http://okpars.ru/ разработка технологии и оборудования производств.

Кавкасиолог22 ноября 2011

Лаша Бугадзе

ВНИМАНИЕ! Все авторские права на тексты пьес защищены международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Запрещается издание и переиздание, размножение, публичное исполнение, перевод на иностранные языки, постановка спектакля по пьесам без письменного разрешения праводержателей (автора). По поводу использования текста обращаться: basajanikashvili@yahoo.com

Пьеса в двух сценах

Действующие лица:

Джозеф Рейнолдс — кавкасиолог (свободно, с легким акцентом говорит по-грузински)

Лела — его невеста

Госпожа Кетеван — мать Лелы

Экуна — племянница Лелы

Отец Автандил

Место действия: Сцена первая — дом невесты Джозефа. Сцена вторая — двор церкви.

Время: 2008, август, 10-ое.

Сцена первая.

Лела. Ты не должен был с ними ссориться, Джозеф.

Джозеф. Я потерял самообладание. Сказал ему: «Она моя жена в реальности». Отвечает: «Нет, она должна ей быть официально!», говорю: «Мы всего лишь не расписаны, но живем вместе!»«Нет, на базу вы поедете один, у нее нет статуса!». (Улыбается) «Статус», ты понимаешь? Я поскандалил из-за этого слова: «И что же, если она не имеет статуса, она должна умереть? — Она не умрет, а останется в родной стране!» (Возмущенный) Нет, это был не человек. Я обругал его.

Лела. (гладит его по щеке, с улыбкой) Дурачок.

Джозеф. Ну, ничего. План по-прежнему не меняется: русские уйдут, всё успокоится, и мы полетим знакомиться с моей мамой…

Лела. Джозеф, послушай. Я абсолютно уверена, что всё успокоится, но я не хочу, чтобы ты оставался из-за меня. Я хочу, чтобы ты уехал, Джозеф.

Джозеф. Нет…

Лела. (закрывает глаза, более категоричным тоном) Да.

Джозеф. Лела, нет…

Лела. Да, Джозеф. Ты тихо и спокойно улетишь в Юту, все успокоится и…

Джозеф. Более не улечу. Аэропорт закрыт. Русские сбросили на него бомбу сегодня утром. Последний срок был вчера.

Пауза.

Лела. Ты это говоришь серьезно?

Джозеф. Абсолитно.

Лела. (поправляет его) Абсолютно.

Джозеф. Абсолютно. Прости.

Пауза.

Лела. (обращается к матери) На аэропорт бомбу сбросили, это правда,?

Г-жа Кетеван. (говорит в телефон) Погоди минуту. (Леле) Что ты мне сказала?

Лела. Аэропорт бомбили, ты знала об этом?

Г-жа Кетеван. А то?! Утром еще. (В телефон, тихо) Да так, спрашивала про аэропорт…

Лела. (Джозефу) Ничего, полетишь через Армению или Батуми

Джозеф. Никуда я не уеду.

Лела. Начинается игра в героев?

Джозеф. Как ты сказала?

Лела. Джозеф, ты — не герой, уезжай в Юту!

Джозеф начинает истерически смеяться. Хлопает руками по коленям.

Г-жа Кетеван. (в телефон) Он нервничает…

Пауза.

Джозеф. (Леле) Выйдем в твою комнату, здесь я напряжен.

Лела. Это мамина племянница, она уехала вчера. (Смотрит на мать) Он не понимает…

Джозеф. (взволнованно, вполголоса) Сейчас я в таком состоянии, что мне необходимо уединиться с тобой. Речь идет не о сексе.

Лела. (проводит рукой по его волосам) Понимаю.

Г-жа Кетеван. (в телефон) Ему звонили из посольства…

Джозеф. Я хочу обняться с тобой, ничего более, абсолютно. Все нервничают, и я поддался. Не могу себе места найти.

Лела. Вот поэтому я и говорю тебе, уезжай!

Джозеф. Выйдем в кухню…

Г-жа Кетеван. (в телефон) Он просил Лелиной руки…

Лела. Придвинься ближе, не стесняйся…

Джозеф. Ты во всем нетничаешь мне.

Лела. Отказываешь, а не «нетничаешь». Надо говорить «ты мне во всем отказываешь», вот так (улыбается ему).

Джозеф. Ты мне во всем отказываешь.

Лела. Боже, давай выйдем, в чем проблема!

Джозеф. Элементарно, я скован, когда твою мать вместе с нами.

Лела. Надо говорить «твоя мать», а не «твою мать».

Встают и собираются выйти.

Г-жа Кетеван. (в телефон, поднимая голос) …в Тбилиси тоже войдут?

Джозеф застывает на месте и смотрит на мать Лелы.

Лела. (матери) Не пугай ты этого мужчину, мама!

Г-жа Кетеван. (Леле) Что ты мне сказала?

Джозеф. (Леле, ошарашенный) Почему ты это говоришь?

Лела бессмысленно смеется.

Лела. (принимает серьезный вид) Прости.

Пауза.

Джозеф. (внезапно взрывается) Мне нельзя бояться? Страх смешон?

Г-жа Кетеван. (в телефон) Погоди, что-то он раскричался…

Джозеф. Если человек волнуется, это смешно? Это нужно высмеивать, если один человек нервничает о другом человеке? Смешон тот, который боится смерти?

Г-жа Кетеван. (удивленно сморит на Джозефа, в телефон) Кричит на Лелочку, да…

Джозеф. А тебе не страшно? Если тебя от-трах… (ему трудно выговорить)

Лела. (догадывается, какое слово он собирается выговорить) Джозеф!

Джозеф. Постой… Если тебя оттрахает русский солдат, тогда ты испугаешься?!

Г-жа Кетеван. Чтоо?! (в телефон) Погоди минуту!

Джозеф. Если вместе, тебя с твоя мать, от-трах… (ему трудно выговорить) трах…

Г-жа Кетеван. (Леле) Он про меня что-то говорит?

Джозеф. … трахают русские солдаты, ты и тогда будешь смеяться? Войдут в Тбилиси и от-трах-хают вас …

Лела. (закрыв уши руками, вопит) Джозеф!

Джозеф. (дрожащей рукей достает из своего кармана паспорт) … И когда этот паспорт запихнут в твою круглую задницу (чуть не роняет его), это будет смешно?

Лела отвешивает Джозефу пощечину.

Г-жа Кетеван. (в телефон) Ударила его…(ее начинает бить дрожь) Оставим, после перезвони…(вешает трубку).

Лела собирается выйти, но Джозеф останавливает ее — хватает за локоть.

Джозеф. И твою двоюролную сестру трахнут… Когда вытащат ее из твоей комнаты, и трахнут, и тогда тебе будет смешно?

Лела. (орет на него) Пусти руку! (Взглядывает на мать) Мама!

Г-жа Кетеван. (испуганно) Что мне сделать?!

Джозеф. Постой! Когда тебе в задницу впихнут бомбы …

Лела бьет Джозефа, старается высвободиться.

а твою вагину изрежут ножом, и тогда?..

Г-жа Кетеван швыряет в Джозефа телефоном.

Джозеф. (телефон попадает ему в голову) О! (Отпускает Лелину руку, Лела бежит к матери.)

Пауза. Джозеф потирает лоб.

Лела…

Лела. (кричит) Убирайся вон!

Пауза.

Джозеф. Почему ты рассмеялась? (Пауза) Меня раздражало, что ты смеялась…

Лела. Убирайся!

Пауза.

Джозеф. Я никогда не был на войне… Это шок…

Пауза. Обращается к маме Лелы:

Простите, г-жа Кетеван.

Из боковой комнаты выходит двоюродная сестра Лелы Экуна.

Экуна. Что здесь происходит?!

Джозеф. Я потерял контроль над собой. Я наделал ошибок, Экуна. (Пауза) Не узнаю себя. (Пауза) Лела, мне нужно всего пять минут. Переговорю с тобой и уеду. Даже если мне заплатят миллион долларов, здесь не останусь.

Лела. Нет, уйди!

Джозеф. Я овладел собой. Проблем не будет. Я знаю, как решить проблемы.

Лела. (закрывает глаза, категорично) Джозеф, мне это не интересно, уходи!

Джозеф. (его подбородок дрожит, язык заплетается) Пп… позволь мне попросить твоего прощения. Экуна, г-жа Кетеван, оставьте нас с Лелой одних на пять минут.

Лела. Мама, останься.

Джозеф. Это моя нижайшая просьба.

Лела. (Эке) Не слушайте его! (Джозефу) Мне не интересно!

Джозеф. Я перегнул палку. Получилось чересчур… Война — это стресс.

Лела. Ты всегда в стрессе, Джозеф.

Джозеф. Как?

Г-жа Кетеван. (Леле, тихо) Ладно, перестань, пусть уходит.

Джозеф. Да, я в стрессе… Стопроцентно верно…

Лела. Да, но меня это не интересует!

Джозеф. Реально ты меня обучила грузинскому языку…

Лела. (закрывает уши руками) Ох, не хочу, нет!

Джозеф. Я не хвалю тебя. Это факт.

Лела. Джозеф, умоляю. Ты меня утомляешь.

Джозеф. Где?

Лела. Мы говорим на разных языках, Джозеф.

Джозеф. Нет. Неправда. Ты говоришь на грузинском и я говорю на грузинском.

Лела. Тебе требовался живой учебник грамматики…

Г-жа Кетеван. Лела, прекрати.

Лела. Но я не учебник грузинской грамматики, Джозеф, я живой человек…

Джозеф. (прикладывает к вискам пальцы) Я не понимаю, что это за разговор! Не понимаю!

Лела. Возможно, ты полноценный человек, когда говоришь по-английски, но когда ты говоришь на грузинском… Прямо тебе скажу…

Г-жа Кетеван. Лела!

Лела. Ты похож на дауна, Джозеф!

Г-жа Кетеван. (пытается закрыть ей рот рукой) Лела, прекрати!

Лела. Ты эгоист и дегенерат! (отмахивается от матери) Оставь меня в покое!

Джозеф. Почему я эгоист?

Лела. Вот и теперь: (передразнивает его) «почему я эгоист?

Джозеф. Окей, значит, проблема в том, как я говорю?

Лела. Нет — в тебе целиком! Каким был наш с тобой секс? Это был процесс, ориентированный полностью только лишь на тебя.

Г-жа Кетеван. Что с тобой стряслось, Лела, меня хотя бы постеснялась?!

Лела. (Джозефу) Ты как будто не давал мне этого понять, но… (матери, которая снова пытается зажать ей рот рукой) Отстань от меня, женщина!.. Дай сказать. (Отводит ее руку, и вновь поворачивается к Джозефу) В реальности, ты все же считаешь меня закомплексованной… Недоразвитой девочкой из отсталой страны… Но ты не постарался, Джозеф, меня узнать, и ты меня не знаешь, Джозеф! (Поворачивается к матери) У него проблемы, мама, у него нормально не встает.

Г-жа Кетеван. (закрывает лицо руками) Ваимэ!

Лела. Всю ночь я мучилась с ним, и все равно ничего не получалось…

Экуна. (кричит Леле) Он тебя сейчас убьет, несчастная!

Лела. За все восемь месяцев у нас всего три раза был секс. Еле у него поднялся, и за две минуты кончил…

Г-жа Кетеван. Замолчи, хулиганка ты этакая! (Указывает на побледневшего Джозефа.) Уничтожила мужчину.

Лела. Ты не смог меня завести, ты ни разу не разогрел меня до нужной кондиции! Я уж не говорю об оргазме, ты меня толком фактически ни разу и не тра…

Г-жа Кетеван. (не дает ей закончить — бьет по губам ладонью) Молчать!

Лела. Так это я закомплексованная, Джозеф? Ты думал, я постеснялась бы перед мамой и перед Экуной? Не предпочитаешь ли ты теперь, чтобы я смеялась? Не лучше ли этого было, чтобы я просто рассмеялась? Ты не смог мне простить смех, Джозеф?

Садится на пол, плачет. Мама Лелы, испуганная и растерянная, смотрит на Джозефа. Экуна грызет ногти.

Джозеф. (нарушает молчание; он шокирован, но старается взять себя в руки, с искусственной улыбкой) Война. Все мы взволнованы. Понимаю. (Пауза) Но я догадываюсь: проблема в другом. Я получил мессидж. Простите. (Выходит)

Неловкая тишина.

Г-жа Кетеван. И что? Так было необходимо, чтобы я все это выслушала?

Сцена вторая.

Двор церкви. Полдень.

Джозеф в нетерпении прохаживается взад и вперед. Из церкви выходит отец Автандил.

Джозеф. (увидев его) О! (Кивает отцу Автандилу, а потом и протягивает руку для приветствия) Здравствуйте.

Отец Автандил с сомнением и легким напряжением протягивает ему руку. Джозеф ему улыбается.:

Я говорю по-грузински. Меня зовут Джозеф Рейнолдс.

Отец Автандил. Да, господин. Слушаю вас.

Джозеф. Мне сказали ваше имя «отец Автандил».

Отец Автандил. (его напряжение возрастает) Кто вам сказал?

Джозеф. (показывает на церковь) Женщина там, которая свечи продает…

Отец Автандил. А, Тамара…

Джозеф. Правильно?

Отец Автандил. Да, да. (Смеется) Слушайте, как же вы хорошо говорите по-грузински

Джозеф. Я знаю… Спасибо.

Отец Автандил. Откуда приехали?

Джозеф. Из Юты. Соединенные Штаты Америки.

Отец Автандил. (как будто довольный ответом Джозефа) Отлично. (Пауза.) Тамара сказала мне, тебя ищет какой-то турист, а я ей говорю, какой еще турист в самый разгар войны! (Смеется. Пауза.) вы выучили грузинский там?

Джозеф. Да. Грузинский и армянский. Я здесь уже шестой раз.

Отец Автандил. А я постоянно здесь и… (Снова смеется.)

Джозеф. (тоже засмеявшись) Да. Понятно. (Пауза, становится серьзным) Прекрасное место. Храм древний?

Отец Автандил. Его турки разрушили в старину… Осмальские.

Джозеф. (кивает головой) Осмальские, понимаю.

Отец Автандил. Да, и недавно восстановили. Лет десять назад.

Джозеф. А, руками верующих.

Отец Автандил. Да.

Джозеф. (снова кивает) Да. (Пауза.) Как бы снова не разбомбили!

Отец Автандил. (прищурив глаз) Ну да! Церковь бомбить не будут!

Джозеф. Упс! Вот ведь в чем казус: могут отвести удар от президентской резиденции, а попадет на вас! (Смеется) Где гарантия? (Разводит руками) Где? Покажите.

Отец Автандил. Не слепые же они…

Джозеф. (выговаривает спотыкаясь) Кк… как слепа пуля, так слепа бомба. Как я ужасно говорю. Когда я беспокоюсь, всегда возникает грамматическая ошибка.

Отец Автандил. вы говорите отменно, лучше многих грузин. Не беспокойтесь.

Джозеф. Война. Война лишает покоя.

Отец Автандил. Жены и детей у меня нет. Развелся с женой года четыре назад, она замужем и ей хорошо. Одна только мама у меня была, и ту похоронил в прошлом году, о ком же мне беспокоиться! Если меня убьют, то попаду в рай! (Смеется, пауза, уже серьезным тоном) А вас что беспокоит?

Джозеф. Да. Я ждал этого вопроса. Я пришел к вам спонтанно.

Отец Автандил. Что-что?..

Пауза.

Джозеф. Меня разбомбили, отец.

Отец Автандил. Что вы сказали?

Джозеф. У меня была невеста…

Отец Автандил. (вздрагивает) И ее убили?

Джозеф. Нет, она жива. Она меня и разбомбила.

Отец Автандил. Как, не понимаю? (Улыбается.)

Джозеф. Короче… (Пауза) Можно здесь у вас повенчаться или нет?

Отец Автандил. Совершить обряд венчания?

Джозеф. Да.

Отец Автандил. В общем, да… вы желаете?

Джозеф. Да.

Отец Автандил. Невеста из наших будет или?..

Джозеф. Она грузинка.

Отец Автандил. Из наших, значит.

Джозеф. Да, стопроцентно.

Отец Автандил. Так. (Пауза) вы православный?

Джозеф. Я? Нет. Лела — да.

Отец Автандил. А вы кем будете?

Джозеф. Я кавкасиолог.

Отец Автандил. (смеется) Нет. Я вас про веру спрашиваю.

Джозеф. Религию?

Отец Автандил. Да.

Джозеф. Никто. (Разводит руками) Пустота. Моя мама католичка… И я был: до четырнадцати лет. Потом учеба, колледж.

Отец Автандил. В бога веруете?

Джозеф. Да. Нет проблемы.

Отец Автандил. вы крещенный по католическому обряду?

Джозеф. Крещенный?

Отец Автандил. Да, знаете?

Джозеф. Наверное, да. (Пауза) Не знаю, я уточню.

Отец Автандил. Если нет, мы должны вас крестить. Иначе мы не сможем совершить обряд венчания.

Джозеф. А если я крещенный?

Отец Автандил. Тогда мы должны вас перекрестить.

Джозеф. Возможно это совершить за один день или нет?

Отец Автандил. Перекрещение?

Джозеф. Да, это и повенчать.

Отец Автандил. Нет, не в один день.

Джозеф. Три дня? Неделя? Долгий процесс?

Отец Автандил. Не знаю… (смотрит на небо, с улыбкой) Если не разбомбят нас, то три дня.

Джозеф. И сколько это стоит?

Отец Автандил. Для вас ничего. Благодатью вам будет.

Джозеф. О, у вас и льготы имеются? Прекрасно.

Отец Автандил. вы должны выбрать крестных.

Джозеф. (деловито) Сколько?

Отец Автандил. Двоих. И двоих брачных свидетелей.

Джозеф. Одного для меня, второго для Лелы.

Отец Автандил. Нет, двоих для вас и двоих для невесты.

Джозеф. Много. У меня мало времени.

Отец Автандил. Почему, слушайте?

Джозеф. (после паузы, умоляющим тоном) Могу я вам исповедоваться?

Отец Автандил. Когда? Сейчас?

Джозеф. Да. Если я с кем-нибудь не поговорю, у меня будут большие проблемы, предчувствую. У меня есть друг: Котэ Лолуа. Но у него выключен телефон… А мне нужно, чтобы в глаза мне смотрели глаза, и выслушивали меня.

Отец Автандил. Может, вам сходить в ваше консульство?

Джозеф. Работает только посольство, и меня туда не впустят. Остальных перевели на нашу турецкую базу. Я должен был за ними последовать, но не поехал. Я хотел забрать с собой Лелу, но мне не позволили, так как она не была моей женой. Отсюда берет начало моя душевная проблема.

Отец Автандил. Пока вы не креститесь, до тех пор я не имею права принять вашу исповедь, таков закон.

Джозеф. И Тамара не может?

Отец Автандил. Какая Тамара?

Джозеф. (указывает на церковь) Которая там.

Отец Автандил. Продавщица свечей? вы шутите?

Джозеф. Позвонили мне из посольства и сказали, чтоб я оставил Грузию в два дня. Я просил их, чтоб они позволили ехать вместе со мной Леле, которая не была ни моей женой, ни гражданкой Америки. Но они сказали: «Нет». Дескать «Почему мы должны ее вести, пусть купит билет и сама выедет». Я им ответил: прекращены все гражданские рейсы, каким образом она выедет? Что ж ей остается, дождаться русских и умереть?

Отец Автандил. Дорогой вы мой, это уже исповедь. (Собирается уйти) Нет у меня права выслушивать. Креститесь сначала, после поговорим.

Джозеф. (вешается на локоть отцу Автандилу) Одну минуту, с Лелой получился целый скандал. Она подняла много тем, но, думаю, не главную. Я затянул процесс, и в этом, вероятно, причина конфликта. Мы должны были повенчаться еще год назад. Это была моя ошибка, что не венчались. Но я понял метафору. Она рассердилась от этого. Хотя прямо о том не говорит. Она подвешена в воздухе, и устала. Поэтому необходимо срочно пожениться.

Отец Автандил. Сначала окрестим вас, очистим вашу душу, а после я о вас и позабочусь…

Джозеф. Дайте мне напутствие. У меня был выбор: уехать в Турцию и бросить Лелу, или не уезжать и наблюдать войну…

Отец Автандил. (старается от него освободиться) Прошу вас, не рассказывайте мне! Слушайте, ну не драться же мне с вами?

Джозеф. Простите, я впервые на войне…

Отец Автандил. (словно рассердившись даже) И никого не нашли кроме меня?!

Джозеф. вы должны мне помочь. Наш с Лелой конфликт урегулируется только так…

Отец Автандил. Отпустите мне руку!

Джозеф. Там была и мама Лелы, госпожа Кетеван… и ее двоюродная сестра, Экуна… все в стрессе…

Отец Автандил. Да что же это такое, послушайте, насильно мне исповедуетесь… Так я не буду вас слушать… Не интересно мне! Сначала креститесь! Нельзя в вашем статусе! (высвобождает руку) Ва!

Пауза.

Джозеф. Упс. Не люблю этого слова.

Отец Автандил. И я много чего не люблю… Простите.

Джозеф. (с искусственной улыбкой) Хаос. Не знаю, что делать. Сейчас зайду в какую-нибудь школу и перебью учеников.

Отец Автандил. Что?

Джозеф. Шучу. Просто проблемы у меня.

Отец Автандил. Я должен идти, прошу прощения. Помирится с вами эта ваша Лела.

Джозеф. Не помирится, у нее ни разу не было оргазма…

Отец Автандил. Ап! Не хочу слышать!

Джозеф. Да. Простите (закрывает рот рукой).

Отец Автандил. Извините меня, но… (закрывает уши руками) нельзя.

Отец Автандил кланяется Джозефу и идет к церкви.

У Джозефа рот по-прежнему закрыт рукой, и он остается стоять на месте.

Издалека доносится рев двигателей самолета. Джозеф со страхом вглядывается в небо…

ЗАНАВЕС

2010 г.

©Лаша Бугадзе

©Майя Мамаладзе, перевод


Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?