заказать звезду

«Бешеная кровь» 27 июня 2012

Или воспитание нетолерантностью

Текст Марыси Никитюк

Фото Евгения Рахно


В Национальном театре русской драмы им. Леси Украинки режиссер и переводчик Алла Рыбикова продолжает осваивать современную немецкую драматургию. На сей раз, она поставила со студентами актерского факультета университета им. Карпенко-Карого агрессивный спектакль по пьесе немца Йенса Хиллье и турка Нуркана Ерпулата «Бешеная кровь».

Алла Рыбикова осуществляет чрезвычайно важную для отечественного театра миссию. Имея прочные профессиональные контакты с немецким театром (одним из лучших в мире), она актуализирует в Украине смелые современные проекты, европейского образца.

Вероятно, как режиссеру Алле Рыбиковой импонирует жесткость немецкой пьесы. Однако, работая с национальными текстами, она выбирает те из них, которые имеют универсальный характер и отражают общечеловеческие проблемы. «Бешеная кровь» — не исключение.

В пьесе и в самой постановке остро стоит вопрос межэтнической толерантности. Проявляя отчасти подлинный, а отчасти мнимый гуманизм, либеральная Европа достаточно долго играла с различными социальными группами, предлагая свободу поочередно — мусульманам, гомосексуалистам, афроамериканцам и пр. Следствием политики двойных стандартов оказались глобальные мировые конфликты. Для многих европейских стран демократический либерализм их политиков обернулся межрасовой катастрофой. Конфликт мусульманской и христианской парадигмы, развернувшийся на небольшом европейском пространстве, — очевиден.

В спектакле также озвучена проблема воспитания и принуждения, которая раскрывается на фоне событий, происходящих в немецкой школе, где учится много мусульман. На уроке немецкой литературы учительница, пытаясь усмирить учеников, берет в руки оружие, случайно выпавшее из рук детей. Полностью меняя представление о модели учительского поведения, она заставляет класс воспринять гуманистические идеи Шиллера под дулом пистолета.

«Бешеная кровь» Йенса Хиллье и Нуркана Ерпулата в постановке Аллы Рыбиковой. Театр им. Леси Украинки «Бешеная кровь» Йенса Хиллье и Нуркана Ерпулата в постановке Аллы Рыбиковой. Театр им. Леси Украинки

Пьеса написана под влиянием франко-бельгийского фильма «Последний урок» режиссера Жан-Поля Лильенфельда. Ее текст повторяет основные сюжетные повороты кино-сценария с той только разницей, что действие фильма разворачивается во французской школе, где учительница насильно обучает учеников творчеству Мольера. Пьеса, конечно, вторична по отношению к фильму, но ее написание позволило перевести столь важную тему в театр. Очевидно, что нетолерантность современного мира зарождается в детских умах и вынашивается до полного созревания индивида, когда уже ничего невозможно изменить.

Святые гильзы просвещения Святые гильзы просвещения

В пьесе учительница заставляет хамски настроенных агрессивных подростков разыгрывать сцены из пьес Шиллера «Разбойники» и «Коварство и Любовь». Находясь под прицелом, дети, хамя и грозя учительнице расправой, читают Шиллеровские диалоги, в которых внезапно находят отголоски своей правды и корни собственных проблем. Вовлеченные в игру (пусть и силой) они становятся лучше, демонстрируя воспитательное действие литературы и театра.

Латифа (Юлия Смушкова) и Хаким (Владимир Невельский) при выстреле пистолета, наслушавшись Шиллера, испуганно обнимаются, бессознательно проявляя человеческие теплые чувства Латифа (Юлия Смушкова) и Хаким (Владимир Невельский) при выстреле пистолета, наслушавшись Шиллера, испуганно обнимаются, бессознательно проявляя человеческие теплые чувства

Не исключено, что ханжам покажется эта постановка аморальной, но в действительности здесь поставлен ребром именно нравственный вопрос. Спектакль выгодно отличается от фильма тем, что говорит об истинной силе прекрасного — искусства, литературы, театра, но его роднит с фильмом непродуманный финал. В киноленте учительницу убивают, в спектакле — один из наиболее угнетаемых сверстниками учеников захватывает пистолет и шантажирует класс, что отсылает к вопросу о подростковом насилии. И хоть это вполне оправданное завершение для пьесы, в спектакле оно выглядит следствием усталости. Возможно, это не удалось сыграть, а, может, это сыграть невозможно.

Хасан (Роман Магрицкий) — аутсайдер класса Хасан (Роман Магрицкий) — аутсайдер класса

Основной диссонанс постановки — в расхождении актерской школы и стиля пьесы. Вероятно, столь современный, жесткий материал требует несколько иной актерской игры, менее пафосной. Молодые актеры, возможно, отдавая дань актерской традиции Театра Русской драмы, играли на высоком градусе эмоций, а должны были исполнять с «холодной головой».

Однако в целом постановка сделана с чувством меры и вкуса. Напряженные события в классе перемежевывались хоровыми вставками, в которых дети с ангельскими лицами исполняли немецкие национальные и патриотические песни. Это помогало зрителю выйти из остросюжетной атмосферы спектакля и задуматься над озвученными проблемами. Кроме того, на протяжении всего спектакля персонажи перевоплощались самым неожиданным образом. В сущности, герои постановки — очень закрытые дети, у каждого подростка его подлинное лицо искажено юношеским максимализмом и религиозными догмами. Но, когда под дулом пистолета они играли сцены из пьес, в них проступила их светлая, чистая суть.

Общество становится лучше под влиянием искусства, но, похоже, чтобы заставить к нему обратиться, необходимы усилия внутренних войск. — Это один из самых важных тезисов спектакля, проступающий сквозь его нарочитую агрессивность.

Учительница (Наталия Шевченко) спрашивает у Хакима (Владимира Невельского), что значить слово «шлюха», которым мальчик щедро одаривает своих мусульманских одноклассниц Учительница (Наталия Шевченко) спрашивает у Хакима (Владимира Невельского), что значить слово «шлюха», которым мальчик щедро одаривает своих мусульманских одноклассниц

Хаким (Владимир Невельский) Хаким (Владимир Невельский)

Учительница заставляет девочку Латифу (Юлия Смушкова) снять с Хакима (Владимира Невельского) штаны, чтобы он на собственной шкуре ощутил, что такое публичное унижение Учительница заставляет девочку Латифу (Юлия Смушкова) снять с Хакима (Владимира Невельского) штаны, чтобы он на собственной шкуре ощутил, что такое публичное унижение

Мусса (Даниил Мирешкин) — самое большое зло в классе Мусса (Даниил Мирешкин) — самое большое зло в классе

Бастиан (Феликс Аброскин) — злой шут-балагур, который без бравады оказывается по-детски трогательным персонажем Бастиан (Феликс Аброскин) — злой шут-балагур, который без бравады оказывается по-детски трогательным персонажем

Мариам (Елизавета Бакулина) — мусульманская школьница — угнетена патриархальным духом своей религии Мариам (Елизавета Бакулина) — мусульманская школьница — угнетена патриархальным духом своей религии

Мариам (Елизавета Бакулина) не снимает платок пот дулом пистолета; она сделает это только сама, ради собственного освобождения Мариам (Елизавета Бакулина) не снимает платок пот дулом пистолета; она сделает это только сама, ради собственного освобождения

Учительница (Наталия Шевченко) в итоге сама оказывается мусульманкой Учительница (Наталия Шевченко) в итоге сама оказывается мусульманкой


Другие статьи из этого раздела
  • Театр і революція. творчість познанських «вісімок»

    У Польщі Театр Восьмого Дня вже став класичним, пройшовши довгий шлях від студентського театру поезії до театру європейського рівня. «Вісімки» спробували вдосталь різноманітних технік та напрямків (включно із методою містеріального театру Гротовського) до того, як зрозуміли, що саме вони прагнуть доносити людям. Цей театр можна назвати послідовником театру Ервіна Піскатора та в дечому навіть Мейєрхольда.
  • Музыка вместо сумбура «Воццек» Альбана Берга в Большом театре

    «Столпы общества балуются ролевыми играми, пользуясь услугами менеджера среднего звена». «Затурканный офисный планктон пришил сожительницу». «Прижитый во грехе ребёнок играл в компьютерные игры, не замечая разлагающегося трупа матери»
  • «Венецианский купец» или  «Сатисфакция»?..

    Название «Венецианский купец» показалось Станиславу Моисееву не вполне подходящим для его уже давно ожидаемой премьеры в Молодом театре по одноименному шекспировскому тексту. Так родилась «Сатисфакция»: прозрачно и даже несколько прозаично, поскольку все действительно получат то, что хотели: зритель — свою долю не самой плохой комедии с любовными перипетиями, актеры — аплодирующую публику, режиссер — кассовый спектакль. Получилось, в общем, хорошо, смешно, в стиле Молодого театра,  — несколько наиграно, но и не без вкуса.
  • Ромео Кастеллуччи и Лицо Бога

    Последняя работа гениального итальянского режиссера Ромео Кастеллуччи, показанная на Венецианской биеннале, была встречена критикой неоднозначно. Самое расхожее обвинение, брошенное режиссеру,  — слишком просто. Очевидно, мир театральной критики привык к тому, что Кастеллуччи создает сложные масштабные спектакли, снабженные развернутыми визуальными метафорами.
  • «Не тут и не там»

    Мрачный, угарный, в какой-то мере мистический и страшный рассказ Хармса о том, как к полуголодному писателю приходит в квартиру старуха и умирает, Дмитрий Богомазов и Лариса Венедиктова поставили на двоих актеров, разложив монолог героя на внутренний диалог с собою. Никаких вспомогательных средств, никаких «костылей» из изысканных техно-медийных кибер-выдумок (свойственных спектаклям «Вільной сцены»),  — исключительно актерские данные и работа с пластикой Александра Комаренко и Игоря Швыдченко.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?