Принудительное развлечение Пустотой27 сентября 2011

Марыся Никитюк


25 сентября, фестиваль «Театральная Нитра»

Спектакль «Принудительное развлечение», живой комикс

Режиссер Тим Этчеллз (Tim Etchells), Великобритания

Форма или содержание — дилемма ХХ века — сегодня почти решена. Было бы содержание, а форма может быть сколь угодно технически совершенна, разнообразна и синтетична. Театр способен поглотить и перевоплотить все: литературу, музыку, медиа, кинематограф, даже интернет. И китайская мудрость «пусть цветут все цветы» в данном контексте не свидетельство толерантности, а выражение самого принципа искусства. Условность театра столь велика, что он практически всесилен и… беспомощен одновременно, потому что, чем больше у него в арсенале эклектики, тем меньше — понимания.

Раздражающий серый мир Пустоты Раздражающий серый мир Пустоты


На фестивале «Нитра» был продемонстрирован довольно забавный — с точки зрения формы — спектакль — «Принудительное развлечение». Это комикс, озвученный актерами в режиме реального времени, где главным героем является экран, на который проецируют стоп-кадры сюжета.

Пока внимание зрителей приковано к экрану, британские актеры безукоризненно озвучивают роли Пока внимание зрителей приковано к экрану, британские актеры безукоризненно озвучивают роли

Ожившие комиксы прекрасно отражают дух нашего времени, в котором рисованные картинки давно вытеснили серьезную литературу. Да и сама история сделана по лекалу компьютерной игры, смысл которой сводится к тому, чтобы выжить. Пара — мужчина и женщина — смотрят в окно на унылый пейзаж, когда к ним внезапно врываются гангстеры, выгоняя их из дома, отданного под снос. Малоприятный вид из окна, состоящий из атомной станции, завода и заброшенных зданий, взрывается и рушится. Окровавленные люди, пытаясь спастись бегством, пробираются люками, туннелями, попадают в тропический лес, а затем — в город, где на улицах валяются отрубленные части человеческих тел.

Абсурдность сюжета усиливается, когда героям звонят люди, которые просят пожертвований, потому что у них взбесился лев. И, когда в домике посреди джунглей, где пара спряталась, звонит телефон, женским голосом рассказывая об Иисусе и ДжиПиэРэС. А на самом интересном месте начинает настойчиво требует уплатить ему. Ни герои, ни зрители, так и не узнают никогда, как же Иисус добрался домой со сломанным гаджетом.

Подобного рода графика может довести до эпилептического припадка любого, ее задача — не дать зрителю вовлечься в примитивный сюжет, отторгнуть его Подобного рода графика может довести до эпилептического припадка любого, ее задача — не дать зрителю вовлечься в примитивный сюжет, отторгнуть его

Неоправданное насилие в обвертке из черно-белых коллажей является концентрацией штампов и клише современной индустрии развлечений. Представление раздражает беспричинностью событий. И, если поначалу, кажется, что название относится к героям спектакля, то в конце ты точно знаешь, что в принудительное развлечение втянут лично ты. Лично ты просчитываешь ходы к отступлению, лично ты считаешь, что создателям нужно гореть в аду, и в итоге лично ты остро чувствуешь бессмыслицу современного мира.

Смысл и основной «меседж» постановки довольно прозрачен (даже, если создатели и не ставили перед собой таких задач) — он выразительно говорит о тотальной Пустоте и безыдейности современности.

Мастерство чтецов было на высшем уровне, они демонстрировали на сцене сам процесс озвучки, что тоже помогало абстрагироваться от «бродилки» Мастерство чтецов было на высшем уровне, они демонстрировали на сцене сам процесс озвучки, что тоже помогало абстрагироваться от «бродилки»


Другие статьи из этого раздела
  • Корейцы. Войцек. Стулья

    «Садори» — корейская труппа, экспериментирующая в жанре физического театра… Надо сказать, что это и выглядит, как чистый эксперимент: «Войцек» поставлен в духе скупого на экстравагантные па балета со стульями с вкраплениями разговорного театра и с титрами сюжетных выжимок, которые и обозначают происходящее на сцене. Физического театра здесь нет. На протяжении всей полуторачасовой постановки не оставляет ощущение, что спекталкь имеет поразительное сходство с японскими мультиками. Сказывается близость культур и попытка расширить выразительный спектр актерских техник. Актеры-танцоры временами визжат и корчат гримасы, что зачастую выглядит попросту наивно, равно как и заданный структурой пьесы кинематографический монтаж — отдает схематизмом и простоватостью.
  • Особам до 18 вхід заборонено. Альтернативний польський театр SUKA OFF

    Театр Suka OFF є скандальною польською групою, їх творчість балансує на межі «звичайного вибрику молодих перформерів, які „роблять собі ім’я“ і „бажанні щось донести за допомогою брутальної девіантної естетики“. Цей театр не має стаціонарного майданчика, знаходиться в площині авангарду і виходить за межі мистецтва, стимулюючи його подальший розвиток.
  • «Месяц в деревне». Как посмотреть…

    Речь пойдет о премьере ТЮЗа, о постановке Валентина Козьменко-Делинде, о спектакле по пьесе Ивана Тургенева «Месяц в деревне»… Очень хотелось бы, чтобы нарочитая вульгарность, лобовой фрейдизм и растерянность актеров в прочтении образов были результатом глубоко продуманной и тонко реализованной режиссерской иронии. И не над Тургеневым, разумеется, а над собой. Есть большое желание прочесть всё увиденное как исключительно изысканный интеллектуальный стеб, ибо в противном случае нет тех средств, коими можно было бы измерить размах безнадежной пошлости этого театрального опуса.
  • «Сволочи»

    Постановка «Сволочи» ─ самостоятельный проект на территории театра Марионеток режиссера Театра на Левом берегу Андрея Билоуса и замечательных его артистов Алексея Тритенко и Ирины Калашниковой. Пьеса современного польского автора Вилквиста Ингмара «Ночь Гельвера» перевоплотилась в емкое, жесткое театральное повествование «Сволочи» (так называют в пьесе людей с умственными отклонениями). Место действия ─ Германия, период Третьего Рейха. На сцене — обветшалая, бедная немецкая квартира и два ее обитателя: неполноценный, больной сын и его приемная мать.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?