Зачем драматургам дети07 июля 2016

 

Текст Марины Котеленец

Фото Александры Железновой

 Театральный сезон в Киевском ТЮЗе на Липках закончился большим проектом «ClassActСхід – Захід», автором которого была британка Никола МакКартни, а куратором со стороны Украины – наш известный драматург Наталья Ворожбит. Итак, что и кто, с кем и с чем сходились в этом проекте, и зачем.

«Class Act: Схід – Захід» проект, в котором подростки (школьники от 12 до 17 лет) обучались основам драмасложения у молодых украинских драматургов Ирины Гарец, Дмитрия Левицкого, Киры Малининой и уже признанной Натальи Ворожбит. А далее написанные ими короткие пьесы были поставлены профессиональными режиссерами и разыграны профессиональными актерами на сцене профессионального театра.

Отношение к драматургии как к первооснове, точнее первотолчку, для развития сценического искусства, является отличительной особенностью британского театра. Британцы усердно выращивают драматургов, как шампиньоны в оранжерее, разрабатывая общенациональные программы, методиками которых не без успеха пользуются сегодня и в других странах. Более того, британский театр и его драматурги идут, что называется в народ, прямо к зрителю, предлагая театральные программы для школьников и забрасывая споры драматургического искусства сразу в детскую среду. Конечно, в этих проектах огромное значение имеет социальная составляющая. Именно она в последнее двадцать лет все больше и больше занимает место в современном актуальном театре, по сути, становясь оправданием его существования.

Свой проект Class Act Никола МакКартни провела еще 25 лет назад в театре Эдинбурга, теперь в Киеве она помогала провести его Наталье Ворожбит. И в украинском проекте его социальное значение увеличилось в разы – потому что дети, принимавшие в нем участие в Киеве, приехали из Нововолынска, расположенного на польско-украинской границе, и из прифронтовой Попасной. И некоторые пьесы юные авторы из этих городов создавали парами, коллективным творчеством объединяя Схід и Захід.

В двухактный большой спектакль, поставленный режиссером Лизой Смит,  вошло одиннадцать коротких пьес. О чем же написали свои одноактовки школьники? О сложных отношениях с родителями, о мечте и жизненном призвании, о своих взаимоотношениях со сверстниками и взрослыми и, конечно, о войне, которая идет в Украине. Было две пьесы, в которых юные герои кончали жизнь самоубийством. Все эти темы, к сожалению, и последняя, характерны для подросткового возраста. Некоторые ребята написали свои истории с юмором и иронией, как, например, Ирина Акимова и Артур Мельничук – «Нарния» в которой герои-подростки оказались заложниками фантастической реальности. В пьесе «Камень» Виталий Шмитько из Попасной ставит проблему свободы и ответственности, которую он переживает в свои 15 лет. Были дети, для которых участие в этом проекте, возможно, оказало терапевтическое воздействие. Это тот случай, когда написание пьесы дало возможность юному автору артикулировать и символизировать нестерпимые, запредельные чувства, как, например, Яне Солоненко. В пьесе «По ту сторону реальности» она рассказала короткую, пронзительную историю о девочке, которой безопасней шагнуть в иную реальность, чем находиться рядом со своими родителями и учителями.

Конечно, сидя в зале на спектакле, ты задавался вопросом: чего же больше в этом серьезном и трудоемком проекте – социальных задач, психотерапии или собственно театра? Театр в нем представляли и «защищали» профессиональные режиссеры и актеры, многие из которых поддержали юных неофитов и буквально подставили спасительное плечо своим авторам – как Стас Жирков с актерами из театра «Золотые ворота» или режиссер Тамара Трунова. Но задачи социальные и гуманитарные явно перевешивали.

И это неудивительно.  Уже третий год Наталья Ворожбит занимается чисто социальным театром, который далеко «отчалил» от сцены-коробки и привычных, завершенных эстетичных форм, и фактически занимается жизнью в «ее слабо переработанном виде». Это о «Театре Переселенца», который поддерживает, лечит, помогает, предоставляет психотерапию и возможность высказаться страждущим людям в военное лихолетье. Именно «Театр Переселенца» за последние два года стал самым ярким и самым острым явлением в украинском театре. Проект «Class Act: Схід – Захід» – еще одна возможность существования драматургии и драматургов в чисто социальном пространстве, еще одна возможность использовать театр как инструмент и средство в гуманитарной деятельности и борьбе. Почему Наталья Ворожбит все больше занимается околотеатральной проектной работой, понять можно. Кроме ее активной гражданской и человеческой позиции, в этой ситуации особую роль играют украинские театры, которые с явным равнодушием относятся к этому замечательному драматургу. В отличие от театров нашего северного соседа (не к ночи будь сказано), на сценах которых ее пьесы идут с завидной активностью.


Другие статьи из этого раздела
  • Михаил Мессерер. Балетных дел мастер

    Постановку балета «Класс-концерт» в Национальной опере Украины осуществил Михаил Мессерер — представитель знаменитой балетной династии. Племянник легендарного хореографа и педагога Асафа Мессерера, сын солистки Большого театра Суламифи Мессерер и двоюродный брат знаменитой балерины Майи Плисецкой Михаил Мессерер — самый известный балетный педагог в мире
  • Театр на барикадах

    Написано перші дві п єси про Євромайдан
  • Міхал Вальчак: «Театр не повинен бути дзеркалом реальності, для цього є газети і телебачення»

    Я думаю, що в Польщі є своєрідний розподіл драматургів: автори, що тяжіють до реалізму, та ті, що надають перевагу сюрреалізму та символізму. В моєму оточенні було більше людей, які розумілися на абсурді та гротеску як методах написання. Герої моїх п’єс змальовані в сюрреалістичній манері, вони говорять метафорами, що й дає підстави критикам відносити мене до поетичного напрямку.
  • Явор Гырдев: «Театр — маргинальное, а не массовое искусство, это надо помнить»

    У нас в Болгарии репертуарный театр, но денег нет. Нет такой ситуации, как в Москве, когда театр настолько востребован. А в начале 90-х у нас пытались сменить театральную систему репертуарных театров поддерживаемых государством, поскольку казалось, что вся проблема в этой старинной и прогнившей системе. Мы вводили рыночный механизм, чтобы актеры работали на гонорарах — кто лучше работает, тот получает больше. Было сложно, и экономически это не получилось, потому что у нас нет того рынка, который мог бы вынести такую систему театра, театр ведь очень маргинальная история, и театралов мало.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?