Грузинский театр — Свободный театр10 января 2010

Надежда Соколенко

Смотреть полный фото отчет

Инфосправка:

В конце 2009 года посольство Грузии в Украине праздновало свое пятнадцатилетие. В рамках торжеств 24–25 декабря в Киевском академическом Молодом театре состоялись гастроли Тбилисского Свободного театра со спектаклями «Братья» по мотивам фильма Лукино Висконти «Рокко и его братья» и «Кавказский меловый круг» Бертольта Брехта.

Свободный театр — частная культурная институция, получившая на родине название «национальный шок». Его художественный руководитель, основатель и идеолог — Автандил Варсимашвили — параллельно руководит Тбилисским государственным русским драматическим театром имени А. Грибоедова, снимает независимое кино, осуществляет зарубежные постановки.

«Хотите узнать, чем живет современный грузинский народ, — сказал напресс-конференции Автандил Варсимашвили, — посмотрите спектакли Свободного театра. Его постановки действительно о судьбе маленького человека в неуверенное и неустроенное военное и послевоенное время и о судьбе грузинского народа в целом.

«Рокко…» по-грузински

От сюжета «Рокко и его братьев» в спектакле Варсимашвили осталась разве что основная сюжетная линия. После смерти отца четыре брата вместе с матерью перебираются из обнищавшей деревушки в не менее нищенствующий город. Пытаясь устроиться и найти свое место в жизни, каждый из братьев выбирает свой путь: священника, фотографа, разносчика политических листовок и свободного художника, а их мать становится торговать на морозной улице нехитрым скарбом.

«Братья». Фото Евгения Рахно «Братья». Фото Евгения Рахно

Автандил Варсимашвили наполняет «Братьев» современностью и погружает в национальный колорит, в котором уважительное отношение к матери прекрасно сочетается с исключительной грузинской гордостью. Здесь и ужас при виде сигареты в руках у женщины, и неподдельное удивление ветрености молодых девчонок — упоительно тонко движется параллель двух разных культур — деревенской и городской, двух различных типов мышления и классов ценностей.

Кроме житейских испытаний героев, и в фильме, и в спектакле ждет также испытание страстью. Два брата влюбляются в одну девушку, что становится причиной кровной войны и крушения семьи. И, если в фильме убийство девушки, — еще одно проявление жестокого, звериного начала в человеке, то в спектакле это убийство кажется необходимой жертвой во имя большей сплоченности и всепрощения. Как тогда, когда умер отец, и братья взялись за руки, объединившись в семью, точно также их объединит новое горе.

«Братья». Фото Евгения Рахно «Братья». Фото Евгения Рахно

Автандил Варсимашвили совместно с художником Айвенго Челидзе создает полуразрушенное пространство, в котором трещины и разводы на стенах превращаются в тонкий красочный рисунок. Посреди сцены — небольшой пруд, под ногами — мягкое пружинистое покрытие, словно это снег. Именно снег создает настроение и атмосферу, становясь полноправным участником действия. Игра в снежки подчеркивает беспечность детства, мягко стелящийся снег оттеняет тепло объятий и отчаяние жестокой драки. Порой мелодраматизм игры и усиленная атмосферность этой постановки заставляли думать о том, что намеренная сентиментальность — это слабая попытка достичь подлинного драматизма, попросту физическое давление на эмоции зрителя.

Cнег создает настроение и атмосферу, становясь полноправным участником действия. Фото Евгения Рахно Cнег создает настроение и атмосферу, становясь полноправным участником действия. Фото Евгения Рахно

Спектакль-притча

«Кавказский меловой круг» — пьеса Бертольта Брехта связана с Грузией не только местом действия, но и памятной постановкой Роберта Стуруа в 1975 году в театре имени Шота Руставели. Именно в это время Автандил Варсимашвили учился у Стуруа, и эпохальный спектакль видел не единожды. Впрочем, по утверждению Варсимашвили, его спектакль уже о другом, о новых политических и социальных испытаниях.

«Кавказский меловой круг» — спектакль-притча о подлинном материнстве, о том сложном вопросе, что же на это материнство дает большее право — кровное родство или настоящая забота.

«Кавказский меловой круг». Фото Андрея Божка «Кавказский меловой круг». Фото Андрея Божка

Художник Мириан Швелидзе выстроил в глубине сцены металлическую конструкцию с передвижными ширмами, на которых угадываются очертания фресок — это и железная ограда, и застенки, и вагон-теплушка для перевозки преступников. И солдаты в камуфляже, хотя их и немного, чувствуют себя в этом металлическом пространстве настоящими хозяевами, полноправно и жестоко распоряжающимися бегущими, перепуганными, бесправными штатскими. Военное лихолетье, жестокое и бесправное время так прочно въедается в сознание зрителя, что финальная сцена с участием Аздака в исполнении талантливого грузинского актера Нико Гомелаури кажется тем, ради чего этот спектакль и ставился. Полусумасшедший бродяга волей случая занимает должность судьи, а, начиная судить, нарушает все законы, руководствуясь только принципом человечности. Бедной вдове отдают корову, врачу, лечащему бесплатно, прощают денежный долг. И хотя в пьесе Бертольт Брехт акцентирует внимание на социальном неравенстве, и богатые, в отличие от бедных, подчеркнуто трусливы и изначально способны на предательство, для Автандила Варсимашвили важнее, скорее, способность человека даже в самое сложное время сохранить преданность и самоотверженность. Выстоять и не сломаться.

«Кавказский меловой круг». Фото Андрея Божка «Кавказский меловой круг». Фото Андрея Божка

Именно эта этическая составляющая в творчестве Автандила Варсимашвили и его актеров куда важнее звучащих также политических и социальных посылов. Вглядываясь в прошлое своего народа, они создают основу для будущего, и хорошо бы, если бы все ограничилось только этими этическими максимами и не сдабривалось порой скабрезными шутками, так веселящими нетребовательную публику.


Другие статьи из этого раздела
  • Парад румунського театру: Національний театральний фестиваль в Бухаресті

    Кістяк театрального фестивалю в Бухаресті — найголовнішої театральної події року в країні — складався із набору вистав за класикою, поруч із якими виборювала собі місце молода румунська альтернатива. Окрім насиченої театральної програми, фестиваль мав також теоретичну частину, де можна було послухати лекції відомого американського режисера та теоретика театру Річарда Шехнера, відвідати презентації книжкових новинок на театральну тематику за останній рік, а також переглянути документальні фільми про Гротовського, Сару Кейн та інших театральних метрів
  • Радянська історія в іспанській драматургії

    Уся дія постановки відбувається в кабінеті Булгакова, поруч з письмовим столом лежать стоси книжок і телефон… Зловісний телефон, який назавжди змінив долю письменника. Один-єдиним дзвінком Сталін вселяє в Булгакова думку про те, що готовий до розмови з ним. Цим самим він робить письменника одержимим таємним бажанням зустрітися. Вождь ввижається йому повсюди, він з ним говорить і диктує тексти нових листів
  • «Экспонаты»: Ничего лишнего

    Как послесловие ГогольFestа и в завершение проекта по созданию современной украинской драматургии ЛСД в ДАХе показали спектакль «Экспонаты» по пьесе Вячеслава Дурненкова. Эту совместную постановку Театра Док. и  «Центра драматургии, режиссуры Рощина и Казанцева» совершил молодой режиссер Алексей Жиряков. И сделал это, надо заметить, очень чисто, поставив современный текст без какой-либо претензии на режиссерское первенство в постановке.
  • «Не-Счастье реки Потудань»

    Андрей Билоус — талантливый режиссер, но в частном случае инсценировки платоновского рассказа, даже при наличии отличных актеров, которыми являются актеры Театра на Печерске, чуда не произошло. Более того, странное прочтение главных героев, выводящее спектакль в более простую физиологическую плоскость сбивает с толку
  • Один злотий за контркультурний театр

    Більшість «залежних театрыв» ─ це студентські чи напівпрофесійні колективи, які не утвердилися поки що в театральному світі ─ так званий альтернативний театр. Щоб розширити коло його зацікавлених глядачів, організатори Фестивалю залежних театрів у Познані встановили символічну ціну на всі вистави ─ один злотий.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?