узнать подробности по этой ссылке на сайте


22 ноября 2011

КОГДА СОЛНЦЕ СЯДЕТ

(МАРИНА)

Основано на нереальных событиях

Ольга Стрижак

Июнь 2011 г.

ВНИМАНИЕ! Все авторские права на тексты пьес защищены международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Запрещается издание и переиздание, размножение, публичное исполнение, перевод на иностранные языки, постановка спектакля по пьесам без письменного разрешения праводержателей (автора).

По поводу использования текста обращаться: indastrizh@gmail.com

Действующие лица:

Лёля — 30 лет.

Милош — красивый молодой человек, 14–17 лет.

Игорь — красивый молодой мужчина, 37 лет.

Марта — красивая мать Милоша, 40 лет.

Подруга Милоша — миловидная журналистка, 20 лет.

Женя — 37 лет, обычный работник МЧС.

Петр — однокурсник Игоря. Обычный.

Пожилая женщина. Обычная.

Санитар. Обычный.

Действие первое. ПЕРЕД ЛЕСОМ.

Толпа людей. Кто-то разговаривает друг с другом. Кто-то по телефону. Кто-то по рации. Кто-то раздает листки. Кто-то воду.

1.

Из толпы выделяется один человек, Женя. За ним выделяется второй, Игорь. Подходит к Жене.

ИГОРЬ. Как дела?

ЖЕНЯ. Как тут могут быть дела?

ИГОРЬ. Многовато народу.

ЖЕНЯ. Это еще мало.

ИГОРЬ. Что ты наморщился?

ЖЕНЯ. Наморщишься тут! Ааай! Все бесполезно.

ИГОРЬ. Ты чего?

ЖЕНЯ. Беспросветно я хотел сказать…

ИГОРЬ. Ты чего, чего?

ЖЕНЯ. Ты думаешь, мы найдем ее? Только смотри мне в глаза. Ты веришь, что мы найдем ее? Посмотри мне в глаза.

ИГОРЬ. Ну смотрю.

ЖЕНЯ. Ты же думаешь о том же, о чем и я.

ИГОРЬ. О чем?

ЖЕНЯ. Что это он.

ИГОРЬ. Кто он?

ЖЕНЯ. Да брось ваньку валять. Это он. Тот же самый. Ваш.

ИГОРЬ. Брось.

ЖЕНЯ. И тут многие так думают.

ИГОРЬ. Да эта помладше будет. Тем по четырнадцать и пятнадцать было. Этой четыре. Большая разница.

ЖЕНЯ. В предпочтениях, ты хочешь сказать? И все равно это он. И я чувствую… блин. Я чувствую, что «простите дорогие родители». Я чувствую, что ее больше нет.

ИГОРЬ. Твое дело не чувствовать. Расчувствовался. Вообще, возьми себя в руки. Эти люди не собрались бы… для просто так… только потому… потому что они чувствуют или не чувствуют…

ЖЕНЯ. Кстати, о «чувствах». Видишь ту телочку. Левее смотри.

ИГОРЬ. Та что ли? На вкус и цвет.

ЖЕНЯ. Знаешь, что она тут делает?

ИГОРЬ. Религиозная фанатичка?

ЖЕНЯ. Круче. Где же этот пацан? Где-то в толпе пацан такой ходит, длинный, смазливый, противный такой. Гадкий.

ИГОРЬ. Что за пацан? Ты что щас рассказываешь?

ЖЕНЯ. Она, та телочка, привела его сюда. А пацан этот типо со способностями такими, типо как… ну этот… Ну? Ну — «ууууууу»!.. (Машет вокруг лица руками) Но похож он скорей на слабоумного.

ИГОРЬ. Экстарсенс?

ЖЕНЯ. Ага. Охренели совсем.

ИГОРЬ. Первый раз что ли? Если посчитаться, тут еще найдутся. Видали.

ЖЕНЯ. Нет, ну охренели.

ИГОРЬ. Слушай, делай свое дело и молчи. И делай хорошо. И молчи.

ЖЕНЯ. Ты много хочешь от простых МЧС-ников.

ИГОРЬ. Удачи.

ЖЕНЯ. Ох, удачи нам всем.

2.

К Жене и Игорю подходит женщина, на которую указывал Женя — Лёля.

ЛЁЛЯ. Женя, можно тебя?

ЖЕНЯ. Лёля, только быстро!

ЛЁЛЯ. Родители — это вон те? (Тыкает пальцем в немолодую пару)

ЖЕНЯ. Я откуда знаю? Да.

ЛЁЛЯ. Помоги мне, я смотрю, они не общаются ни с кем!

ЖЕНЯ. Лёля, брось ты это!

ЛЁЛЯ. Скажи им, что я из ваших!

ЖЕНЯ. Это не наши методы!

Женя, раздраженный, скрывается в толпе.

3.

Игорь слушал этот разговор в стороне. Подходит к Лёле.

ИГОРЬ. Кто вы?

ЛЁЛЯ. В смысле?

ИГОРЬ. Вы психолог?

ЛЁЛЯ. Нет.

ИГОРЬ. Вы привели с собой слабоумного экстрасенса.

ЛЁЛЯ. Он не слабоумный. Странное у вас определение работы психолога.

ИГОРЬ. Ну так кто вы?

ЛЁЛЯ. Что вы хотите узнать?

ИГОРЬ. Ваша профессия?

ЛЁЛЯ. Я кулинар.

ИГОРЬ. Вы шутите.

ЛЁЛЯ. Нисколько.

ИГОРЬ. Да что за разговор у нас с вами? Здесь вы чем занимаетесь?

ЛЁЛЯ. Тем же, чем и вы здесь.

ИГОРЬ. Вы следователь?

ЛЁЛЯ. А вы следователь?

ИГОРЬ. Нет, я частный детектив.

ЛЁЛЯ. Вот и я — частный детектив.

ИГОРЬ. А почему сказали кулинар? Вы из волонтеров?

ЛЁЛЯ. Нет.

ИГОРЬ. Вы имеете отношение к милиции?

ЛЁЛЯ. Никакого.

ИГОРЬ. Работаете параллельно?

ЛЁЛЯ. Я не понимаю вашей цели. Вашей цели разговора. Ваши вопросы слишком глупые, чтобы узнать что-то обо мне или о том, что здесь происходит. Если я не имею отношения к милиции, откуда я могу знать, работают ли они параллельно? Что вы хотите от меня?

ИГОРЬ. Да ничего я не хочу! Я просто спрашиваю… Хотел узнать… Какой бессмысленный разговор!

ЛЁЛЯ. А вы этого мальчика называете слабоумным!

ИГОРЬ. Не надо переходить на оскорбления. До свидания.

3.

Лёля какое-то время пристально смотрит на пару, за которой наблюдала во время разговора с Игорем. Из толпы появляется Милош, становится рядом с Лёлей.

ЛЁЛЯ. Это родители. Хорошо бы тебе с ними поговорить.

Милош пожимает плечами, вслед за Лёлей подходит к паре.

ЛЁЛЯ. Здравствуйте. Меня зовут Александра. А это Милош. Ему нужно поговорить с вами.

ЖЕНЩИНА. Зачем? Что вы хотите?

МИЛОШ. Я лично ничего от вас не хочу. Это она все время что-то хочет от меня.

ЖЕНЩИНА. Что?

ЛЁЛЯ. Милош хотел спросить вас… немного… О Машеньке.

МУЖЧИНА. Что? Зачем? Нас уже расспросила милиция. Кто вы такие?

ЛЁЛЯ. Я… я психолог, а это…

МУЖЧИНА. С нами уже разговаривал психолог. Больше не надо. Просто. Просто найдите нашу дочь.

ЛЁЛЯ. Милош может помочь и вам.

МУЖЧИНА. Вы… Что вы знаете?

МИЛОШ. Я знаю, что вам нужно расстаться со своими грехами. Отпустите их с Богом. Простите их. Простите всех. Простите Машу. Дайте ей уйти.

ЖЕНЩИНА. Что?!

МУЖЧИНА. Что вы говорите!

ЖЕНЩИНА. Зачем вы так говорите!

ЛЁЛЯ. Милош, пожалуйста… (Тянет его за рукав куртки)

МУЖЧИНА. Отойдите от нас! Кто вы такие?! Зачем вы здесь? Где следователи? Кто-нибудь?

МИЛОШ. Простите Машу и отпустите ее с Богом. Простите себя. Отпустите свои грехи! Маша уже расплатилась за них! Мы все попадем на небеса! Маше там самое место! Там гораздо лучше, чем здесь!

ЖЕНЩИНА. Сумасшедший!

МУЖЧИНА. Кто-нибудь! Милиция! Отойдите от нас!

ЖЕНЩИНА. Дима, сделай что-нибудь!

МУЖЧИНА. Отойдите от нас!

ЛЁЛЯ. Милош, идем!

МИЛОШ. Просто повторяйте за мной — «Отче наш, иже еси на небеси, да святится имя твое…»

МУЖЧИНА. Заткнись!

МИЛОШ. Да приидет царствие твое…

ЛЁЛЯ. Милош, замолчи!

Женщина плачет. Мужчина толкает Милоша, тот отступает на шаг, затем кидается на мужчину, хватает его за грудки. К Милошу подскакивает Игорь, оттаскивает его от мужчины.

МУЖЧИНА. Уйди, мразь!

МИЛОШ Яко на небесах и на Земле, прямо здесь, придет царствие твое, и приберешь ты Машеньку в руки свои, и отпустишь ты грехи этих людей, что не ведали, что творили, когда ставили Машеньку в угол за сворованные конфеты…

Мужчина с размаху бьет Милоша по лицу. Тот падает. Игорь поднимает его и оттаскивает в сторону.

ЖЕНЩИНА (Рыдает) Уйдите-е-е! Заче-е-ем?!

ЛЁЛЯ. Простите, простите! Извините нас! До свидания…

МУЖЧИНА Горите в аду.

4.

Игорь встряхивает Милоша за шкирку, как щенка, чтобы тот встал ровно. Милош шатается.

ИГОРЬ. Что вы тут устраиваете? Что за цирк?

ЛЁЛЯ. (Игорю) Спасибо. Милош, что ты творишь?

МИЛОШ. Ибо не ведают, что творят. Не ведают!

ИГОРЬ. Что ты городишь?

ЛЁЛЯ Спасибо. Отпустите его.

ИГОРЬ Он не опасен?

ЛЁЛЯ. Для кого? Нет. Он просто… Спасибо.

МИЛОШ. Подержи меня еще.

ИГОРЬ Зачем вы хотели поговорить с родителями?

ЛЁЛЯ. Помочь им. Если бы получилось…

МИЛОШ. (Игорю) У тебя есть парень?

ИГОРЬ Чего?

МИЛО. Ты не в моем вкусе. Лёля, он тебе нравится?

ЛЁЛЯ. Не обращайте внимание. Он не в себе бывает.

МИЛОШ. Не обращайте внимание, он-гей! Я — гей. А вы?

ИГОРЬ Идите отсюда. Не знаю, кто вы, но он неадекватен. Вы мешаете чужому горю.

МИЛОШ. Мы мешаем, Лёля, слышала, чужому горю. Наслаждаться им.

ИГОРЬ Ты щас еще от меня нахватишь! Да что с тобой такое, стой ровно!

МИЛОШ. Я писать хочу!

Милош уходит писать. Лёля молчит, задумавшись. Игорь разглядывает ее.

ИГОРЬ. Помолчим.

ЛЁЛЯ. Послушайте. Мне про вас сказали, что у вас есть версия, что это дело рук разыскиваемого вами маньяка.

ИГОРЬ. Я не разыскиваю никакого маньяка.

ЛЁЛЯ. Давайте обменяемся информацией.

ИГОРЬ. С чего бы? Кто вам сказал что-то про меня?

ЛЁЛЯ. Мне рассказывали, что уже пропали две девочки. Это те две, повзрослее, да? Просто, если так, может, мы сможем помочь. Или вы нам. Вы думаете, Машеньку похитили?

ИГОРЬ. Не надо мне помогать. Помогать в чем? С кем вы разговаривали обо мне?

ЛЁЛЯ. С Женей… Как там его… Он из МЧС. Или из кинологов…

ИГОРЬ. Ах, с Женей! Жене и помогайте. До свидания.

Игорь отходит. Возвращается.

ИГОРЬ. Зря вы здесь. Здесь таких, как вы, «помощников» не любят. Хотите быть полезными — выходите со следующей группой на поиски.

ЛЁЛЯ. Вы правы, наверное. В чем-то. Только у нас другая функция.

ИГОРЬ. Какая, можно поинтересоваться?

ЛЁЛЯ. Вы видимо не поймете. А когда выходит следующая группа?

ИГОРЬ. Когда солнце сядет. По-моему. Уточните у координатора волонтерских групп, вон он ходит, видите?

ЛЁЛЯ. Пойду, поищу Милоша, его долго нет.

ИГОРЬ. И уберите отсюда этого парня. Он даже на вид…

ЛЁЛЯ. Милош очень сложный человек. Но он здесь нужен.

ИГОРЬ. Как хотите. До свидания.

5.

Лёля ищет глазами Милоша. Тот сидит неподалеку на корточках. Качается, разглядывая людей. Лёля подходит к нему.

МИЛОШ. Я тут поговорил с собакой. Она мне сказала, где Машенька.

ЛЁЛЯ. Пойдем, поговорим.

МИЛОШ. О моем нехорошем поведении?

ЛЁЛЯ. О наших планах.

6.

Игорь подходит к группе людей в форме. Они стоят в кругу, обсуждая что-то. Игорь за локоть вытаскивает из круга Женю.

ЖЕНЯ. Чего ты?

ИГОРЬ. Женя, помнишь ту телочку?

ЖЕНЯ. Игорь, не до телочек, ё-моё!

ИГОРЬ. Ты мне сам ее показал, дубина, ты с ней разговаривал еще обо мне, та с парнем… слабоумным экстрасенсом.

ЖЕНЯ. А-а… да. Та припизднутая.

ИГОРЬ. Да-да. Так ты с ней разговаривал обо мне раньше?

ЖЕНЯ. Игорь, ну не до телочек. Хочешь, я, конечно, узнаю ее телефон.

ИГОРЬ. Женя, что ты ей рассказал?

ЖЕНЯ. Игорь, блин, давай не сейчас… Она спросила, какие версии последние. Я сказал, мол вот… Ну давай не сейчас!.. Блин, да просто сказал ей, что так и так, украли тут девочек, не то чтобы недавно, но мы думаем… Ох, как мне некогда, Игорь! Но мы думаем, что это тот же человек и Машу эту…

ИГОРЬ. Женя, ты вообще нормальный, обсуждать свои домыслы с припизднутыми бабами со слабоумными парнями! Тебе что, заняться нечем?

ЖЕНЯ. А ты на меня не ори, ты мне не начальство! Смотри, что тут делается вообще! А она не тебе одному понравилась. Я ее давно знаю, она не первый раз лезет, бывала уже, пересекались… И не такая уж она припизднутая. А что ты хочешь мне сказать, это не тот же хер, что девок украл…

ИГОРЬ. Это вообще не твое дело! Тебе не положено это знать! Ты в милицию что ли лыжи строишь?

ЖЕНЯ. У нас болото маленькое, общее, все повязаны. И если по всему выходит, по подчерку, что это один и тот же козел, так получается, зря мы сейчас тут людей на ночь строим!

ИГОРЬ. «Зря»! «Строите»! Это ты козел, Женя! Подчерк! Агата Кристи, блин! Гнать тебя надо из вашей шаражки! Не своим делом ты занят. Демагогию разводишь.

ЖЕНЯ. Да не гони ты. Порыскай с мое сначала. Повыезжай ночью. Твое ментовское прошлое с моим опытом розыска и не сравниться! Ты думаешь — я неверующий? Да я тут за каждого добровольца глотку перегрызу, кто вышел чужого ребенка искать. А моих ребят мне жалко, они сутками не спят, а отвечать первыми будут. Просто если есть другая версия, то с другой стороны искать надо?

ИГОРЬ. Я понял тебя.

ЖЕНЯ. Игорь, ты козел редкостный, чуть что надо, так ты душу вытрясешь.

ИГОРЬ. Я понял, Женя. Как ее зовут?

ЖЕНЯ. Кого?

ИГОРЬ. Припизднутую?

ЖЕНЯ. Лёля или Ляля. Припизднутое имя какое-то

Действие второе. СТАРЫЙ ДЕТСКИЙ САД.

Одноэтажное длинное здание. Забитые снаружи окна. Пустые комнаты. Где-то есть мебель. Где-то ходят волонтеры.

1.

В дальнем помещении, среди сваленных стульев и столов, расположились Лёля и Милош. Лёля изучает выданную ей листовку с информацией. Милош сидит рядом, но не может сидеть ровно, корчит рожи.

ЛЁЛЯ. Не кривляйся, как блядь, тебе не идет. Ты ведь не такой.

МИЛОШ. Я не блядь, это точно, но я развратный. Просто я развратный, это моя природа. Природа желания. Но я подавляю свои желания. Поэтому я такой… больной.

ЛЁЛЯ. Ты не больной.

МИЛОШ. А какой? Нелепый?

ЛЁЛЯ. Это совсем не то слово.

МИЛОШ. Но зато очень обидное.

ЛЁЛЯ. А почему ты подавляешь желания?

МИЛОШ. Никто не может ответить на этой вопрос.

ЛЁЛЯ. (Перебивает, потому одновременно с ним) А почему обидное слово?

Молчание.

ЛЁЛЯ. Давай ты больше не будешь так себя вести.

МИЛОШ. Как блядь?

ЛЁЛЯ. Ты знаешь. Зачем ты обидел тех людей?

МИЛОШ. Обидел?

ЛЁЛЯ. Мягко сказано. Вместо того, чтобы помочь, устроил показательные выступления, «в стиле Милоша». Помоги им.

МИЛОШ. Как?

ЛЁЛЯ. Ты знаешь как. Найди их дочку. Просто почувствуй, или как ты там. Просто скажи, где она. Как ты это делал раньше. Как ты раньше? Чувствовал?

МИЛОШ. Неа.

ЛЁЛЯ. Тебе нужно время, да?

МИЛОШ. Не хочу я никому помогать!

ЛЁЛЯ. Хочешь. Я знаю.

Молчание.

МИЛОШ. А если я не могу?

ЛЁЛЯ. Можешь. Я знаю.

МИЛОШ. Вы уже мою опеку оформляете. Хотите поставить на поток мои достижения? Эксплуатировать детский труд?

ЛЁЛЯ. Ты не ребенок.

МИЛОШ. Так вы оставите меня с собой?

ЛЁЛЯ. Ты хочешь? Да.

МИЛОШ. Зачем?

ЛЁЛЯ. Почему «нелепый» — это очень обидное слово?

МИЛОШ. Ну, я как-то нашел очень обидное слово для меня. Это мы так развлекались с моей подругой-журналисткой. Искали обидные слова. Каждый для себя.

ЛЁЛЯ. Так, все таки, у тебя есть подружка?

МИЛОШ. Я — ГЕЙ. Сказано же. А она просто подруга. Единственная.

ЛЁЛЯ. Это она написала про тебя в газете, когда ты нашел того мальчика?

МИЛОШ. Ну да. Я быстро схожусь с людьми, которые испытывают ко мне неподдельный интерес.

2. МИЛОШ ВСПОМИНАЕТ РАЗГОВОР СО СВОЕЙ ПОДРУГОЙ-ЖУРНАЛИСТКОЙ.

Милош лежит на полу своей комнаты, рядом сидит подруга-журналистка, листает журнал.

МИЛОШ. Мне ваш шеф-редактор вообще не понравился!

ПОДРУГА. Он прекрасен!

МИЛОШ. Журналюга.

ПОДРУГА. Он не журналист. Литератор. То, что он пишет…

МИЛОШ. Дерьмовая литература.

ПОДРУГА. Откуда ты знаешь?!

МИЛОШ. Ты же мне рассказывала, что тебе нравится…

ПОДРУГА. Мне очень нравится. Мне ОН очень нравится!

МИЛОШ. ФУ!

ПОДРУГА. Его маленькие глазки… и носик!

МИЛОШ. Маленький носик у мужчины — это дурной тон! Это безнадега!

ПОДРУГА. И его тоненькие, чуть видные губы.

МИЛОШ. А, тоненькие губы я тоже люблю!

ПОДРУГА. Да?

МИЛОШ. Не спрашивай меня, я не знаю, чем это может объясняться!

ПОДРУГА. А я думала, ты знаешь…

МИЛОШ. Нет, конечно. Но я бы узнал.

ПОДРУГА. Узнаешь — расскажешь.

МИЛОШ. Конечно.

ПОДРУГА. Мне кажется это признак замкнутости.

МИЛОШ. Что губастые люди не замкнутые?

Журналистка думает.

МИЛОШ. Ну так и что, тебе он нравится, а ты его оскорбляешь, да? Ну как это у вас у девочек принято?

ПОДРУГА. Тебе виднее.

МИЛОШ. Охохо!

ПОДРУГА. Со стороны, я имела в виду.

МИЛОШ. Да мне виднее. Так, дальше?

ПОДРУГА. Не фига я его не оскорбляю, во-первых.

МИЛОШ. Ты сравнила его литературу с Шекли!

ПОДРУГА. Ну так похож же!

МИЛОШ. С Шекли!

ПОДРУГА. Шекли — хорошая литература!

МИЛОШ. Побойся бога!

ПОДРУГА. Хорошая!

МИЛОШ. Безбожница! Литературщина!

ПОДРУГА. Ты… ты вообще читал Шекли?

МИЛОШ. Нет.

ПОДРУГА. Милош! (Подруга бьет Милоша журналом)

МИЛОШ. Еще бы я читал эту литературщину!

ПОДРУГА. Милош!

МИЛОШ. Плохая литература — вот и все — потому и не читал.

ПОДРУГА. Я все время, все факинг время забываю эту твою манеру уверенно говорить обо всем, особенно, особенно о том, чего ты вообще не знаешь!

МИЛОШ. Милая, помни ты об этом, тебе было бы не интересно со мной общаться! И никому не было бы интересно со мной общаться. Ни со мной, ни друг с другом. Информация — это половина правды. Есть еще наша оценка этой информации. Наша работа с ней. Как мы ее подаем. Ты журналистка, тебе ли не знать.

ПОДРУГА. Мне ли, мне ли. Интересно тебя послушать.

МИЛОШ. Люди расстраиваются, когда не понимают. Мучаются. Не находят себе места. А у меня достаточно воображения, для того, чтобы им объяснить. Они как-то … и не хотят задумываться, что любой другой человек может им преподнести ситуацию с другой точки зрения… Бла-бла! Они прощают других, себя. Главное им объяснить. Даже если это часть правды. Даже если это объяснение — часть правды. Даже если это объяснение — далеко от правды. Объяснить, подтолкнуть. Закрыть дело как прошедшее, разобранное. Мне мало досталось благ из жизни общества. Но что я имею, манипулируя людской ленью, падким до внимания эго, достраивая их иллюзии своими фантазиями. Это власть. Правда?

ПОДРУГА. Тебя за твои мысли в тюрьму! Крамола!

Девушка бьет Милоша по голове журналом. Милош закрывается рукой. Девушка выбивается из сил.

ПОДРУГА. А вообще ты прав. За мысли давно пора сажать в тюрьму, изолировать. Сканируешь так — джиииик — в аэропорту, например. И в тюрьму. За пакости в голове.

МИЛОШ. Почему ты прав? Это ты только что сказала, что за мысли людей надо сажать в тюрьму.

ПОДРУГА. А разве не ты мне это только что внушил?

Милош и подруга разражаются громким смехом.

3.

В помещение, где сидят Лёля и Милош, заходит Игорь.

ИГОРЬ. Простите, если помешал. Странное место для штаба, да? Старый, пустой детский сад. Символично. Как-то.

МИЛОШ. До дрожи! А вы поэтично мыслите. Или не знаете, с чего разговор начать?

ИГОРЬ. На «вы» обращаешься, и на том спасибо.

МИЛОШ. А ты чего не обращаешься?

ЛЁЛЯ. Милош, я устала…

МИЛОШ. Это я пописал и с меня спесь спала. Странная взаимосвязь.

ЛЁЛЯ. Милош, сделай для меня одну вещь, ты на это способен? Уточни, во сколько на поиски выдвигается вторая группа.

МИЛОШ. Я никуда не пойду.

ЛЁЛЯ. Сделай это для меня.

МИЛОШ. Не боишься меня одного отправлять?

ЛЁЛЯ. А стоит?

МИЛОШ. Закрой меня на сигнализацию, для других!

ЛЁЛЯ. (Делает движение в сторону Милоша, будто нажимает кнопку на брелоке автомобильных ключей) Пы-пык!

Милош уходит.

4.

ИГОРЬ. Вас зовут Лёля?

ЛЁЛЯ. Да. Не смущает?

ИГОРЬ. Что, имя? Нисколько. Меня зовут Игорь. Давайте, как вы сказали, обменяемся информацией.

ЛЁЛЯ. У вас есть документы? Удостоверяющие так сказать?

ИГОРЬ. Зачем? А у вас?

ЛЁЛЯ. Нет. Будем на доверии.

ИГОРЬ. В такой ситуации все практикуются в доверии.

ЛЁЛЯ. Да, просто мало ли. Вот вы нас с Милошем гоните, а все остальные, они кто?

ИГОРЬ. Добрые люди.

ЛЁЛЯ. А вы, значит, несчастный детектив.

ИГОРЬ. Почему?

ЛЁЛЯ. Это вас Милош так назвал.

ИГОРЬ. Он придурошный у вас. Или официальный диагноз есть? Я без злобы говорю. Просто интересно.

ЛЁЛЯ. Он мальчик со способностями. Иногда, на таких единственная надежда.

ИГОРЬ. Перестаньте. Надежда в другом. Что девочка жива. Что хватит сил. Есть время. Что случай даст… Бог даст, и найдем, вот в чем надежда.

ЛЁЛЯ. Не пойму я вас. Рационалист, который надеется на Бога, так получается по вашим рассуждениям?

ИГОРЬ. А вы как же?

ЛЁЛЯ. А я еще больший рационалист. Просто верю в него. В Милоша.

ИГОРЬ. Где вы его нашли?

ЛЁЛЯ. Наверное, как вы говорите, Бог помог. Или случай. Люди одно и то же по-разному могут называть.

5. ЛЁЛЯ ВСПОМИНАЕТ РАЗГОВОР С МАТЕРЬЮ МИЛОША, МАРТОЙ.

Лёля сидит на чистой кухне. Перед ней в красивом халате ходит туда-сюда мать Милоша, Марта.

МАРТА Я на таблетках. Речь путается. Внезапно, не обращайте внимание.

ЛЁЛЯ. На каких таблетках?

МАРТА Ой, да мало ли их, лапочка! Антидепрессанты, транквилизаторы, стимуляторы, обезболивающее, слабительное. Названия перечислять?

ЛЁЛЯ. Не надо, спасибо.

МАРТА Сильнодействующие. На все случаи жизни.

ЛЁЛЯ. А у вас какой?

МАРТА Самый тяжелый. У меня плохая память. Вы — знакомая сына?

ЛЁЛЯ. Нет, но хочу познакомиться. Я прочитала про него в газете. Вы можете мне рассказать поподробней о нем?

МАРТА Сейчас, таблетка начнет действовать и смогу.

ЛЁЛЯ. Марта, когда у Милоша проявились эти способности?

МАРТА Какие способности?

ЛЁЛЯ. Экстрасенсорные?

МАРТА Простите какие?

ЛЁЛЯ. Милош нашел вашего пропавшего соседа? Помните? Мужчину, который…

МАРТА Да-да-да. Наш сосед. Этот алкоголик, который сам себя потерял много лет назад. Вы знаете, он был очень добр всегда со мной. Я даже думала, не ухаживает ли он. Но тогда еще была… да, с отцом Милоша. А он спился. Спивался годами. Но был добр. Терпел от нас постоянный шум, выходки детей, и безразличие. Чудесный человек. И что вы говорите, Милош?

ЛЁЛЯ. Вы заявили в милицию о пропаже. Его искали 5 суток. И нашли только после того, как Милош помог.

МАРТА Боже, пять суток?

ЛЁЛЯ. Его держали подростки заперли его в подвале. Они… хотели узнать, сколько человек сможет провести без воды.

МАРТА Неужели пять суток?

ЛЁЛЯ. Милош указал, где искать.

МАРТА И где же?

ЛЁЛЯ. Еще он нашел мальчика, потерявшегося в вашем районе. Немого мальчика восьми лет. Милош увидел объявление, пришел и сказал, где искать, вы помните этот случай?

МАРТА Нет-нет, но очень интересно! Расскажите еще.

ЛЁЛЯ. Тот мальчик залез на крышу старого дома, чердак обвалился, он просидел на одной оставшейся балке три дня. Никто бы никогда не нашел его там! В том доме искали, но чердак обвалился, никто бы никогда не догадался, что в углу, на куске балки может находиться ребенок, и что он даже будет бояться пошевелиться, ведь никто не узнал бы об этом, ведь его бы не нашли если бы не Милош!

МАРТА Это все ужасная школа, в которую ходил Милош. Ужаснейшая. Дурная. Бесполезная. Эти покинутые богом и учителями дети. Вот почему я разрешила Милошу не ходить в нее.

ЛЁЛЯ. Милоша из-за прогулов и плохих оценок перевели в школу-интернат.

МАРТА Да, я и говорю, ужасная школа! «Подростки пропадают на улицах», это учителя пропадают на улицах, а не подростки! Я шла за рафинадом, знаете, я не люблю песок, я люблю нормальный кусковой сахар, чтобы сжать в кулаке и почувствовать — САХАР, чтобы откусить и почувствовать — САХАР, и я шла за рафинадом, и идет этот, преподлаватель физики, и говорит мне, где же ходит ваш Милош, а я ему, это вы где ходите, двенадцать дня, вы не в школе, в вашем пакете бутылка шампанского и конфеты, а в кармане адрес этой миловидной литераторши, а мысли у вас только о фигуре физручки, да она, хороша, но почему вы не на уроке?!.. Сказала я ему. Он поджал хвост и убежал. Что вы хотите узнать, почему Милош особенный мальчик? Нипочему. Я слишком одинока, чтобы думать о других. Он особенный только для меня. Если бы дети вырастали такими, какими мы хотим их видеть? Если бы дело было только в нас? Если бы дело было только в наших желаниях? Если бы дело было так просто? Как любил говорить мой муж. Мы все заложники… заложники… вот черт! Мы все заложники… Чего? Я забыла чего! Это ужасно! Эти таблетки! Моя память!

ЛЁЛЯ. Я думаю, мне пора.

МАРТА Отец Милоша… так любил меня. А потом взял и ушел. Вы не знаете, почему мужчины так делают?

6.

ИГОРЬ. Что ж вы за тайная организация такая? Орден семи пятниц на неделе?

ЛЁЛЯ. Вы не смешно шутите. Вы и не замечали. Хотя такие как вы оттого и шутят не смешно, что не замечают реакцию других людей.

ИГОРЬ. Может у вас с чувством юмора плохо. Вы за все время не улыбнулись ни разу.

ЛЁЛЯ. Что улыбаться-то?

ИГОРЬ. Ну знаете, человек всегда причину найдет.

ЛЁЛЯ. Это вам хочется чтоб я улыбалась. Вам.

ИГОРЬ. Да что вы меня в развратных действиях пытаетесь уличить? Вы опять от ответа ушли? От какой вы все таки структуры?

ЛЁЛЯ. Я сама себе структура. Я лицо частное, заинтересованное.

ИГОРЬ. Доброволец, со своими методами?

ЛЁЛЯ. Да хоть так. Так тоже правильно считать. Никто меня не принуждает.

ИГОРЬ. Ну хочется верить, что голос вам не нашептывает. Ну не обижайтесь.

ЛЁЛЯ. А вы не обижайте меня.

ИГОРЬ. Я хочу знать, правда, почему вы здесь… т.е. я знаю, почему вы здесь — по той же причине, что и все. Искать девочку, найти ребенка, помочь родителям… вы — добрый человек… Но… ПОЧЕМУ вы здесь. С этим идиотом…

ЛЁЛЯ. Если бы я была без идиота вы бы вообще не заметили меня

ИГОРЬ. Ну почему же? Не такая вы неприметная… Почему вы разнервничались?

ЛЁЛЯ. Где Милош? У него такая дурацкая манера — уйти и не вернуться. Пойдемте искать?

ИГОРЬ. Вы издеваетесь? То вы таскаете его за собой, теперь сами будете таскаться за ним. Вы и меня хотите под это подписать? Все ищут девочку, а мы ищем Милоша.

ЛЁЛЯ. Вы правы, я разнервничалась. Да. Я вдруг подумала, что мы заодно, в одной команде что ли. Извините… Просто… где он ходит?

ИГОРЬ. Расслабьтесь. Сейчас пойдем искать. А у вас нет запасного мальчика с талантами? Я шучу опять так неудачно. А вообще, вы правы про чувство юмора. Наверное, у меня с ним туго было всегда. С детства самым веселым было толкнуть того, кто помладше, и посмотреть, как он растянется. Потом отец отучил. Сказал, пинай того, кто сильней всегда, и сам когда-нибудь станешь сильным. Только он не сказал, что от сильных и получаешь по шее… больно. Да и отец в этом смысле не отставал. Много битым ходил. Не смотрите на меня так, я считаю это правильным. Чем больше разбитая морда у мужика… простите. Тем он менее вялый. А про чувство юмора. Когда в МВД учились, студентами, любили розыгрыши. Знаете, это уже не пастой мазаться в лагере.

7. ИГОРЬ ВСПОМИНАЕТ РАЗГОВОР С ОДНОКУРСНИКОМ, ПЕТРОМ.

Кабинет в отделении милиции. Игорь сидит и смотрит, как его однокурсник Петр что-то ищет на столе.

ПЕТР. Мистика какая-то!

ИГОРЬ. Что?

ПЕТР. Видел куда я ключи от сейфа дел?

ИГОРЬ. Что я смотрел за ними что ли? Потерял?

ПЕТР. Да нет.

ИГОРЬ. Потерял!

ПЕТР. Нет же. Тьфу ты блин. Где?

ИГОРЬ. Да дались они тебе.

ПЕТР. Шутишь что ли? Там все! Документы! Деньги! Оружие! Через час отчет старший на стол сказал положить!

ИГОРЬ. А ты в жопе! Стаже-ер!

ПЕТР. Нет, а я сделал отчет, но он в сейфе!

ИГОРЬ. Ох-Ох! Ищи.

ПЕТР. Да мне кажется, здесь они просто были. Я растерянный какой-то стал.

ИГОРЬ. А что такое?

ПЕТР. С расписанием нашим. Не высыпаюсь.

ИГОРЬ. А ночью ты что делаешь?

ПЕТР. Ну как тебе сказать. Конспекты штудирую.

ИГОРЬ. Кого ты паришь!

ПЕТР. Второе высшее хочу. Юридическое!

ИГОРЬ. Ты здесь доучись сначала! Со своей внимательностью.

Игорь достает из кармана ключи от сейфа, кладет на стол перед Петром.

ПЕТР. Ты сдурел?

ИГОРЬ. А что такое?

ПЕТР. Я чуть не поседел?! Я уже в голове прокручиваю, как его взломать можно было!

ИГОРЬ. Ты же уже думал, что потерял!

ПЕТР. Да потому что здесь они, сука, лежали, а ты их взял! Я же помню!

ИГОРЬ. Ни хрена ты не помнишь! Не следишь ни за чем!

ПЕТР. А что за ними следить, если бы не ты, сука, куда бы они со стола пропали!

ИГОРЬ. И все таки держи поближе к сердцу то, что тебе дорого, меня так учили.

ПЕТР. Учили… Недоучили видать. Ну и сука же ты. Давно они у тебя?

ИГОРЬ. Доучили-доучили. А ты получше смотри за своими вещами.

ПЕТР. Себя учи. За собой смотри. И за… своими. Вещами.

ИГОРЬ. Что. Что ты морщишься?

ПЕТР. Да ничего.

ИГОРЬ. И все таки.

ПЕТР. Да всё.

ИГОРЬ. Перекосило тебя. Шутки не понимаешь?

ПЕТР. Шутки любишь? Вот тебе шутка. Помнишь Нинку рыжую, на курс старше?

ИГОРЬ. А что мне ее помнить? У меня с ней уже два свидания было.

ПЕТР. Ну так вот, на третье не рассчитывай. Я теперь с ней. Ночами конспекты штудирую. Понял меня? Стажер.

8.

Игорь и Лёля замечают Милоша. Он вернулся.

МИЛОШ. (Качает головой) Как любил говорить мой папа, «Мы все — заложники памяти». Знаете к чему это я?

ЛЁЛЯ. Что ты врешь, ты своего отца не знал! Он твою мать раньше бросил!

МИЛОШ. Он нас бросил?! Ошибаешься! Это моя мать забрала меня и уехала? Что, не знала? Несчастный детектив! Это она меня взяла и приехала в Россию. Ей казалось, здесь дышится свободней, чем в Польше. Все бегут на запад, а она — сюда. И любила повторять — они освободили мой народ. Идиотка крайней степени! Просто здесь лекарства доступней!

ЛЁЛЯ. Где ты ходишь, я заждалась тебя! Когда группа выдвигается на поиски?

МИЛОШ. Говорят, когда стемнеет. Я точно не узнавал.

ЛЁЛЯ. Я же попросила тебя!

ИГОРЬ. Он бесполезен.

МИЛОШ. А вы что тут, пригрелись? Хорошо вам тут сидится-пиздится? Влюбились что ли?

ИГОРЬ. В кого? В тебя что ли?

МИЛОШ. Лёля, он смущен! Он флиртует со мной! Не смущайтесь. Вы, конечно, не могли не заметить, какой я красивый! Хоть вы и не гомо. Или нет?

ИГОРЬ. Я, конечно, предпочитаю женщин. Чем таких как ты.

МИЛОШ. Каких-каких?

ИГОРЬ. Да просто действительно, дело в тебе наверное. Мне нормальные люди нравятся. Без твоих особенностей поведения.

МИЛОШ. А что для вас норма? Я однажды был влюблен в мертвого мальчика.

ИГОРЬ. В Цоя что ли?

МИЛОШ. Нет. Мы с вами точно не поймем друг друга. И вы точно не гей.

ЛЁЛЯ. Я была влюблена в Цоя. Все были влюблены в него. Все слушали его правду и кровь бежала быстрей по венам. Я писала ему письма. Но уже некуда было отправить. А если бы он был жив…

ИГОРЬ. А я всегда был влюблен в одну женщину. Свою маму. Она святая.

МИЛОШ. И кто из нас извращенец?

ИГОРЬ. А я тебя не называл извращенцем. Я и правда с вами слишком много времени потерял.

Игорь резко встает, идет к выходу. Оборачивается.

ИГОРЬ. Так что было бы, Лёля, если бы Цой был бы жив?

МИЛОШ. Он бы царапался сейчас о крышку гроба.

Игорь разворачивается и уходит.

9.

В дверях Игорь сталкивается с пожилой женщиной. Женщина провожает его взглядом.

ЖЕНЩИНА. Детки, а где еду волонтерам раздают, не в курсе?

МИЛОШ. Нет, не в курсе.

ЖЕНЩИНА. А что ты косишься на меня, сынок?

МИЛОШ. Я вам не сынок.

ЛЁЛЯ. Милош! Помолчи. Найди, где раздают еду. И принеси мне воды. Мы скоро выдвигаемся с группой.

МИЛОШ. Когда это стало входить в наши планы?! Я по лесу ночью шастать не собираюсь!

ЛЁЛЯ. Соберешься.

МИЛОШ. Лёля, ты что-то раскомандывалась мной. Это я тебе нужен. Ты мне не нужна.

ЛЁЛЯ. Мне нужна вода!

Милош выходит. Женщина присаживается рядом с Лёлей.

ЖЕНЩИНА. Он тебе не сын, а кто?

ЛЁЛЯ. Друг.

ЖЕНЩИНА. Хамливый что-то. Бесноватый. Как-то не пара, знаешь, тебе.

ЛЁЛЯ. Да не пара. Младший товарищ, как у вас говорилось.

ЖЕНЩИНА. Ох уж эти товарищи. Так много товарищей здесь собралось. Я своей младшей внучке так и сказала, пойдем, что ли. Мы им пользу, а ты — себе. Мужчин, думала, много здесь будет, она познакомится. А тут так много женщин оказалось! Так много! Больше чем мужиков. А мужчины все в форме. А я в форме боюсь. Не доверяю.

ЛЁЛЯ. (Смотрит брезгливо) Почему же?

ЖЕНЩИНА. А ты телевизор не смотришь что ли?

ЛЁЛЯ. Не смотрю.

ЖЕНЩИНА. В общем, нечего им доверять, понимаешь? Страшное дело. Но вот так случись что, как щас. Я пойду скорей на улицу кричать, людей нормальных звать, а 02 не наберу. А ты как?

ЛЁЛЯ. А я им и без формы тем которым — доверяю не особо.

ЖЕНЩИНА. Почему? Несчастливая судьба?

ЛЁЛЯ. Счастливая, у меня все в порядке, спасибо.

ЖЕНЩИНА. А мне кажется, со своим счастьем все по домам сидят. А здесь народ собирается, все, по своим причинам.

ЛЁЛЯ. Справедливо заметили. Но причина — не обязательно личное горе.

ЖЕНЩИНА. Обязательно. Вот ты. С малолеткой связалась.

ЛЁЛЯ. Бабушка. Вы сами-то, кроме сватовства внучки, зачем пришли?

ЖЕНЩИНА. А ты не злись. Я думала, в лес я не ходок, но готовить умею. А они, оказывается, сухой поек раздают. Я бы встала раздавать, да не нашла, где раздают-то? Раны перевязывать, санитаркой войну прошла. Информацию докладывать умею. По телефону. Психологическую помощь могу.

ЛЁЛЯ. Так что вы сидите, идите. Помогайте!

ЖЕНЩИНА. А ты не злись. А я уже тебе помогаю.

ЛЁЛЯ. Зачем?!

ЖЕНЩИНА. А ты посмотри на себя. Вся как больная. Да ты не злись.

ЛЁЛЯ. Когда же это проклятое солнце сядет?!

ЖЕНЩИНА. Ладно. Прогнала ты меня, все. Все. Ушла. Нечего на солнце-то пинять. Ему что, висело и висеть будет.

Действие третье. И ТАМ И ТАМ.

1.

Игорь стоит перед входом в здание детского сада, разговаривает по мобильному.

ИГОРЬ. Повтори еще раз фамилию? Седова?

Игорь слушает. Кладет трубку. Перед ним появляется Милош, в руках у него бутылка воды и бутылка йогурта.

МИЛОШ. Разговаривайте, не стесняйтесь. Я и так все про вас знаю. Забыли, кто я?

ИГОРЬ. Ну и как ты это делаешь?

МИЛОШ. А как вы это делаете? Я подставляю зад и придерживаю ягодицы. Сосать тоже люблю.

ИГОРЬ. Грязный рот у тебя. Не пойму, ты и вправду такой? Как она тебя терпит?

МИЛОШ. Вы себя видели? У Лёли есть воображение. Я ей интересен. А более посредственного мужчину, чем вы, искать днем с огнем.

ИГОРЬ. А ты включи свои таланты.

МИЛОШ. Они сами не включаются. Непонятно что ли еще? Иначе вся это компания уже свернулась бы. Я бы уже давно сказал… где девочка эта.

ИГОРЬ. Где ты был, когда мы тех девочек искали…

МИЛОШ. А меня самого еще не нашли. Лёля еще не прибрала к рукам мои документы из интерната. Попечительство оформляет. Понял, как мне подфартило? Была мать-наркоманка, будет мать Тереза.

ИГОРЬ. А мать где сейчас?

МИЛОШ. На курорте вечном отдыхает. Теперь у нее столько таблеток, сколько она хочет.

ИГОРЬ. Это ты в нее такой психованный?

МИЛОШ. А вы не говорите о том, о чем не знаете!

ИГОРЬ. Ой-ой!

МИЛОШ. Как говорит мой старший брат Лукаш, который, кстати сказать, любит девушек. И составил бы вам конкуренцию, в борьбе за Лёлю, не то, что я. Фактически стелю вам красную дорожку к ее сердцу своей ориентацией. Так вот мой брат Лукаш любил мне говорить — осторожней с непроверенной информацией. Ее слишком много, непроверенной информации. Вы думаете, это вы подключаетесь к интернету? Это интернет подключается к вам!

ИГОРЬ. Слушай, ты мне на уши не садись. Где сядешь, там и слезешь. Мне твои загоны до лампочки.

МИЛОШ. Куда вам интерес к ближнему испытывать. Небось здесь вы не из бескорыстным побуждений.

ИГОРЬ. Сам же советуешь, не говори, о чем не знаешь.

МИЛОШ. А я знаю всё. Вы здесь наемник.

ИГОРЬ. Кто?!

МИЛОШ. За деньгами охотитесь. Частный детектив. Несчастный детектив. Счастливый детектив. У вас есть прямая, ощутимая выгода от пребывания здесь.

ИГОРЬ. Достал.

МИЛОШ. … Материальная. Вы из тех, кто ищет за вознаграждение. Каждый раз в таких случаях находятся святые души, которые назначают хорошую сумму за нашедшегося пропавшего ребенка. А тут вы. Прошлое в гос службах вам на руку. Связи, доступ к информации. Только… Только это вообще не работает здесь. Трупы девочек вы нашли похищенных. А преступника нет. Потому что…

ИГОРЬ. Знаешь что. Ты лучше про себя пизди. Про меня ты плохо сочиняешь.

2.

Из здания выходит Лёля. Она бледнеет.

ЛЁЛЯ. Солнце зашло.

МИЛОШ. Да, темновато.

ЛЁЛЯ. Группа выдвинулась без нас? Идем, Милош.

ИГОРЬ. Так нельзя.

ЛЁЛЯ. Мы догоним.

ИГОРЬ. Так нельзя. Вы взяли рации? Амуниция у вас есть?

ЛЁЛЯ. Нам не нужны рации.

МИЛОШ. У Лёли есть я.

ИГОРЬ. Можно вас?

Игорь берет у Милоша бутылку воды, отводит Лёлю в сторону. Протягивает ей бутылку. Лёля пьет большими глотками.

ЛЁЛЯ. Мне что-то нехорошо.

ИГОРЬ. Мне бы тоже с этим парнем стало нехорошо! Вы вроде бы нормальный человек. Зачем вам эта херня экстрасенсорная?

ЛЁЛЯ. Мы работаем параллельно. Вам не мешаем. Что вы привязались?

ИГОРЬ. Понять хочу.

ЛЁЛЯ. Любопытный.

ИГОРЬ. Есть немножко. У каждого своя мотивация. И с каждым следующим участием в такой истории я все больше убеждаюсь — всякая хороша. Цель-то одна.

ЛЁЛЯ. Да.

ИГОРЬ. Что «да»? Что вы смотрите мимо меня в стенку? Один — Гей-спекулянт на материнских инстинктах. А вы кто? Юродивая?

ЛЁЛЯ. Все таки вы христианин. Христианскими понятиями мерите.

ИГОРЬ. А с чем к вашей шайке еще подходить? Не с логикой же? Бросьте вы этого парня. Отправьте с матерью лечиться, или сдайте старшему брату.

ЛЁЛЯ. У Милоша нет старшего брата! Он его выдумал! Он все выдумывает! Ах, как он достал меня с этим старшим братом Лукашем! Я больше не могу слушать про его воображаемого брата! Говорит, тот пропал без вести, и что когда-нибудь он его найдет! Невыносимо!

ИГОРЬ. Действительно невыносимо. Пусть он хоть как-то уже проявит свои способности! Пусть действительно найдет девочку. Я поверю.

ЛЁЛЯ. Да что ж вы думаете, он барометр, или часы с кукушкой, чтоб каждый час — куку? Да, Милош неадекватен, асоциален. Это к нему всю жизнь относились, как к юродивому. Просто природа наделила его… Бедный на самом деле мальчик.

ИГОРЬ. Я что-то сыт по горло вашей жалостью. Ну без отца. Ну мать наркоманка. Ну… гей. Да о чем здесь говорить? Он укладывается в статистику! Ничего сверхъестественного здесь нет! У вас есть возможность пригреть его на своей прекрасной груди — вперед! Не знаю, как воспримут это ваши родственники. Бедные. Прекратите возводить его на пьедестал. Не знаю, кто больше утомляет, вы или он. Все тки он. Я гетеросексуал.

ЛЁЛЯ. Что вы хотите сказать?

ИГОРЬ. Я хочу сказать. Если кто-то тут есть особенная — это вы.

Игорь следит за взглядом Лёли. Смотрит в ту же сторону, что и она. Оба видят, как Милош заворачивает за угол дома. Лёля идет за ним. Игорь идет за Лёлей.

3.

Милош сидит на земле, опираясь спиной на стену. Он льет себе на руку йогурт и слизывает его.

ИГОРЬ. Что ты делаешь?

МИЛОШ. Вы когда-нибудь делали что-нибудь странное? Ну странное, странное? Если вы делали странное — вы намеренно делали странное. А по жизни вы намеренно ничего странного не делаете. А я такой и есть. Я странный.

ИГОРЬ. Вставай. Перепачкался весь.

МИЛОШ. У меня есть теория. Моя подруга-журналистка как-то потеряла трусы. Искала по всей комнате. По всей квартире потом. Мы все смеялись, пока стало не до смеха. Ну вот куда могли деться трусы? Из замкнутого пространства. Тогда я предположил. Что они в голове у Бреда Питта. Почему нет? Разве мы всё знаем об этом мире? Если предположить, что трусы пропали из замкнутого пространства, оттуда, откуда самостоятельно пропасть не могли. То можно предположить, что они попали туда, куда попасть не могли. Я подумал, что они определенно там, у него в голове! Вы видели его улыбку? Его глаза. Это блаженный человек. У него нет мозга. В его голове чистое пространство. Я иногда смотрю в его глаза, и вижу сквозь них, как сквозь стекло, там, в его голове, на ниточке, протянутой от одной до другой стены нежно персикового цвета, болтаются трусы. И сердце так и замирает, когда он падает в фильмах — осторожно же, трусы! Трусы!.. Я понял это правило. Все не там, где кажется. Все не то, чем кажется.

ИГОРЬ. Нашли потом?

МИЛОШ. Трусы? Для этого нужно сделать лоботомию.

ИГОРЬ. Это тебе бы сделать лоботомию!

ЛЁЛЯ. Игорь!

ИГОРЬ. (Машет рукой) Ааааа-ай!

4.

Игорь идет быстрым шагом к припаркованным машинам, Лёля бежит рядом.

ЛЁЛЯ. Игорь, прошу, не оставляйте меня!

ИГОРЬ. Марина! Я же знаю, что вы Марина! Я узнал! Марина Седова, младший бухгалтер ресторанной сети «Тритон». Зачем тебе? Это? Тебе это интересно? Ты в это правда веришь? Что? Что? Какая твоя мотивация?

ЛЁЛЯ. Я не могу больше одна с ним! Но я и вправду хочу знать, что у него в голове!

ИГОРЬ. Ты не слышала? Абсолютное ничто! Трусы Бреда Питта!

ЛЁЛЯ. Там что-то больше!

ИГОРЬ. Бредишь, ей-богу!(Игорь останавливается) Ты… влюблена в него?

ЛЁЛЯ. Его паранормальные способности доказаны! (виснет на Игоре) Пойдем со мной! Всё — правда! Он не ошибается! Нам не важны трусы Бреда Питта, нам остается слушать это все и ждать когда он проговорится про то, где девочка!

ИГОРЬ. Кем доказано?

ЛЁЛЯ. Нами.

ИГОРЬ. «ВАМИ»?! Ты такая же, как он!

ЛЁЛЯ. Да что ты! Что ты!

ИГОРЬ. Марина, уйди!

ЛЁЛЯ. Я Лёля!

Лёля плачет. Игорь смотрит на нее какое-то время. Обнимает.

ИГОРЬ. А почему ты Лёля?

ЛЁЛЯ. Начальник дразнит жену, Олю, — милая женщина — «Лёля-дудоля, Лёля-дудоля». Потом он так всех начал дразнить. Ко мне больше всех привязалось. Лёля и Лёля.

ИГОРЬ. (Почти не слушает, нюхает Лёлины волосы) Потому что ты больше всех дудоля.

ЛЁЛЯ. У тебя есть дети?

ИГОРЬ. У меня есть жена. А детей? Детей нет. И у тебя нет.

ЛЁЛЯ. У меня есть.

ИГОРЬ. Но в паспорте не записано!

ЛЁЛЯ. У меня есть сын. Ему одиннадцать. Ванечка живет у бабушки в Севастополе.

ИГОРЬ. В Севастополе? Почему в Севастополе?

ЛЁЛЯ. Потому что он там живет. Там хорошо. У бабушки ему хорошо. Она очень нежная, чуткая, тактичная женщина, хороший воспитатель.

ИГОРЬ. Но так далеко? Как же так? Ты не скучаешь?

ЛЁЛЯ. У меня здесь много дел. Я бы все время отсутствовала, не была рядом с ним. А он бы был в садике, на продленке, с няней. А там — все родные, он делает, что хочет, за ним смотрят. И не чужие люди, как было бы здесь. … А мы переписываемся. Он мне пишет. Пишет! Часто. А я отвечаю. А звоню редко. Чтобы слышать голос и чувствовать разницу, слышать, как он вырос.

ИГОРЬ. Какие у тебя могут быть здесь дела?

Молчание.

ЛЁЛЯ. У меня с собой письмо от него. Пойдем, прочитаем вместе?

ИГОРЬ. Нет, Марина, нет. До свидания.

Игорь бросает Лёлю. Она стоит одна.

5.

Лёля возвращается к месту, где она последний раз видела Милоша. Его там нет.

6.

Лёля очень-очень долго ходит, ищет Милоша.

7.

Лёля наконец находит Милоша в одной из пустых комнат старого детского сада. Милош сидит на подоконнике. Лёля садится на стул, складывая руки перед собой на стол. Она смотрит на Милоша.

МИЛОШ. Что ты смотришь? Не нагляделась?

Молчание.

МИЛОШ. Ну что?

ЛЁЛЯ. Говори.

МИЛОШ. Я рассказывал тебе? Я тут вспомнил. Как мне приснился один сон такой странный. Я проснулся. И за окном гроза такая сильная-сильная, прямо шторм. Ветер, наискосок дождь, очень много молний. Темно, и молнии блистают. И напротив окна вдруг шарик завис. Воздушный. Белый. И непонятно, за что он привязан. Но я его должен забрать, мне кто-то в окно даже стукнул, резко, чтобы я подошел, страшно так. Но окно в моей спальне не открывалось. Оно было заперто, знаешь, как запирают — «от детей». А шарик так, гораздо медленней дождя и ветра, движется в воздухе. Белый шарик. Прямо напротив моего третьего этажа. А еще как-то в детстве ночью я встал сходить в туалет. Я вышел из комнаты и увидел перед собой в конце коридора маленького человека в трусах, с длинными грязными волосами на лицо. Он стоял передо мной, раскрыв руки. Я не успел испугаться. Секунды тянулись. Я сообразил, что это я. Я вижу себя в зеркало, которое висело у нас на стене в конце коридора. Я сходил в туалет, а затем крепко уснул. А наутро. Наутро, я спросил маму, мам, куда, зачем ты сняла зеркало, которое висело у нас в конце коридора на стене. А она сказала, сынок, так ведь не висело там никакого зеркала никогда. А еще была легенда. В пансионате отдыха, в который мы как-то поехали с мамой, была легенда, что из леса выходит оборотень. Волк-оборотень. Что, мол, люди его видели, он больше чем волк, и глаза его горят. И волосы вставали дыбом от ощущения, что среди всех этих коттеджей, домиков, столовых, танцплощадок, отдыхающих, ходит волк-оборотень, что он никого не боится, и для чего он ходит, для чего. Мама мне сказала, сынок, это легенда, байка, что любят рассказывать друг другу взрослые, пугая самих же себя. Дети же не боялись никто и очень хотели увидеть этого волка. Только когда темнело, ты уже шагу не мог ступить без того, чтобы какой-нибудь взрослый не держал бы тебя за локоть. Однажды я успел убежать от мамы и наших друзей до того, как наступили сумерки. Я бродил среди коттеджей, я даже думал, что заблудился, но нет. И я встретил его. Я шел за компанией ребят, чтобы не заблудиться, одна из девочек захотела писать и все пошли ее сторожить за дом, а я остался ждать их на дороге. И тут вышел он. Большой. Серо-белый. Со светящимися, светящимися глазами! И они так светились, в тумане, а туман — это влага, что поднимается с травы, когда начинаются сумерки. И он стоял в пыли на дороге и смотрел на меня. Несколько метров разделяли меня и легенду. Волк повернулся и пошел прочь. А я пошел за ним, и вдруг оказалось, что я был очень близко от дома. Я поднялся на огромное крыльцо, объединяющее две квартиры, там уже сидели наши соседи и друзья, на крыльце было светло, как днем, и среди смеющихся людей я увидел беспокойное лицо мамы, ее усталые глаза, ее укор, но она отвела их, простила мне мою первую детскую вольность. Я залез на свое кресло-качалку и уснул. И с тех пор я не могу проснуться.

ЛЁЛЯ. Хватит.

МИЛОШ. Вы вне этого мира существуете. У вас все просто. Вы никогда не пересекались с чистой энергией. Зла или добра. Вы сами не были этой точкой пересечения. И никогда не станете. Вам не понять. Этот волк — был я. Этот маленький человек в трусах — был я. Этот шарик — это я. И вот я подумал, что если этим маньяком буду я? Всего лишь топор для разделывания мяса, какой бывает в кухонных наборах ножей, только острый. У тебя же киношное мышление, зря что ли пересмотрел столько фильмов, ты справишься. Берешь и рубишь. Берешь и рубишь. Только вот с девочками четырнадцати и пятнадцати лет можно и не справиться — они же все тоже не зря телек смотрят. Много, много хлопот. А с ребенком, с маленьким ребенком в трусах и грязными волосами на лицо, мне, волку-оборотню будет справиться легче. С девочкой. Четырех лет. Я потом долго плакал. Мне было страшно. Это выходил страх в слезах. Разве это не понятно? Разве это понятно? Быть простым, понятным — всегда было моим самым большим желанием. Быть доступным. Но я не способен.

Люди расстраиваются, когда не понимают. Мучаются. Не находят себе места. А у меня достаточно воображения, для того, чтобы им объяснить. Они как-то … и не хотят задумываться, что любой другой человек может им преподнести ситуацию с другой точки зрения… Бла-бла! Они прощают других, себя. Главное им объяснить. Даже если это часть правды. Даже если это объяснение — часть правды. Даже если это объяснение — далеко от правды. Объяснить, подтолкнуть. Закрыть дело как прошедшее, разобранное. Мне мало досталось благ из жизни общества. Но что я имею, манипулируя людской ленью, падким до внимания эго, достраивая их иллюзии своими фантазиями. Это власть. Правда, Марина?

ЛЁЛЯ. Где девочка?

Молчание.

ЛЁЛЯ. Ты знаешь, где девочка?

Молчание.

ЛЁЛЯ. Ты скажешь мне, где она?

МИЛОШ. Не скажу.

ЛЁЛЯ. Скажи мне, где девочка.

Лёля подходит к Милошу и бьет его по лицу. Бьет не аккуратно, не ладонью или кулаком, а просто с размаху обрушивает удар, как дерутся дети, они еще не знают о том, как бить удобней. Потом бьет еще и еще. Милош приходит в себя, вскакивает, хватает ее за руки и отталкивает от себя. Лёля ударяется о стену. Она бросается на Милоша снова, старается бить уже по голове.

ЛЁЛЯ. Где она? Где она, где? Где?

Милош перехватывает ее руки, разворачивает ее к себе спиной, держа за руки, толкает ее коленом в поясницу. Лёля падает на пол на четвереньки. Плачет, вскакивает. Идет на Милоша. Она не успевает замахнуться, Милош хватает ее за руки, опять разворачивает и опять толкает. Лёля падает на колени. Милош отходит, тяжело дышит. Садиться на подоконник. Лёля поднимается, опираясь на стул. Идет к Милошу, прихватив с собой стул. Все делает вдруг очень резко и быстро. Быстро вскидывает стул, быстро кидает. Милошу не успевает придти в голову мысль увернуться, он только подставляет руки для защиты. Стул ударяется о Милоша и отскакивает.

ЛЁЛЯ. Где она?! Где она?!

Милош почти падает. Лёля подскакивает быстро часто наносит ему удары по всему корпусу, опять по-детски, то ладонями, то кулаками. Догадывается и начинает царапать ему лицо. Милош не сразу справляется и отталкивает Лёлю. Та падает, успев схватиться за его ремень на штанах Милоша. Лёля падает на пол, Милош падает на Лёлю. Он садится на Лёлю как наездник, не обращая внимание на наносимые ему удары в голову, начинает ее душить. Лёля хрипит. Сначала пытается отбиться, затем хватается за руки Милоша, но тот держит крепко.

ЛЁЛЯ. Где. Где. Она. Скажи мне.

Лёля дрыгает ногами. Бьет несколько раз Милоша коленками в спину. Затем опускает ноги на пол, отпускает руки, раскидывая их по сторонам. Милош несколько раз дергает шею Лёли так, что ее голова бьется об пол. Глаза Лёли закрыты. Милош отпускает руки. Встает с Лёли. Лёля кашляет. Милош отходит и садится на подоконник. Лёля медленно переворачивается на живот, кашляет. Встает на четвереньки. Садиться. Поднимается. Шатаясь, идет к Милошу. Почти падает на него, давит всем телом, одной ногой, бедром, пытается зацепиться за его бедро и залезть. Она хватается сначала за его майку, подтянувшись, цепляется в горло, перенося вес тела на руки, подтягивается в лицу. Лёля так давит, что стекло за Милошем трескается. Милош жмурится, на его затылке, на волосах, появляется кровь.

ЛЁЛЯ. Где она? Где она? Где она где? Где она где она! Скажи мне где она где!

Милош старается разжать руки Лёли, оторвать от своего горла. Когда у него получается, он бросает ее на пол, она падает. Милош быстро перешагивает через нее, хватается за спинку стула, замахивается стулом. С размаху бросает стул на пол, мимо Лёли. Стул, встретившись с полом, трещит, но остается цел.

8.

Вбегает Игорь. Бросается на Милоша.

ИГОРЬ. Тварь, что ж ты делаешь? Совсем охренел!

Игорь поднимает Марину. Она почти без сознания.

ИГОРЬ. Лёля, Лёля, Лёля… Тьфу. Марина!

Игорь берет Марину на руки, она обнимает его за шею. Он выносит ее из помещения.

9.

Милош поднимает стул. Пытается сесть на него, опираясь на стол. Вбегает Игорь.

ИГОРЬ. Что ж ты делаешь, сучонок?!

Игорь хватает Милоша за волосы, прижимает его голову к поверхности стола.

ИГОРЬ. Ну давай, ударь меня! Ударь меня! Слабо ударить мужика! А телку бить не слабо! Ну давай! Что?

Милош молчит, смотрит, насколько ему позволяет угол зрения, на Игоря.

ИГОРЬ. Что? Мы все перебесились и ты перебесишься. Бросай выпендриваться.

Милош косится на Игоря.

ИГОРЬ. Что ты? Все будет у тебя хорошо. Ты оставь ее только в покое. Помоги ей. Брось ее. Уйди.

Молчание.

ИГОРЬ. Давай, сделай первый человеческий поступок. Ну. Давай. Скажи правду.

Милош косится на Игоря.

ИГОРЬ. Скажи правду, облегчи ей жизнь. Оставь ее. Оставь.

Молчание.

ИГОРЬ. Спаси ее.

МИЛОШ. Нет.

ИГОРЬ. Тварь!

МИЛОШ. Не могу.

ИГОРЬ. Дерьмо ты какое, а не человек, смотреть противно. Трогать.

Игорь отпускает руку. Собирается уходить, поворачивается.

МИЛОШ. (Выпрямляется) Куда пошел? Ты спаси ее! Мы же все тут все друг друга спасаем? Понимаешь, не понимаешь? Что тебе? Слабо? Хочешь выйти из игры? Тебе она нравится? Или просто пожалел? Пожалел? Как все, каждый кого-то пожалел, живут и жалеют… Чистая любовь ушла в прошлое.

ИГОРЬ. Пидорок.

Стул под Милошем ломается, Милош падает на пол. Остается сидеть.

Игорь наблюдает за ним какое-то время. Подходит, поднимает Милоша за шкирку.

МИЛОШ. Поцелуйте меня.

Игорь долго думает, потом все таки гладит Милоша по голове.

10.

Торопясь, еле дыша, входит та же самая пожилая женщина.

ЖЕНЩИНА. Ох, эта с вами была девушка-то? Упала! Бегите! Стояла и упала замертво! Не выдержало сердце! Откачивали ее ребята, откачивали, но не выдержало сердце, остановилось! Молодая такая! А сейчас у молодых сердце-то работает хуже, чем у нас, у стариков… Ребята, что стоите? Бегите? С вами же она была! Ах, бедная девочка!

11.

Игорь и Милош выбегают из здания старого детского сада. Тело Лёли санитары на носилках несут к машине скорой помощи.

МИЛОШ. (бежит за носилками) Лёля!.. Лёля!

Игорь встает рядом с Женей, который наблюдает эту картину.

ИГОРЬ. Умерла?

Молчание.

ИГОРЬ. Всё, мертва?

ЖЕНЯ. Что не видишь? Не веришь глазам своим? Прикинь. Была и нету. Вот как с людьми бывает. Были и нету. Блин, молодая баба!

ИГОРЬ. Женя.

ЖЕНЯ. Что?

ИГОРЬ. Почему так много народу вдруг стало?

ЖЕНЯ. Так все возвращаются понемногу. Нашли Машу-то.

ИГОРЬ. Как?

ЖЕНЯ. Машу нашли. Не успела вторая группа выйти, как сообщили, нашли, собака вышла на след, нашли. Прикинь. Ребенок в лесу вторые сутки ходил. В трусах и сандалях. По рации передают, звала папу, плакала. А дали ей бутерброд и конфеты — заулыбалась. Они, дети эти, покрепче нас будут. У них в крови уже что-то такое. Они готовы к чему-то… Бродить по лесу. Быть потерянными и не теряться.

ИГОРЬ. Что?

ЖЕНЯ. Что ты охуевший такой? Куда ты смотришь? Игорь. У тебя с ней было что-то?

ИГОРЬ. С Мариной?

ЖЕНЯ. С кем? Слушай, оттащи пацана от «скорой помощи». Его или менты сейчас приберут, или репортеры замучают.

12.

ИГОРЬ. Подождите!

Игорь бросается к скорой помощи, открывает двери. Борется с санитаром, который не дает ему залезть в машину.

ИГОРЬ. Дайте, это моя подруга! У нее письмо от моего сына в кармане пиджака!

САНИТАР. Да погоди ты! Черт с тобой. Это? На.

Игорь берет из рук санитара конверт.

13.

Милош плачет, сидя на земле.

МИЛОШ. Лёля… Это из-за меня!

ИГОРЬ. (Не глядя на него, а глядя на конверт) Не все в этом мире происходит из-за тебя. Вставай. Вставай, будь мужиком уже. Идем. Прочитай мне. Я без очков не вижу.

14. ПИСЬМО.

«Марина, привет! У меня все в порядке! Звони мне чаще».

Конец.


Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?