«Эдип»: печальная стая28 сентября 2009

Текст Марыси Никитюк

Фото Ольги Закревской

Тяжеловесный, сумбурный показ сырого проекта «Эдип» Влада Троицкого, осуществленный зимой 2009-го года в галерее «Лавра» в качестве генеральной репетиции, настроил отрицательно даже самых последовательных и верных почитателей «ДАХа». И от готового продукта в общем-то уже никто ничего не ждал, — первые минуты постановки воспринимались с неизбежной настороженностью и предвкушением провала. Однако… преодолев начальную неопределенность, зритель был целиком вовлечен в действие, увлечен смелостью и неожиданностью метафор, декоративностью и силой эмоций.

Роман Ясиновский в роли Мудреца Роман Ясиновский в роли Мудреца

Работать с таким материалом, как древнегреческая трагедия, чрезвычайно сложно в современных условиях: пафос высокой трагедии напоминает о былом величии греческого театра, но имеет мало общего со зрителем двадцать первого века, диссонируя с ним, и оставляя его по большому счету равнодушным. Владу Троицкому удалось сделать из практически неодушевленного для современности материала шепчущую драму живой боли.

Основным акцентом стала смысловая замена королевских Фив на Фивы-стаю — несчастная, обделенная кучка людей, слепо идущая за Эдипом. Их силуэты в черных шинелях выхватывают из тьмы скупые на свет прожекторы — в сырых стенах Арсенала стая олицетворяет обреченность. Атмосфере упадка и фатальной предопределенности вторит музыкальное сопровождение (не считая первого десятиминутного экскурса в украинский фольклор, когда актеры вдруг пошли водить хороводы). Аскетическая мелодия в исполнении Соломии Мельник, ее скорбные плачи — прекрасное эмоциональное дополнение. Особо красивыми в постановке оказались хоры: десяток человек в один голос поют речитативом строфы-антистрофы, и отголосок аутентичного древнегреческого театра выглядят совершенно стильно и величественно.

Ванны-колыбели, которые хоть и не понятно к чему в спектакле, но выглядели эффектно. В ванне — актриса «ДАХа» Вишня Ванны-колыбели, которые хоть и не понятно к чему в спектакле, но выглядели эффектно. В ванне — актриса «ДАХа» Вишня

Дмитрий Ярошенко играет надломленного, уставшего, разбитого Эдипа: в распахнутой шинели, влача хромую ногу, он кричит на шепоте, как человек, у которого нет больше сил на крик. Татьяна Василенко в роли Иокасты — человечна и женственна, ее трагедия далека от классического древнегреческого канона, перед нами тишайшее, интимное страдание — пронзительное в своей сдержанности. В спектакле много стильных визуальных, декоративных решений, дополняющих замысел режиссера, это и подвешенные к потолку цепи, и ванные, на которых раскачиваются даховцы, скрипя в мертвой тишине сырого бетона. Сильными метафорами являются обнаженные гарпии, льнущие к мудрецу, пришедшему рассказать Эдипу правду, соблазняющие и отбрасывающие зловещие тени рока, казнь Креонта, загнанного стаей с лаем и рыком на башню.

Дмитрий Ярошенко, Эдип Дмитрий Ярошенко, Эдип

Это очень смелый и красивый спектакль, ему, конечно, не место в стенах классических театров, ему идеально подходит только родное пространство Арсенала своей мрачной готикой и запустением. Если «Эдипа» еще и покажут, то только здесь, и ближе к весне-лету, когда снова будет тепло. Безусловно, над спектаклем еще можно работать, шлифуя находки и устраняя шероховатости. Очевидно, что начальный диалог Ярошенко и Василенко инфантилен и затянут, а украинские песни и хороводы — немотивированны. Но, в общем, это лучший из больших проектов «ДАХа», где режиссеру и актерам удалось выйти на уровень высоких текстов и высоких смыслов, и это один из лучших показов ГогольFestа этого сезона.

«Эдип» в Арсенале, режиссер Владислав Троицкий «Эдип» в Арсенале, режиссер Владислав Троицкий


Другие статьи из этого раздела
  • «Крысолов». Идейный голод

    Сегодня можно сказать, что Дмитрий Богомазов и его театр «Вільна сцена» вошли в череду самоповторений, жаль, что этот театр попал в ловушку безыдейности, не достигнув, своего пика. Это проблема не только Киева, и не только театра, экономический кризис, который повлек за собой идейный застой, не случайно назвали цивилизационным, в результате него — штиль и затишье отчетливо иллюстрирует нам киноиндустрия, визуальное искусство и литература. Понятно, что ребята из  «Вільной сцены» скованы, кроме всеобщего кризиса, еще и камерным помещением, но  «Крысолов» — их последняя премьера — оказался довольно блеклой копией предыдущих камерных спектаклей Д.  Богомазова.
  • Принудительное развлечение Пустотой

    На фестивале «Нитра» был продемонстрирован довольно забавный — с точки зрения формы — спектакль — «Принудительное развлечение». Это комикс, озвученный актерами в режиме реального времени, где главным героем является экран, на который проецируют стоп-кадры сюжета. Ожившие комиксы прекрасно отражают дух нашего времени, в котором рисованные картинки давно вытеснили серьезную литературу. Да и сама история сделана по лекалу компьютерной игры, смысл которой сводится к тому, чтобы выжить.
  • Печальная сказка для богатых. Или печальная сказка о богатых…

    Одного из самых популярных режиссеров Европы, художественного руководителя берлинского театра «Шаубюне», казалось невозможным зазвать ставить в Москву. Во всех интервью Остермайер отвечал, что русского не знает, а ставить в таком случае не считает возможным. Вместо этого он привозил в Россию свои лучшие спектакли: «Нору» Ибсена, «Женитьбу Марии Браун» и нашумевшего в Европе «Гамлета».
  • Череп и Красавица

    24 и 25 сентября пермский театр «У Моста» в рамках международной программы ГогольFest покажет «Красавицу из Линнэна» и «Череп из Коннемары».
  • Жесть з минулого

    Ти і я шукаємо любові. Адже без неї ніяк, без неї нікуди. Кожний шукає її зі своїх причин, але ніхто і ніколи не думає, що буде після. Іноді «Після» стається через 24 роки. Ви вже давно живете спокійним розміреним життям, у вас дорослий син, старіюча дружина, машина, робота і тут в двері дзвонить ваше давнє кохання. «Жінка з минулого». І що тоді?

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?
Купить роллы на сайте http://www.instafood.com.ua.