог война? В условиях боевых действий всё решают секунды.

КУЛАГИН. Виноват.

ПОНОМАРЕВ. Разворачивай.

Кулагин кладет на койку сверток и разворачивает его.

КУЛАГИН. С орехами не было. Вот только такие…

ДЕМЧЕНКО. А это что за хуйня?

КУЛАГИН. Это мюсли, товарищ сержант. Очень полезно для пищеварения.

ДЕМЧЕНКО. Проверим.

ПОНОМАРЕВ. О, сосачка. (Разворачивает обёртку и засовывает в рот чупа-чупс).

Кулагин наливает чай в стаканы, чайник ставит на пол.

ДЕМЧЕНКО. Садись Кулагин.

Кулагин садится на свободную табуретку.

ПОНОМАРЕВ. Ну, чего продолжим?

ДЕМЧЕНКО (отхлёбывая из стакана). Я забыл, чем там всё кончилось в последний раз…

ПОНОМАРЕВ. Они смотались от этих … жителей…

КУЛАГИН. Жителей города Исмара. По шесть гребцов с каждого корабля потерял Одиссей. И когда вышли в открытое море, Зевс послал на корабли бога северного ветра Борея. Поднялась чудовищная буря и всё покрыла тьма. Паруса были сорваны, и пришлось идти на веслах. С большим трудом путники добрались до суши. Это был остров лотофагов. На берегу развели костер и стали готовить обед. А можно я печенье возьму?

ДЕМЧЕНКО. Отвлекаешься Кулагин.

КУЛАГИН. Одиссей послал трех своих товарищей узнать, какой народ населяет этот остров. Лотофаги гостеприимно встретили разведчиков и преподнесли им сладкий лотос. И лишь только съели они этот лотос, как потеряли память о своем доме и своих родных. И пожелали навсегда остаться на острове лотофагов.

ПОНОМАРЕВ. Типа наркотика?

КУЛАГИН. Что-то вроде амнезии. То есть потеря памяти.

ДЕМЧЕНКО. Дальше давай…

КУЛАГИН. Одиссей испугался, что и другие, поев лотоса, впадут в забытьё, поэтому отдал приказ срочно покинуть остров…

ПОНОМАРЕВ. С бодуна так бывает. Это помнишь, а потом хлоп… и что там было? Потом опять помнишь и снова нихуя…

ДЕМЧЕНКО. А тут вообще караул. Прикинь, вообще ничего… Ни маманю, ни бабу свою, ни друзей… Да, не хотел бы я…

ПОНОМАРЕВ. Фиг знает. А может так бы оно и лучше было…

ДЕМЧЕНКО. Ты о чем?

ПОНОМАРЕВ. А что я в жизни много хорошего видел? Не, ну там детство понятно… А потом какая-то мудотень началась…

По стенам и полу казармы проходит мощная волна конвульсии. Табуретки и солдаты летят на пол. Грохот. Красный свет заливает помещение. Глубокий влажный вздох.

ПОНОМАРЕВ (орёт). Я ничего не вижу! Я ничего не вижу!!! Ничего не вижу!!!

Демченко приподнимается и с силой бьет его ладонью по затылку. Пономарев продолжает орать, Демченко наваливается на него и заламывает ему за спину руку.

ДЕМЧЕНКО. Молчи сука!

ПОНОМАРЕВ. Больно!!! Отпусти!!!

ДЕМЧЕНКО. Заорешь — сломаю нахер, понял?

ПОНОМАРЕВ. Понял!

Демченко отпускает руку Пономарева, встает, одергивает гимнастерку. Перепуганный Кулагин тоже встает рядом испуганно озирается.

КУЛАГИН. Вот так оно бывает?

ДЕМЧЕНКО. Что, обосрался сын кулацкий? Ничего, и твоё время придёт. Да, сегодня как-то совсем сильно…

КУЛАГИН. Да вам и осталось-то неделя…

ДЕМЧЕНКО. Будет еще сильнее. Вставай, (наклоняется к Пономарёву) Миша, вставай давай… Ну, хватит валяться, вставай…

Пономарев тяжело встает, Демченко поднимает с пола табуретку. Пономарев плюхается на неё и закрывает ладонями лицо.

КУЛАГИН. Товарищ сержант, а свет вот так долго ещё будет?

ДЕМЧЕНКО. Сейчас всё кончится. Главное не орать и не дергаться, от этого только хуже…

КУЛАГИН. А почему?

ДЕМЧЕНКО. По кочану. Проверка. Она стенки сокращает, чтобы понять, сколько уже наружу готовы… Главное на это не вестись, типа нет никого. Придёт время, сами спокойно выйдем, а то блядь всякое бывает. Учи матчасть Кулагин.

Красный свет меняется на обычный.

ДЕМЧЕНКО. Ну, вот и всё. Кулагин приберись.

Кулагин опускается на четвереньки и начинает собирать конфеты и осколки разбитых стаканов. Пономарев отнимает от лица ладони. Осоловело оглядывается.

ПОНОМАРЕВ (тихо). Я отсюда никуда не уйду. Никуда не уйду…

ДЕМЧЕНКО. Ты чего там бормочешь?

ПОНОМАРЕВ (смотрит на Демченко) Саш… я отсюда не уйду. Я останусь…

ДЕМЧЕНКО. Слушай, хватит фигнёй страдать, а? Мне эти твои отказы во уже где (проводит ладонью по горлу). Не, ну скажи тебе что, правда, здесь хорошо?

ПОНОМАРЕВ. Хорошо…

ДЕМЧЕНКО. Да поверь, вот всё это кончится, выйдешь на улицу как свободный человек. В пивную зайдешь, в кино с бабой сходишь. Ну, поскучаешь недельку и всё, другая жизнь начнётся…

Пономарев опускает голову.

ДЕМЧЕНКО. Да понимаю я тебя! Ну, привык ты к этому всему…

КУЛАГИН. Я всё собрал. Сходить за кипятком?

ДЕМЧЕНКО. Сгинь вообще отсюда!

Кулагин, осторожно собирает осколки в пригоршню и поворачивается к выходу.

ПОНОМАРЕВ. Кулагин!

КУЛАГИН. Я.

ПОНОМАРЕВ. Ко мне!

Кулагин подходит к Пономареву. Пономарев встает и берет руки Кулагина в свои.

КУЛАГИН. Товарищ сержант, вы порежетесь!

ПОНОМАРЕВ. А ты за меня не переживай… Зови меня просто Миша. А ты у нас вроде как Игорь?

КУЛАГИН. Егор. Ну, можно и Игорь.

Пономарев разжимает ладони Кулагина и достает оттуда длинный осколок.

ДЕМЧЕНКО. Миша…

ПОНОМАРЕВ. Саш, я ведь тебе железно сказал… Я отсюда не уйду.

Пономарев одной рукой резко хватает Кулагина за шею, другой прижимает к его горлу осколок.

ДЕМЧЕНКО (вытягивает вперед руки). Спокойно-спокойно… Всё нормально, всё нормально… Давай сейчас молодого за бутылкой отпустим и спокойно посидим, поговорим…

ПОНОМАРЕВ. Саш, ты лучше уходи отсюда. Я про тебя никому не скажу.

ДЕМЧЕНКО. Ну, зачем нам это всё? Всего неделя-то осталась…

ПОНОМАРЕВ. Это у тебя…

ДЕМЧЕНКО. Ну а через десять лет? Ну, я не знаю, сколько там тебе дадут… И что? Будешь всё время прикидываться, что тебя нет?

ПОНОМАРЕВ. Там дико и… холодно.

ДЕМЧЕНКО. Там тепло и … Ты же ни разу в метро ездил. Знаешь, как там хорошо? Темно, тепло, со всех сторон люди. Вот так вот набегаешься за день, залезешь в вагон, прижмешься к кому-нибудь, кра-со-та. А кстати! Там же постоянно кто-то требуется. На курсы машинистов пойдешь… А?

Демченко мягко ступая, вплотную подходит к Кулагину, аккуратно отводит от его горла руку Пономарева с зажатым в ней осколком. Затем резко отталкивает Кулагина и с размаха бьет Пономарева под ложечку, тот валится на пол, затем ударяет ногой под дых.

ДЕМЧЕНКО. Что блядь, будем на свет божий вылазить?!

ПОНОМАРЕВ (сдавленно). Су-ка!

Демченко опускается на корточки и орет сослуживцу в ухо.

ДЕМЧЕНКО. Переносок! Отсидеться хотел! А другие пусть живут, пусть бля мучаются?! Так бля?

Пономарев начинает судорожно рыдать. Демченко вздыхает и гладит Пономарева по голове. Кулагин в течение всей сцены стоит как столб. Бледный, ледяной столб. Демченко встаёт, шарит в карманах. Достаёт мятые купюры, протягивает Кулагину.

ДЕМЧЕНКО. Дуй за водкой, не лучше коньяка возьми… Кулагин, ты меня слышишь?

Кулагин не реагирует. Демченко щелкает пальцами возле его лица.

ДЕМЧЕНКО. Кулагин? Так, всё отбой. Иди, отдыхай, я сам схожу. Иди, иди. И ничего ты не видел…

Демченко подталкивает Кулагина в спину, тот деревянно раскачиваясь, выходит из помещения. Демченко сплевывает под ноги.

ДЕМЧЕНКО. Развели блядь, бардак, родиться без истерики не могут!

Затемнение.

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Мужчина

Врач

Седой

Женщина

Девушка

Темнота. Два голоса.

— Бабуля скажи, а это правда, что те, кто ругаются, у того потом зубы выпадают?

— Это кто тебе сказал?

— Дядя Паша…

— Глупости говорит. А ругаться не хорошо.

— Я знаю.

— Ругаются те, у кого воспитанье плохое.

— Коля Доценко вообще матершинник…

— Прямь матерится?

— Ужасно. Я даже уши закрываю.

— Так надо подойти и учителю сказать.

— Ага. Настя сказала, а он ее потом линейкой по голове ударил.

— Вот ирод-то. А тебя он не обижает?

Не-а

— Будет обижать, сразу скажи маме. Хорошо?

— Хорошо.

— И не смей терпеть никогда, хорошо?

— Хорошо.

— Это ж надо… Прямо по голове ударил?

— Да бабуль!

— Тише, деда разбудишь.… Э-хе-хе, горе-то с вами…

— Бабуль…

— Чиво?

— А мы сегодня молиться будем?

— А то, как же. Щас и помолимся.

— Я за тобой повторять буду.

— Повторяй деточка, повторяй, а то у вас дома икон нету, да и молитвы-то никто не знает.

— Я знать буду.

— Вот и умница. Молитва она тебе завсегда поможет, выручит. Ну-ка вот давай… Милый Господи спаси и сохрани.

— Милый Господи спаси и сохрани.

— И пусть всегда будут здоровы папа и мама.

— И пусть всегда будут здоровы папа и мама.

— И брат Сережа

— И брат Сережа… и Барсик.

— А кто такой Барсик?

— Это моя собачка.

— Тьфу ты прости Господи… Не надо деточка за собаку молиться.

— Не буду.

— И пусть все люди добрые будут здоровы.

— И пусть все люди будут добрые, будут здоровы.

— И пусть войны не будет.

— И пусть войны не будет.

Включается свет. Помещение с белыми стенами. На кушетке лежит мужчина средних лет. Возле него на стуле сидит врач — человек преклонных лет в белом халате. Слева от его руки — столик, на котором стоит магнитофон, запись с которого только что звучала запись ночного разговора.

ВРАЧ. Можете вставать.

Мужчина садится на кушетке.

МУЖЧИНА. Давайте что-ли покурим…

Врач протягивает ему пачку, щелкает зажигалкой. Мужчина выпускает длинную струю дыма.

МУЖЧИНА. А что это вообще было?

ВРАЧ. Часть моего метода. Идея-то в принципе не новая, но иногда срабатывает. Почти у всех были бабушки, дедушки… Вот ваш дедушка каким он был?

Мужчина вынимает сигарету со рта и слегка морщится, словно от легкого приступа головной боли.

ВРАЧ. Высокий? Полный? Седой? Может, он ездил на велосипеде? Может они громко ругались с бабушкой? А бабушка? Её вы можете описать?

МУЖЧИНА. Нет.

ВРАЧ. Вы не устали? Может, хотите отдохнуть, а я уже пойду?

МУЖЧИНА. Нет, нет… Павел… э…

ВРАЧ. Да просто Павел.

МУЖЧИНА. Вы не уходите, давайте еще поговорим. У меня такое чувство, что сегодня мы как-то продвинемся… Давайте ещё раз попробуем?

ВРАЧ. Ну что же, если вы не против, тогда начнем. Вы готовы?

МУЖЧИНА. А можно я не буду лежать?

ВРАЧ. Как вам удобно.

Мужчина встает, подходит к столику и тушит сигарету.

ВРАЧ. Как обычно, начнем с темноты. Постепенно должно проявляться самое раннее, и пожалуйста, не торопитесь. Пусть это будет как появление изображения на фотобумаге… Постепенно, постепенно и вот уже чёткая картинка. И рассказываете вслух, что на ней видите…

Мужчина отходит от столика, некоторое время стоит неподвижно.

МУЖЧИНА. Утро. Такая дорога, такая… такая… (Беспомощно морщится).

ВРАЧ. Давайте её пропустим.

МУЖЧИНА. Сейчас. Такая… (Делает рукой движение, будто рисует сетку для игры в крестики-нолики).

ВРАЧ. Каменная? Брусчатка?

МУЖЧИНА. Не знаю, но она такая. И два дома. Один белый, а другой синий… И на них тоже… (Делает рукой тоже самое движение). И кто-то на велосипеде едет. И машина проезжает. Большая машина… Похожа на ту, которая здесь во дворе стоит. Да вот и всё.

ВРАЧ. Да похоже на то. Новых деталей не появилось…

МУЖЧИНА. Я старался.

ВРАЧ. Я не сомневаюсь. Скажите, пожалуйста, вам ничего не говорит такое название «Плохинген»? Пло-хин-ген.

МУЖЧИНА (быстро). Плохенький.

ВРАЧ. Почему вы это сказали?

МУЖЧИНА (растерянно). Не знаю…

ВРАЧ. Отлично! Просто отлично! Вы еще не устали?

МУЖЧИНА. Нет-нет, давайте еще поговорим.

ВРАЧ. Плохинген — это город где вы жили. Это в Германии, в Европе. Очень далеко отсюда. Вы прожили там шесть лет.

МУЖЧИНА. А как я попал сюда?

ВРАЧ. А вот это для нас загадка. Полгода назад вы ушли из дома, и пропали без вести. Вас сняли с поезда в Красноярске. И вы ничего не помните…

МУЖЧИНА (после паузы). А как вы узнали, что я оттуда?

ВРАЧ. Мы поместили вашу фотографию в интернет. Есть специальный сайт, где находится информация о пропавших людях. Вчера пришло письмо из Германии. Вас узнали.

Мужчина недоверчиво смотрит на врача.

ВРАЧ. Вы наверняка хотите спросить меня… вы спрашивайте, задавайте вопросы…

МУЖЧИНА. Как меня зовут?

ВРАЧ. Родион.

МУЖЧИНА. Как вы сказали?

ВРАЧ. Вас зовут Родион. Довольно редкое имя… Если не ошибаюсь, означает «герой», в переводе с греческого… Греция, это тоже в Европе. Я все-таки советую вам отдохнуть. Я и так слишком много рассказал…

МУЖЧИНА. Да, наверное… Скажите. А можно я еще послушаю (Показывает рукой на магнитофон).

ВРАЧ. Хорошо. Я поставлю вам другую запись. А вы обещайте мне, что сразу после этого ляжете спать. Вам оставить сигареты?

Мужчина кивает. Врач подходит к столику, вставляет в магнитофон другую кассету.

ВРАЧ. Я подойду через некоторое время, у нас с вами будет еще один серьезный разговор. Всего доброго Родион.

Мужчина кивает. Врач, включает магнитофон и выходит. Мужчина подходит к столику, закуривает.

Два голоса.

— Ты вот ни с кем не задирайся…

— Не буду деда…

— Вот как увидишь, толпа на тебя идет, сразу тикай. А то «я» да «я», а потом ходи всю жизнь калекой… Не смей.

— Не буду…

— Вот как увидишь, всё бросай и тикай. Вот даже с девкой будешь идти… Бросай и тикай. Хрен с ней. И вот в темноте тоже прижмут тебя, ты не молчи и кричи: «Помогите!» … Понял?

— Да понял, понял… Дед, я спать хочу…

— Вот и спи давай…

Мужчина выключает кассету, подходит к кровати, ложится и, повернувшись на бок, засыпает.

Затемнение.

День следующий. Мужчина сидит на кровати. Врач на своем месте у столика.

ВРАЧ. Вам сегодня, что-то особенное снилось?

МУЖЧИНА. Нет.

ВРАЧ. Родион, сегодня для вас будет очень важный день. Из Германии приехала ваша семья, они ждут в коридоре. Ваша жена, дочь, ваш дядя. Они очень хотят вас видеть. Родион, вы не будете против, если они сейчас зайдут?

МУЖЧИНА. Я не хочу этого.

ВРАЧ. Почему?

МУЖЧИНА. Я их не помню.

ВРАЧ. Они вас очень хорошо помнят. Родион, это нужно сделать. Это ведь ваша семья, самые близкие люди на свете. Я пожалуй, даже настаиваю на этом. Поймите, что вам придется снова жить вместе с ними, даже если вы их забыли. Вы нужны им, Родион.

Врач встает и подходит к двери.

ВРАЧ. Попытайтесь понять их…

Врач подходит к двери, открывает её и делает приглашающий жест рукой. Мужчина смотрит на открытую дверь. Оттуда появляются трое: женщина средних лет, девушка 14–16-ти лет и солидный седовласый мужчина. Все трое хорошо одеты. Посетители делают несколько шагов от двери и останавливаются. Мужчина встает и растерянно смотрит на них.

ВРАЧ. Ну, собственно… ну если что, я буду в коридоре.

Врач ободряюще сжимает локоть женщины и выходит. Все четверо молча стоят.

ЖЕНЩИНА (крайне робко). Родион… Это мы, твоя семья… Ты, ты узнаешь нас?

РОДИОН. Нет.

ЖЕНЩИНА (тревожно седому мужчине). Спроси его.

СЕДОЙ. А меня помнишь?

РОДИОН. Нет.

СЕДОЙ. Ага. А её? (показывает рукой на девушку) Ну напрягись, давай… Вот как её зовут?

Мужчина отрицательно качает головой.

СЕДОЙ. Ну, чего мы стоим как столбы? Давайте сядем…

Женщина и девушка садятся на кровать, седой на стул врача. Мужчина продолжает стоять посередине помещения.

СЕДОЙ. Да… Знаешь, одно хорошо — скучно с тобой никогда не было. Мы за эти полгода стали каждую неделю в кино ходить, да что там кино! В театр! В театр стали ходить, а это уже, знаешь ли, плохой симптом. Скучно стало! Вот так сидим вечером и не знаем чем себя занять! Представляешь? А раньше! У-у-у! Родион Савельев! (Хлопает в ладоши)

В дверь заглядывает врач.

СЕДОЙ. Всё в порядке! Мы радуемся!

Врач кивает. Закрывает дверь.

СЕДОЙ. Скажи мне одну вещь, зачем ты это сделал? Я прекрасно знаю, что ты меня презираешь. Но я могу тебе сказать, что не такой уж я идиот, тоже в свое время читал, мечтал, думал. Дров кстати наломал, предостаточно. Тоже был гусь хороший. Но! (Поднимает вверх указательный палец) я никого не убивал. Ни-ко-го. А ты убил. Вот их и убил (Показывает на женщину и девушку).

МУЖЧИНА. Они живые.

СЕДОЙ. И слава тебе Господи!

ЖЕНЩИНА. Родик, ты что, правда…

СЕДОЙ. Катя, замолчи! Ты что не видишь? Мы ведь все ему подыгрывать должны! А вот нет, брат! Надоело. Короче так. Хочешь здесь остаться, оставайся. Хочешь домой вернуться, давай нас быстрее вспоминай, радуйся, можешь даже заплакать. У тебя получится. Вот. Мы со своей стороны тоже радуемся, забираем тебя и про эти полгода мы забываем. И забываем по настоящему, не так как ты… Ты меня понял?

Мужчина молчит.

СЕДОЙ. Помнишь, я с Люсей жил, а потом собрал чемодан в один день и на север уехал?

Мужчина отрицательно качает головой.

СЕДОЙ. Ой, прости я забыл про твою амнезию. Моя первая жена Люся… Она тебя очень любила. Так вот. Мне там тесно было, а я ведь человек деятельный… Я ей говорю — «поехали вместе, я здесь задыхаюсь», а она ни в какую. Я её три года упрашивал. Новая жизнь! На новом месте! А человек хотел всю жизнь из окна кухни на дерево смотреть! На которое мусор кидали, оно всё в пакетах целлофановых было. Там даже всю зиму чьи-то штаны провисели, их ветром как флаг мотало!

Девушка прыскает от смеха в кулачок. Мужчина смотрит на неё и как-то виновато улыбается.

СЕДОЙ. Но я ведь до последнего бился! Я хотел, чтобы мы вместе были! Я даже с севера за ней приезжал, деньги пачками рассыпал! А она сидит и в это окно пялится. Так вот и сидит там до сих пор. А у тебя здесь даже окна нет… Вот не помню, кто сказал, но хорошая фраза — «Если будешь что вспоминать, постарайся не завыть» …

МУЖЧИНА. В коридоре окно есть. Большое…

СЕДОЙ (вздыхает). Вот и чудно. Катя, ты что-то хотела спросить у него?

ЖЕНЩИНА. Родик, поехали домой… (Встает). Я не знаю… Я исправлюсь, вот увидишь… Я буду жить твоими интересами. Я ходила на курсы, нас там учили, как правильно строить отношения в семье. Я даже диплом получила. Там такие интересные занятия были, мы все по кругу рассаживались…

СЕДОЙ. Перестань чепуху молоть!

ЖЕНЩИНА. Знаешь, мы тебя всё равно ждать будем. Я и Надя…

Женщина садится и закрывает лицо руками. Мужчина растерянно смотрит на седого.

СЕДОЙ. А Надя это она, да… (Показывает на девушку) Твоя дочь. Здорово, правда? Помнишь, как пеленки стирал, купал? Такие вещи не забываются… Ну, ты у нас, правда, особый случай…

ДЕВУШКА. Пап, а я соревнования выиграла. А ты не верил, а я выиграла. Теперь в Мюнхен поеду, на отборочные, а если и там выиграю, то меня в сборную возьмут. А через год в Австралии чемпионат. Представляешь?

СЕДОЙ. Надя, он ликует.

ДЕВУШКА. Ты нам, правда очень нужен сейчас. Дядя Боря, он просто с виду такой строгий, а на самом деле очень переживал за тебя. Мы все постараемся, чтобы тебе хорошо было с нами, как раньше…

Девушка встает с кровати, подходит к мужчине и обнимает его. Тот стоит, безвольно уронив руки, только пальцы приходят в некоторое движение. Женщина плачет. Седой вздыхает, и отворачивается к стене. Мужчина мягко отстраняется от девушки.

МУЖЧИНА. Я вот что хочу сказать… Я вас совсем не помню… вы очень хорошие люди… Я постараюсь вас полюбить…

Женщина вскакивает с кровати, подбегает к мужчине и обнимает его и девушку. Руки мужчины напрягаются, пальцы сжимаются и разжимаются, осторожно и неумело он обнимает женщину и девушку. Седой встает, подходит к ним и, похлопав несколько раз мужчину по спине, выходит из помещения. Тут же входит врач, некоторое время молча смотрит.

ВРАЧ (тихо). Екатерина Сергеевна, извините бога ради… Уже можно идти оформляться, вас там уже ждут…

ЖЕНЩИНА. Да-да… Спасибо… (Вытирает рукой глаза) Пойдем Родик, пойдем родной…

Мужчина, женщина и девушка направляются к выходу.

ВРАЧ. Родион, до свидания.

МУЖЧИНА. До свидания.

ВРАЧ. Не поминайте лихом.

Мужчина виновато-растерянно улыбается и кивает. Выходят. Врач подходит к столику. Достает сигарету. Закуривает, кладет пачку на стол. Входит седой, достает из пачки сигарету, разминает её и нюхает.

СЕДОЙ. Всё равно курить буду.

ВРАЧ. Не смешно.

СЕДОЙ. Вчера после премьеры на банкете выпил рюмку, чувствую всё — если не закурю, сдохну. Пошел в курилку постоял две минуты, полегчало. Так можно?

ВРАЧ. Тоже ничего хорошего.

СЕДОЙ. Слушай, а как они его в Германию будут оформлять?

ВРАЧ. Да уже всё готово. Это же по линии «Психиатрия без границ», там всё и паспорт и визы.

СЕДОЙ. Дожили, сумасшедших из страны вывозим.

ВРАЧ. Не сумасшедших, а больных, не вывозим, а спасаем. Ну а что ему здесь светило? В стационаре он на других глядючи, за месяц бы овощем стал. Повезло ему, прямо скажем…

СЕДОЙ. Баба вроде хорошая.

ВРАЧ. Да…

СЕДОЙ. Не могла себе немца найти что ли?

ВРАЧ. Не знаю. Первой позвонила, как только про него прочитала. Даже фотографии не видела. Потом переехала в этот Плохинген, чтобы никто его с толку не сбил… говорит, всё сделает, чтобы на поправку пошёл. А зачем ей все это, я не знаю… Ну, был бы, правда, хоть знакомый какой, а так абсолютно посторонний…

СЕДОЙ. У него вообще шанс есть?

ВРАЧ. Здесь главное чтобы не прогрессировало. Хоть как-нибудь затормозить. Ну а всё остальное…

СЕДОЙ. Ясно. Приходи на спектакль. Хвастать не хочу, но вроде как получилось.

ВРАЧ. Верю. Я твой старый поклонник.

СЕДОЙ (смотрит на часы). Ну ладно мне пора…

ВРАЧ. Давай дядь Борь. Спасибо тебе большое.

СЕДОЙ. Да ладно, сочтемся. Ты же если что мне местечко здесь выделишь?

ВРАЧ. Без проблем, прямо в этой комнате. Хочешь, хоть завтра переезжай…

СЕДОЙ. Я подумаю. Слушай, а вот эта кассета. Ну, которую мы для тебя в театре записывали… ну эта, где бабка, дед… Дай мне её послушать, а? Ночью не спится, буду ставить, там хорошо как-то так…

Врач подходит к столику, щелкает клавишей магнитофона. Делает недоверчивое лицо, заглядывает в магнитофон, щелкает его крышкой. Удивленный поворачивается к седому.

ВРАЧ. Хм… Я же ей вчера здесь оставлял… ничего не понимаю… Неужели?

СЕДОЙ. Что?

ВРАЧ. Он её с собой забрал (Улыбается).

СЕДОЙ. Зачем? Давай отберем пока они здесь.

ВРАЧ (весело) Не надо. Это хорошо, это очень хорошо…

СЕДОЙ. Не понимаю, ты чего радуешься, другой кассеты ведь нет… Это же опять всё заново записывать.

ВРАЧ. Да хер с ней! Новую запишем.

Занавес.

Тольятти. 27 апреля. 2005 г.


Другие статьи из этого раздела
  • «Войцек». Георг Бюхнер

    Поволі, Войцеку, поволі. Усе як треба. Цей хлопець геть тобі запаморочить світ. І що б я робив із тими зайвими десятьма хвилинами, коли ти закінчиш сьогодні зарано. Войцеку, ти б таки подумав. Адже маєш якихось тридцять літ жити. Це ще триста шістдесят місяців — а скільки тих днів, годин, хвилин. Ну, навіщо така демонська сила часу? Ану, використай його, Войцеку, Га?

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?