На волне барокко: опера «Дидона и Эней» 330 лет спустя2 недели, 2 дня назад

Текст Кати Теллер

Фото Open Opera Ukraine

Театральный режиссер Тамара Трунова не скрывает, что давно восхищается оперным искусством, но на создание полноценного музыкально-драматического спектакля решилась лишь в 2016 году.

Ее дебютной работой стала буффонная «Служанка-госпожа» Джованни Перголези в Национальной опере, за ней последовала постановка «Под синим небом» в киевском Театре оперетты. За спектакль по пьесе Дэвида Элдриджа, в котором три пары молодых учителей пьют и обсуждают секс и отношения, режиссер получила премию British Council. В ноябре в «Мыстецком Арсенале» состоялась премьера новой оперы в постановке Тамары Труновой и дирижера Назара Кожухаря – «Дидона и Эней» Генри Перселла, для которой характерен не только современный пластический язык, но и вольная трактовка образов.

Зачем сегодняшнему зрителю английская опера XVII века? Во-первых, это интеллектуальный продукт, который понравится ценителям – команда Open Opera старалась максимально точно воссоздать барочную эстетику: пригласила музыкантов с редкими инструментами из разных городов Украины, России, Польши и Германии, организовала для вокалистов занятия с филологом английского и знаменитой певицей Эммой Киркби. Поставить адекватную барочную оперу, которая сегодня так популярна в Европе, – непростой, трудоемкий процесс, что объясняет почему их почти нет в Украине. Во-вторых, либретто Наума Тейта, основанное на поэме Вергилия, затрагивает темы, которые никогда не утратят свою актуальность – роковую страсть, борьбу любви и долга, доброго и злого в человеке. «Дидона и Эней» считается первой «настоящей» и одной из лучших британских опер, динамичной, легкой для восприятия, понятной и профессионалу, и любителю.

Площадка «Мыстецкого Арсенала» отличается от стандартного концертного зала – это помещение без стен, где нет кулис и исполнителям приходится все время быть на виду. Для работы Перселла, однако, оно подходит больше, чем Национальная опера – барочные произведения априори звучат тише и рассчитаны на более близкий контакт со зрителем. Действие происходит на обычном помосте, окруженном музыкантами с копиями редких ударных, духовых и жильных инструментов. Сцену замыкают деревянные балки – символ троянских кораблей, у которых нервно извивается Дидона и демонстрирует свой голый торс Эней. Особое значение приобретает синий – основной цвет костюмов и освещения, который создает мистическую атмосферу и становится символическим, почти как «Синий бархат» Линча.

Карфагенская царица Дидона влюбляется в героя Троянской войны Энея. Народ ликует и прочит им светлое будущее, но Ведьма, которая не терпит чужого счастья, хитростью разлучает пару. Она является Энею в образе Гефеста и передает лживое послание богов, убеждая плыть назад к берегам Трои, чтобы восстановить ее величие. Эней без раздумий соглашается, что разбивает Дидоне сердце и заканчивается фатальной трагедией. Режиссер не воспринимает своих героев в образе застывших живых скульптур и во время репетиций работала с вокалистами как с обычными актерами. В первую очередь, она продумала психологию и мотивы каждого персонажа. Эней, роль которого исполнил чемпион по армрестлингу Евгений Прудник, олицетворяет классического сильного мачо. Царица (Инна Гусева) отчаянно жаждет любви, буквально живет ею, и ждет того же от избранника, но Эней мечтает о подвигах и Карфаген становится лишь временной остановкой на его пути.

Во времена Перселла женщины уже могли играть в театре, но только не демонические, негативные образы. В XVII веке Ведьму изображали гротескным, асексуальным персонажем, которого зрители не боялись, а скорее высмеивали. Следуя традиции, роль Ведьмы в постановке Open Opera сыграл мужественный обладатель баса Игорь Воронка. Одним из действующих лиц также становится хор, комментирующий происходящее в духе античности. Что интересно, он поочередно принимает сторону добра и зла – это безликая толпа, образ общества, не имеющего собственных убеждений. Его режиссер осуждает так же, как и Вторую даму (Юлия Засимова) – благородную героиню, которая все время хочет помочь Дидоне, но оказывается слишком мягкой и деликатной, а значит – бесполезной.

Примечательно, что главной героиней Трунова делает не Дидону, а Белинду (Татьяна Журавель) – подругу царицы, которая превращается в основную движущую силу спектакля: именно она подталкивает Дидону к любовному союзу и призывает Ведьму. Она физически выражает то, чего нет в тексте: театрально кривляется, подчеркивая свою двуликость, то льнет к царице с нежностью, то бросает ее в руки темных сил с нескрываемым отвращением. Это эмоциональная и страстная натура, которая склоняется к злу от скуки. Царица умирает от недостатка любви в ближайшем окружении и это касается не только Энея. Герои Вергилия универсальны и дают пространство для авторских интерпретаций, которые в данном случае гармонично сочетаются с задумкой композитора. Проект Open Opera – классическая притча, а не мелодрама, рассказанная простым и ярким визуальным языком. Он не только воспроизводит музыкальные традиции XVII века, но и, с помощью режиссерской трактовки Тамары Труновой, дарит им новую жизнь.

Режиссер Тамара Трунова Режиссер Тамара Трунова

Другие статьи из этого раздела
  • Доки можеш: бери, люби, тікай

    П’єса, написана для Royal Court на сцені Молодого театру
  • Выдался июль

    «Июль» как литературный текст, коим он все-таки не является (потому что написан для сцены), ни о чем новом не говорит, Сорокин может таких вот героев дедушек-маньяков, матерных людоедов, из замшелой глубинки пачками сочинять. Если «Июль» воспринимать буквально, то это не самая удачная помесь Достоевского с Ганнибалом Лектором. Но вначале текста есть пометка: предназначен исключительно для женского исполнения. Это важно
  • Эдинбург-город фестивалей и дождей

    В разруху послевоенных годов, кровоточа и восстанавливаясь, Европа решила воспользоваться опытом средневекового исцеления, обратившись к фестивалям и карнавалам. В 1947-м году в Эдинбурге сэр Рудольф Бинг вместе с единомышленниками организовал Эдинбургский международный фестиваль: классическая музыка, опера, танец и театр — все о том, чем Европа могла бы быть, если бы не воевала, — возвышенно и пафосно.
  • В вашем зале носорог

    Андрей Приходько поставил Эжена Ионеско в Театре Франка
  • «Город грехов» по-русски

    Русская глубинка в антураже вестерна: народец, изолированный от внешнего мира, от безделья, самогона, импортного героина придумал себе свой Голливуд — играет в стрелков-ковбоев. Схема та же: есть хорошие парни, есть плохие, есть председатель, который следит за тем, чтобы поголовье плохих не превышало хороших, есть фермеры и женщины и есть враги — село каннибалов Акимовка.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?