Курбас. Реконструкция12 марта 2009

Серия: Современный актуальный танец

Текст Марыси Никитюк

Фото Евгения Рахно

В день рождения Леся Курбаса, 25 февраля, в киевском центре им. Леся Курбаса хореографический коллектив TanzLaboratorium показал свою постановку годичной давности, созданную ко дню расстрела режиссера ─ «Курбас. Реконструкция»

Зарисовка

Бритые мальчик и девочка в черных трико, в пачках, откинув головы, двигаются по сцене, ходят на полусогнутых, подпрыгивают, посыпая себя мукой, а в конце под звуки автоматной очереди их складывают в коробку, подметают сцену, и феерия искусства заканчивается так же, как и в реальной жизни Леся Курбаса: бессмысленным расстрелом в Урочище Сандармох в 1937 году ─ из хореографического сюжета перформанса «Курбас. Реконструкция»

TanzLaboratorium: Лариса Венидиктова, Александр Лебедев, Ольга Комиссар TanzLaboratorium: Лариса Венидиктова, Александр Лебедев, Ольга Комиссар

Созданная в 2000-м году хореографическая группа Ларисы Венидиктовой TanzLaboratorium, которая состоит из трех танцоров: Ларисы Венидиктовой, Александра Лебедева, Ольги Комиссар, представляет в Киеве направление физического театра. TanzLaboratorium делает преимущественно фестивальные вещи в стиле контемпорари-дэнс. В театре «Вильна сцена» идет совместная постановка группы и режиссера Дмитрия Богомазова ─ электроакустическая опера-перформанс ─ набросок по мотивам сна Ричарда III из одноименной трагедии Шекспира.

Хореографические работы группы Ларисы Венидиктовой трудно назвать однозначно красивыми или некрасивыми, как, например, перформансы Рада Поклитару и КиевМодернБалета, их ценность, скорее, заключается в их расшифровке, интерпретации, в поиске ассоциаций. Они приносят не столько эстетическое, сколько интеллектуальное удовольствие.

Сольный этюд Ольги Комисар Сольный этюд Ольги Комисар

«Курбас. Реконструкция» ─ довольно непростой для восприятия перформанс. Бессюжетная эклектическая нарезка танцевальных номеров с рядом сложных визуальных образов. В начале перформанса на заднике сцены проектируется текст, под которым едва заметно двигаются танцоры. В представлении они, перекатываясь по полу, перебегая на полусогнутых, приобретая каждый раз новые очертания, предлагают совершенно непривычную эстетику тела и движения. Сложность танцевальных представлений, заключается в том, что не существует общепонятной системы знаков, зачастую танец бессюжетен, его образы имеют множество прочтений, и зрителю далеко не всегда понятна хореографическая метафора перформанса.

Текст в начале спектакля повествует о сложности передачи «знака» в разных видах искусства Текст в начале спектакля повествует о сложности передачи «знака» в разных видах искусства

Сюжетно-образной связью с Лесем Курбасом в перформансе были декламация стиха из пьесы «Мына Мазайло» Николая Кулиша, которую ставил Курбас, и звуки расстрела в конце и в начале перформанса. Атмосферу грядущей трагедии создавало музыкальное сопровождение, повторяющиеся деструктивные шумы и последний танец в страшных масках китайских демонов. Но было и много хореографических образов, которые не так просто расшифровать, не зная подробностей биографии Леся Курбаса, если, конечно, они вообще воссоздавались, потому что отсутствие сюжетной канвы, по большому счету, ни к чему не обязывает.

В перформансе активно используется эстетика примитивного танца В перформансе активно используется эстетика примитивного танца

Заключение

С одной стороны, свободный ассоциативный путь в подобных перформансах ─ это путь к импровизации и воссозданию иррациональной составляющей образа (его духа), но, с другой стороны, отсутствие смысловых рамок лишает постановщиков и танцоров какой-либо ответственности за содержание хореографических метафор. Далеко не каждый зритель готов воспринимать непривычную технику и пластику танца, но еще меньше тех, кто с уверенностью сказал бы, что понял, о чем перформанс. Наличие минимальной сюжетной сетки (краткое изложение перформанса в программке, бегущая строка проекции) облегчило бы восприятие зрителей, позволив ему наслаждаться эстетикой образов и не затрачиваться на их расшифровку, и серьезным образом дисциплинировало бы хореографические коллективы, обязывая их держаться в пределах своих образов, не допускать случайностей и неточных красок.

Лариса Венидиктова Лариса Венидиктова

Лариса Венидиктова Лариса Венидиктова

Курбас. Реконструкция Курбас. Реконструкция

Последний танец в устрашающих масках китайских демонов Последний танец в устрашающих масках китайских демонов


Другие статьи из этого раздела
  • «Поздно пугать» в Театре на Левом берегу Днепра

    Сложно и трудно современная проза и драматургия входят в украинские национальные театры. Давно нет советского идеологического заказа или царского запрета на национальный колорит, театры безраздельно владеют творческой свободой. Так, что же им мешает ее реализовать? Почему они угрюмо встречают любую инициативу? Почему творческий поиск в них встречается с заведомо установленным безразличием? По привычке тянут они свой комедийно-водевильный репертуар, лишенный духа, времени, остроты, будто не было в нашей традиции экспериментов Леся Курбаса и поисков 90-х.
  • Все круги «Джона»

    «Британский театр в кино» представил спектакль группы DV8 – «Джон»
  • «Сгоцали» вия

    В  «Пасике» поставили пьесу Натальи Ворожбит
  • Рожеві сльози

    Спектакль «Рожевий міст» по роману Роберта Джеймса Уоллера «Мости округу Медісон» поставила дочка Роговцевої Катерина Степанкова на «замовлення» матері. Можна вважати, що це перша повноцінна масштабна постановка Степанкової. Дебютувала акторка-режисер мелодрамою про мрії і про історії, що можуть тривати всього 4 дні, а лишати по собі 20 років пам’яті і 20 років кохання. Офіційне святкування ювілею Ади Роговцевої пройде 2 листопада в Театрі ім. І. Франка виставою «Якість зірки» у постановці Олексія Лісовця.
  • «Сніданок з ворогом»: дещо інше, ніж вистава

    Антон Романов поставив п'єсу не за Аррабалем у Черкаському театрі

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?