В защиту меньшинства: «Дело Менделя Бейлиса»07 ноября 2017

Текст Кати Теллер

Фото со спектаклей «Дело Менделя Бейлиса» и «Майдан. Прогулка» с официальной страницы Pic Pic в фейбуке

Если вбить в поисковике слово аудиотур, он заботливо сообщит, что это путеводитель или справочник о городе или конкретном маршруте, голос, который ведет туриста по заранее обозначенным достопримечательностям. Отличие театрального аудиотура в том, что он предполагает не просто прогулку, а следование некому сюжету, который лежит в основе пьесы или сценария. Нередко зрителю предлагают выйти за рамки пассивного слушателя и стать частью перформативной программы. Этот формат не похож на привычный спектакль и больше напоминает экскурсию с театральными элементами.

Аудиотур «Дело Менделя Бейлиса» киевской компании Pic Pic, созданной режиссером Петром Армяновски и драматургом Дмитрием Левицким, основан на скандальной истории, которая произошла более 100 лет назад, а сегодня обросла новыми смыслами. В начале XX века в Киеве состоялся громкий судебный процесс над евреем Менделем Бейлисом – приказчиком на кирпичном заводе, обвиненном в ритуальном убийстве 12-летнего мальчика. Тело Андрея Ющинского нашли в одной из пещер на Лукьяновке с 47-ю колотыми ранами. Участников тура приглашают на философскую экскурсию по следам этого происшествия, чтобы понять действительно ли Бейлис виновен в убийстве.

Любопытный зритель может заранее выяснить, что герой был осужден несправедливо, а настоящего убийцу так и не нашли. Возникает резонный вопрос: есть ли смысл идти на тур тем, кто сперва гуглит сюжет? Однозначно есть. Мендель Бейлис – представитель этнического меньшинства, жертва предубеждений и корыстных целей крайне правых политиков Российской империи. Аудиотур Pic Pic не случайно начинается у кинотеатра «Жовтень», который в 2014 году сильно пострадал от пожара, спровоцированного показом ЛГБТ-картины «Летние ночи» – авторы аккуратно связывают эти истории, напоминая, что меньшинства все так же являются мишенью для насмешек и агрессии.

Меланхоличная музыка лондонского композитора Джонни Фокса и медитативный голос Тамары Труновой заставляют не столько следить за сюжетом, сколько углубиться в собственные мысли и попытаться понять почему даже через сто лет те же группы населения страдают от нетерпимости и предрассудков. Создатели проекта призывают зрителей понаблюдать за случайными прохожими, обобщенно – социумом, а затем стать объектом их внимания, выполняя несложные коллективные команды.

Элементарный прием позволяет сначала почувствовать себя частью целого, а затем – аутсайдером, на которого прохожие смотрят с любопытством и недоумением. Надо признать, что всего пять минут подобного интерактива способны вызвать тревожные, неприятные ощущения, а ведь некоторым приходится жить под гнетом общественного непонимания и неприятия, по расовым, религиозным, сексуальным и другим признакам, всю жизнь. На определенном этапе история Менделя становится лишь фоном для прогулки, главная задача которой – с высоты холма Юрковица увидеть старый город, который хранит не только светлые воспоминания, но и страшные тайны, внимательнее присмотреться к окружающим и, главное, – заглянуть внутрь себя, чтобы понять как и где зарождается невежество и суметь вовремя его «придушить».


Другие статьи из этого раздела
  • «Столик»: откуда берутся звуки

    Поляки из  «Карбидо» отыграли в Киеве концерт в восемь рук.
  • Толерантсвующая оргия и бельгийские кокетки

    Когда спектакль, а, точнее, постмодернистский перформанс «Оргия толерантности» бельгийского художника, скульптора, режиссера Яна Фабра закончился, чувства остались неопределенными. С одной стороны, смешно и забавно, а с другой — непонятно, так все-таки «за» или «против» констатируемой псевдотолерантности и общества потребления выступает Ян Фабр? Его постановка, состоящая из этюдных эскизов на тему «типажи и штампы современного мира», скорее заставляет мило потешаться над «глупышкой-потребителем», нежели испытывать к нему отвращение.
  • Венецианский купец. Наше время

    Режиссер спектакля Полли Финдли не стала экспериментировать с сюжетом произведения, но ее попытки перенести события в сегодняшний день существенно трансформируют материал
  • Все «на друзки», і в пух і прах

    Вистава Венсана Гійома в рамках фестивалю «Французька весна»
  • Фріндж: единбурзький британський шоукейс

    Театральною візитівкою Шотландської столиці Единбургу є Фріндж — щорічний ярмарок вистав, в якому можуть взяти участь всі бажаючі, зареєструвавшись на офіційному сайті. Більшість з труп приїздять сюди зазвичай за власний рахунок та з однією метою — заробити гроші, підписавши вигідні контракти, чи отримати славу і визнання серед критиків, газет та продюсерів.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?